Новости Башкортостана и Уфы
70.38
+0.34
76.73
-0.22
79.79
-2.38
-11 °C
Облачно
Коронавирус
Все новости
СВОих не бросаем
7 Января , 16:06

«Нас спас Бог»: Хамза-хазрат о боевом крещении артобстрелами противников в зоне СВО

Валерий Шахов
Фото:Валерий Шахов

В республику из зоны СВО на короткую побывку вернулись духовные наставники наших башкирских добровольческих батальонов. В эксклюзивном интервью агентству «Башинформ» Хамза-хазрат рассказал о силе молитвы, о настроении бойцов и своей дружбе с отцом Виктором. К слову, священнослужитель приехал на встречу с журналистом в полной боевой экипировке. Говорит, так уже привычнее. Но перед интервью все же переоделся в чапан и чалму.

- Здравствуйте, Хамза-хазрат. Рада видеть вас в добром здравии! Как привыкаете к мирной жизни после длительного пребывания в зоне спецоперации?

- Там мы постоянно находились под грохотом канонады. Артиллерия бьет, минометы, «Грады» работают, разнокалиберные автоматы, пулеметы стреляют. В общем, постоянно со всех сторон слышны залпы орудий, земля под ногами дрожит. А здесь так тихо! Иногда ночью просыпаюсь от того, что тихо, ощущение такое, словно чего-то не хватает.

Теперь представьте, каково нашим бойцам, особенно тем, кто на передовой. А наши батальоны все авангардные. Мы-то с отцом Виктором там находимся как гражданские священнослужители, поэтому нас на передовой на постоянной основе не оставляют, успеваем отдохнуть. Мы приезжаем, с ребятами встречаемся, проповедуем, читаем молитвы. Я даже вел пятничные службы под обстрелами. Когда приезжал первый заместитель руководителя администрации Главы РБ Урал Кильсенбаев, мы как раз проводили одну из пятничных служб, и он вместе с нами читал намаз под грохот канонады.

из личного архива Хамза-хазрата

- Какие мотивы подтолкнули вас поехать в зону специальной военной операции?

- Когда началась СВО, я тут же обратился к нашему верховному муфтию Талгату Таджуддину и сказал: «Отправьте меня в любую горячую точку, где идет военная операция. Потому что сидеть дома, «лайкать» через интернет и писать соболезнования - потери ведь были уже с первых дней, я не могу. Я, как священнослужитель, должен быть с нашими ребятами. Отправьте меня в любой батальон, в любой полк. Куда скажет Родина, куда повелевает Всевышний, там я и должен быть. Это мой долг». Хотя прекрасно понимаю, что в любой момент могу вернуться грузом-200.

- А вы служили в армии?

- Да, я отдавал долг Родине с 1980 по 1982 год. Войска, в которых я служил, сейчас переименовали в Росгвардию, а тогда они назывались внутренние войска. Служил в Красноярске, охранял военные объекты, сопровождал по всей стране, даже на острова, и в Арктику, и в Архангельск военные грузы, баллистические ракеты с дальностью до десяти тысяч километров.

- Не могу не отметить, что выглядите очень уставшим… Насколько вам и морально, и физически тяжело находиться там?

- Война – не санаторий, мы знали, что едем туда не отдыхать. Устал, конечно. Во-первых, это всегда некомфортные условия. Бывало, по две недели не было возможности помыться, не высыпались, не всегда успевали полноценно поесть. Но больше усталость моральная, конечно. Постоянно переживаю за наших ребят, за себя-то особо не беспокоюсь. Переживаю за наших бойцов, которые находятся на передовой, ведь жизнь их может прерваться в любой момент. Поэтому очень много молимся за них.

- Вижу, что пришли к нам не с пустыми руками, а с трофеями.

- Это гильза от крупнокалиберного оружия, от БМП, а это гильза от автомата Калашникова. На поле боя их много, я взял с собой несколько. Гильзу от автомата хочу оставить вам. А этот планирую отдать в музей, когда будут создавать экспозиции про СВО.

- Спасибо, морально тяжелый «сувенир»…

- Еще со мной самый знаменитый башкирский сушеный корот. Я при отъезде в зону СВО взял его с собой. Когда еще в Тоцком наши «шаймуратовцы» проходили «учебку», я советовал им, чтобы родственники высушили и отправляли им корот. Испокон веков наши башкирские воины держали его за пазухой, утоляли им голод и жажду. Этот сушеный кисломолочный продукт не портится, плесенью не покрывается, имеет лечебные свойства. Если положить под язык, хорошо утоляет чувство голода. Я старался угощать им наших ребят.

Валерий Шахов
Фото:Валерий Шахов

- То есть вы утоляли и физический голод, и духовный. На ваш взгляд, в чем значимость духовных наставников для бойцов?

- Тело человека нуждается в еде, а для души нужна духовная пища. Бойцам нужна моральная, психологическая поддержка. Именно поэтому мы рядом с ними находимся. И даже самый неверующий человек на поле начинает молиться и думать о Боге.

- Насколько ваше представление о происходящем отличалось от того, что вы увидели в реальности?

- Этот вопрос мне задают многие люди. Да, сидеть смотреть по телевизору и видеть ситуацию своими глазами – это большая разница. Когда находишься с бойцами, уже начинаешь понимать, почему и для чего вообще началась СВО.

Опережая ваш вопрос «для чего», отвечу сам. Потому что НАТО расширяло свои границы и вплотную приближалось к нашим рубежам. Сегодняшняя Украина не та, которая была в советское время. Они сегодня превратили ее в нацистское, фашистское государство. Мы воюем не с народом Украины, мы воюем с альянсом НАТО, который ведет бой руками украинцев.

Там переписали историю для школьных учебников, мы нашли такие книги в одной из разрушенных школ, там искажены факты. В них написано, что Крымский мост построили украинцы, чуть ли не половина России – исконно украинские территории, называют нас москалями и врагами. Эта пропаганда против народов России велась там годами.

Они хотят уничтожить наши ценности. Там ведется пропаганда радикальных течений ислама, а про христианство и говорить нечего. Поэтому наше пребывание там значимо. Мы все объясняем, общаемся, в том числе и с местным населением. Я был на пятничной молитве в одной из местных мечетей, они нас там очень сторонятся и не хотят воспринимать информацию от нас. Потому что им годами твердили обратное.

- Наши бойцы наверняка тоже очень устали. В целом как оцениваете их настроение?

- Ребята уже более четырех месяцев находятся на передовой. К счастью, «шаймуратовцев» выводили в краткосрочный отпуск, они отдохнули и сейчас возвращаются на свои позиции. Мечтают, конечно, на пару недель съездить домой, повидать близких. Но в целом говорят, что готовы оставаться до победного конца.

Спасибо большое правительству нашей республики, поддерживают со всех сторон. Гуманитарную помощь просто эшелонами везут, гумконвой за гумконвоем. Передают все – от продуктов питания до бронежилетов и техники. Благодаря поддержке властей и жителей республики у наших бойцов есть все необходимое.

- Что хотите пожелать нашим бойцам и их близким?

- Желаю, чтобы наши бойцы вернулись живыми и невредимыми к своим семьям, чтобы быстрее закончилась эта спецоперация. А всем жителям Башкирии в новом году желаю крепкого здоровья, чтобы небо над нами было мирным.

- Планируете ли ехать обратно? Ведь у вас есть выбор, можете оставаться дома.

- В конце января планируется отправка очередного гумконвоя, мы с моим духовным братом отцом Виктором планируем с ними выехать туда, на свое нынешнее рабочее место. Будем поддерживать наших ребят до самой победы.

Кстати, нашей дружбой многие восхищаются и удивляются, что мы вместе приезжаем. Мы не только ездим вместе, с одного котла едим, бывает, ночуем в одной комнате и молимся одновременно.

И боевое крещение прошли вместе. В самом начале, как приехали, была передислокация. Было жутко, первые дни же в военных условиях. Ночью перемещаемся, днем отдыхаем. Во время обеда мы оба помолились. Я начал обуваться, на правую ногу успел натянуть ботинок, а на левую нет, началась бомбежка. Рамиль, «доставаловец», который сопровождал нас, кричит: «Это нас бомбят, ложитесь!». Я необутый бегу. А отец Виктор стоял в этот момент под деревом. Осколок от ракеты долетел до этого самого дерева, прошел через ветки. Батюшка успел прикрыть голову руками, поэтому черкануло шею и руки. Человек живой остался! Почему? Потому что мы только что молились, и он, и я. Бог нас всех спас.

Валерий Шахов
Фото:Валерий Шахов
Автор:Ляйсан Закирова
Читайте нас в