Новости Башкортостана и Уфы
61.07
+0.32
63.39
+0.09
84.99
+1.96
-14 °C
Облачно
Коронавирус
Все новости
Детально
22 Ноября , 10:10

«А что там за высоким забором?»: ужасы и страхи осужденных колонии строгого режима в Уфе

22 ноября – День психолога.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Мужчины, повторно осужденные за тяжкие преступления – убийства, изнасилования, грабежи и разбои, попадают в уфимскую исправительную колонию №9 строгого режима. И им порой требуется психологическая поддержка, так как процесс адаптации бывает сложным, впрочем, как и дальнейшее нахождение в местах лишения свободы и освобождение.

Журналист информационного агентства «Башинформ» посетила «девятку» и выяснила, как устроена работа психологической службы в этом учреждении, с какими проблемами и страхами обращаются осужденные к «врачевателям душ». Об этом и не только в беседе с корреспондентом рассказала начальник психологической лаборатории ФКУ ИК-9 УФСИН России по Республике Башкортостан майор внутренней службы Светлана Васильева. 20 лет назад она пришла на службу в «шакшинскую» ИК-3 строгого режима на должность психолога, и все эти годы занимается психологической работой и с осужденными, и с сотрудниками УФСИН.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

СЛАБЫЕ ТОЧКИ

В психологической лаборатории учреждения работают пять сотрудников: начальник, старший психолог, психологи. Они начинают работать с осужденными, как только те оказываются в колонии.

«Работа интересная, разносторонняя. Контингент сложный, со своими проблемами. Но мы, психологи, должны рассматривать человека, прежде всего, как личность, несмотря на преступление, которое он совершил. Подчеркну, мы работаем с личностью», - отметила собеседница информагентства.

В первые сутки оценивается психоэмоциональное состояние осужденного. Проводится диагностика, выявляются риски, специалисты смотрят прогнозы адаптации.

«Все люди разные. Кто-то уже привычный, для него колония – дом родной, а кому-то очень тяжело – он оказался вдали от близких, в чужой преступной среде. Мы выявляем их психологические особенности, уровень тревожности и проблемные вопросы. Работаем с их личностными качествами, стараемся помочь адаптироваться. Готовим психологическую характеристику, рекомендации для начальника отряда, который будет работать с этим осужденным. Он должен знать обо всех возможных рисках, связанных с вновь прибывшим», - сказала Светлана Васильева.

На первых этапах есть осужденные, которые и вовсе не хотят разговаривать. Психологи стараются к каждому найти подход и объяснить, что они не враги, а совсем наоборот, что они им нужны и полезны. Осужденным объясняют, с какими проблемами можно прийти в службу психологической поддержки.

Основная масса осужденных – психически здоровые, но бывают и с отклонениями. Поэтому в штате есть врач-психиатр. Он, когда это требуется, оказывает им помощь. Психологи учреждения часто взаимодействуют с психиатрами для дальнейшей стабилизации эмоционального состояния осужденных.

По результатам углубленной диагностики, при выявлении отклонений в поведении, деструкции, этот человек ставится на внутренний профилактический учет учреждения. Видов профучета много, в зависимости от того, что именно выявили сотрудники. Это может быть склонность к побегу, аутоагрессивному поведению, к употреблению наркотических веществ и алкогольных напитков. Из общего количества осужденных 30 процентов находятся на профучете. С ними проводятся беседы, психокоррекционные и профилактические мероприятия. Специалисты смотрят на их эмоциональное состояние, обязательно контролируют ближайшее окружение. Составляется программа психологического сопровождения с конкретными профилактическими мероприятиями и тренингами с периодической диагностикой.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

ВЫТАСКИВАЯ ЗАНОЗЫ

Страхов у осужденных, признается Светлана Васильева, хватает. По ее словам, они часто обращаются с семейными проблемами.

«Если человеку дали большой срок, он переживает за то, дождется ли его семья. Бывает, что умирают близкие родственники. Психолог часто бывает «плохим вестником», так как на нас возложена обязанность донести разные новости до осужденного. В подобных ситуациях мы совместно с сотрудниками социальных служб работаем в укреплении и восстановлении социальных связей», - сообщила она.

Самый большой страх у некоторых осужденных – это страх свободы.

«Порой осужденный боится освобождаться. Не зная, как там, на свободе, они спрашивают: «А что там за высоким забором?» Когда человек сидит уже несколько лет, на свободе все могло поменяться. За это время он мог и близких людей потерять, - сказала психолог. - Есть и такие, кто обращается за помощью с разбором его дела. Мы изучаем, смотрим, почему он совершил преступление. Человек начинает рассказывать, а ты начинаешь вытаскивать все занозы, которые в нем сидят. Зачастую проблемы из детства. Например, мальчик видел агрессию со стороны отца, когда тот поднимал на мать руку. Такие детские травмы засели глубоко внутри, он вовремя не проработал ситуацию, ведь не каждый из нас пойдет к психологу и будет рассказывать о своих проблемах. Скорее всего, у нас такой менталитет, что все должны сами, своими силами преодолевать. Здесь мы им объясняем, что у них сейчас есть возможность поработать над собой, выявить отрицательные стороны, откорректировать их, не нужно просто так сидеть и ждать окончания срока».
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

ДУШЕВНАЯ ТЕРАПИЯ

Психологи применяют в практической работе много различных психологических инструментов, среди них метафорические ассоциативные карты. По ним человек очень хорошо описывает свое состояние. Карты показывают то, что у него внутри. Даже тот, кто изначально не хочет говорить, по картам раскрывает душу.

Также есть массажное психокоррекционное оборудование для снятия напряжения и усталости.

«Человек десять лет сидит в колонии, он морально может устать, ведь каждый день – одно и то же с утра до вечера: встал, умылся, отметился, пошел на работу и прочее. Резервные силы организма истощаются, происходит сбой и, соответственно, человеку рекомендуется психологическое расслабление: это может быть и специальная музыка, и видеорелаксационные занятия, есть даже массажный шлем с музыкальным сопровождением, включающий в себя массаж головы, глаз, височной области. Все зависит от ситуации», - рассказала собеседница «Башинформа».

Также групповые тренинги психологи проводят с алкозависимыми и наркозависимыми осужденными.

«У нас есть отряд, в котором ведутся полугодовые занятия именно с теми, кто имеет алкогольную и наркотическую зависимости. Еженедельно проводятся групповые тренинги (10-12 человек) с привлечением сторонних организаций. Порой у людей, ранее принимавших наркотики, желание их употреблять остается. Поэтому наша задача на занятиях проработать эту проблему так, чтобы желания принимать наркотики и пить алкоголь не осталось», – пояснила Светлана Васильева.
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

«НЕ КОНЧЕНЫЕ» ЛЮДИ

Одни осужденные хотят просто пообщаться с психологами, а другие обращаются с конкретными проблемами.

Так, недавно у одного осужденного, который отбывает наказание с 2009 года за тяжкое преступление, начались проблемы в семье. Когда мужчина находился в местах лишения свободы, супруга приезжала на длительные свидания. У них появились дети – двое сыновей. От своей матери по телефону он узнал, что жена начала злоупотреблять спиртными напитками, дети – брошенные, остались без внимания. В итоге детей забрали органы опеки. У осужденного сразу проявились расстройство, тревожность, депрессия. Он пришел за помощью к психологу. Мужчина пребывал в неведении, где дети, это его тревожило больше всего. Психолог связался с его родственниками, совместно с социальными работниками сделали запросы, выяснили, где малыши.

«Продолжительное время с этим осужденным проводили психокоррекционные мероприятия, релаксационные занятия, беседовали с ним. Он очень беспокоился о своих детях. С органами опеки мы добились того, что ребят передали его матери. Только после этого мужчина успокоился, подал на развод и лишение женщины родительских прав», - сообщила Светлана Васильева.

Она вспомнила еще один случай из практики: бывший военный врач совершил смертельное ДТП. Долгое время был в коме, ему делали трепанацию черепа. Суд признал мужчину виновным, осудил на пять лет колонии-поселения. Он вообще никого не помнил, не узнавал: ни родителей, ни супругу с маленьким ребенком. Словно заново родился: учился ходить, разговаривать, так как речь была потеряна. Была оформлена инвалидность первой группы.

«Он был очень тяжелым нестабильным человеком, с перепадами настроения: мог улыбаться, а через 30 секунд – плакать, биться в истерике. Сотрудники колонии-поселения терялись в таких случаях, поэтому его утро начиналось с психолога, его вечер заканчивался психологом. Работать из-за инвалидности не мог. У него были постоянные головные боли. Потом его освободили условно-досрочно», - отметила она.

Есть и лица, страдающие расстройством сна - «лунатики». Ранее Светлана Васильева работала с таким в колонии-поселении, а спустя годы встретила его в ИК-9.

«Сейчас сидит за кражу, совершенную группой лиц. Он ходит во сне. Если его взять за руку и отвести к постели, он ляжет, будет спать. С этой проблемой он приходит и к нам, и к медикам. С данным осужденным ведется работа на постоянной основе», - добавила начальник психологической лаборатории.

О своем подопечном рассказал и старший лейтенант внутренней службы, старший психолог ИК-9 Тимур Мусагитов.

«У нас есть осужденные, которые состоят на профилактическом учете. Мы с ними проводим психологическую работу, – поделился он. – Осужденные, как правило, закрытые, не особо разговорчивые. Мой подопечный совершил восемь эпизодов краж и грабежей. В итоге от молодого человека стали отворачиваться близкие люди. У мужчины начали прерываться социальные связи. Это стало его угнетать. С этой проблемой он пришел ко мне. Наша задача - сделать так, чтобы человек сам понял, где он не прав, допустил ошибку, чтобы вызвать рефлексию. Результатом работы стало то, что его сняли с профилактического учета, он восстановил общение с родными. Человек поменялся, у него появилась улыбка на лице. И это победа».

Осужденный за убийство Виталий рассказал, с какой болью он пришел к психологу:

«На момент совершения преступления я был совсем другим человеком. В 25 лет я, будучи лидером преступной группировки, приказал убить человека – задушить. Особо ничего плохого он мне не сделал, все произошло из-за денежного долга. Тогда у меня ничего не дрогнуло в душе, это было впервые, но меня это даже не угнетало. Нас задержали. Меня приговорили к 17,5 годам лишения свободы.

Когда ты становишься старше, появляются дети, ты начинаешь переосмысливать свои поступки, свою жизнь. Я отбуду свое наказание, перед обществом буду чистым, а вот насчет своей совести – тут вопрос, с годами тебя это гложет, подтачивает изнутри. Обратился к психологу, чтобы разобраться с самим собой, чтобы жить с тем, что натворил, и не сойти с ума.

Изначально было безразличие, считал себя самым крутым. Когда я попал в колонию, у меня родился ребенок. Я семь лет не видел дочку, но все же уговорил ее мать показать мне ребенка. Сначала дочь меня не воспринимала, потом смягчилась. У меня появилась цель – завоевать ее уважение, расположить к себе. Сейчас у нас замечательные отношения, и я меняюсь для нее и ради нее. Есть в планах освободиться и устроиться на работу, обеспечить будущее дочери. Психолог помогает мне сделать так, чтобы я не был обузой для нее, чтобы она мной гордилась. Дает советы, беседует. Самое важное, быть услышанным, чтобы тебя послушали и поняли, чтобы сказали, что ты «не конченый» человек. Когда тебя захлестывают такие эмоциональные волны, важно направить их в нужное русло, что и удалось сделать психологу колонии. Я ему очень благодарен за оказанную поддержку».

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

ПЛАН СВОБОДЫ

Осужденных начинают готовить за полгода до выхода на свободу. Для этого в колонии создана специальная школа подготовки к освобождению.

«Есть определенный план работы с ними, каждая служба проводит свои занятия, готовит осужденного к выходу на свободу. Психологи проводят социально-психологические тренинги, учат, как правильно составлять резюме, общаться с работодателями, как себя презентовать на рынке труда. Учат, как справиться с внутренней тревожностью и страхами, применяя психологические тренинги и методики. Все это помогает адаптироваться сначала к мыслям о свободе, а потом и к реальному освобождению», – подытожила Светлана Васильева.
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина
Автор:Ксения Калинина
Читайте нас в