Молния
До выборов Главы Республики Башкортостан осталось

Гузель Фазлутдинова: «Guzel Land и BashkirGlobe стали мне кусочком родной земли в Швеции

Гузель Фазлутдинова всю жизнь посвятила медицине. Она профессионально занимается благородным делом — спасает жизнь и здоровье детям, которые родились недоношенными, а в период пандемии Covid-19 стала еще и волонтером — оказывает помощь нуждающимся.

  Гузель родилась в Башкирии, в городе Белебее, окончила медицинское училище, долгое время работала в местных больницах и роддомах. Но так сложилось, что вместе с мужем-художником давно уехала из Башкортостана и живет в Швеции, поменяв  свое российское имя «Гузель» на более легко произносимое для шведов «Гулия». Эта страна, известная своим особенным отношением к детям, семейным традициям и считающаяся самой благополучной в плане медицинского и социального обеспечения, проживания пожилых, пришлась им по душе.

  Поработав в медицине новорожденных не только в Швеции, но и соседней Норвегии, Гузель знает про их систему здравоохранения очень много.  

  Про родной край, между тем, не забывает, и активно занимается поиском своих земляков по всей Европе. Для этого вместе со своей землячкой Альбиной Гайнановой она создала Скандинавское татаро-башкирское сообщество Guzel Land, которое помогает множеству ее соотечественников находить друг друга, общаться и сохранять свои национальные традиции в Швеции. В прошлом году она стала делегатом пятого Всемирного курултая башкир, прошедшего в Уфе.

  Мы расспросили Гузель о Швеции, о том, насколько соответствуют действительности наши представления о ней,  о сообществе земляков в этой далекой северной стране.

  - Как давно Вы в последний раз были в Башкирии и что вспоминается о ней в первую очередь, какие самые яркие воспоминания?

  - Я родилась в городе Белебее в 1964 году. У мамы я единственная дочь, и она для меня — самый значимый человек в жизни! В этом городе до сих пор живут дорогие мне люди и много друзей. Например, я поддерживаю связь со своей воспитательницей из детского сада, стараюсь видеться с ней каждый раз, как прилетаю на родину. Много общаюсь по интернету с бывшими одноклассниками, подругой с первого класса, ныне — заведующей  гинекологическим  отделением местной больницы. Хотя общаться теперь приходится редко, но все же студенческая дружба дает о себе знать.

  Недавно был случай, когда после прилета из Швеции на родину мы с мужем сильно заболели, простыв в самолете. Я позвонила  в наше местное  кардиологическое отделение в надежде, что там работает моя сокурсница, одногруппница Валечка, и не ошиблась: она там действительно до сих пор работала и помогла нам. Такие отношения, сквозь года, невероятно ценны. Я знаю, что сейчас в больницах республики ситуация очень тяжелая, медицинским работникам, моим коллегам трудно, и очень хотелось бы им как-то помочь...

  - Как судьба занесла вас в Швецию?

  - Ничего необычного в нашем переезде в эту страну не было. С мужем Сергеем, художником, мы уже 32 года как вместе, свадьбу сыграли в 1988 году. Он всегда мечтал переехать за границу, и ему удалось получить лицензию на работу в Стокгольме. Он тогда увлекался особым видом искусства, был так называемым «таксидермистом»  - писал большие и красивые картины, с северными природными пейзажами, инсталлируя в них чучела животных. Тогда такие работы пользовались большим спросом, были очень популярны в Европе, а потом в Китае, куда тоже работы поставлялись из Швеции. В музее Белебея, к слову, тоже много его работ, наверное, во всех краеведческих музеях такие инсталляции как наглядное пособие есть и нужны. В последние годы, правда, он уже этим не занимается — мир изменился, и этот стиль стал менее востребованным. Хотя пейзажи он продолжает писать. В настоящее время, в меру  своей увлеченности, он разводит пчел, как и наши башкирские предки, а я ему в этом помогаю.

  - Пчеловодство  - профессия номер один в Башкирии! А как с этим обстоит в Швеции?  Есть ли что в этом плане шведам перенять у Башкирии и есть ли чему поучиться нам у них?

  - Да, конечно, идея заняться этим пришла нам в голову именно потому, что Башкортостан славится свои медом во всем мире и мы с детства сами любим башкирский мед. Мы живем в небольшом городке Вестерос, в часе езды от Стокгольма. В Швеции все города очень красивые, с живописными озерами, мне тут очень нравится — есть река, небольшой порт, красивейшие замки... А для пчел есть потрясающие по красоте природные места, вдали от городов. Пчеловодством до переезда, надо сказать, мы никогда не занимались, но когда занялись, выяснили для себя много интересного. В принципах ухода за пчелами есть довольно большие отличия. Например, у нас в Башкортостане домики для пчел на зиму переносят в специальное помещение, омшаник или подземную яму, спасают так от морозов, а в Швеции, несмотря на холодный климат, так не делают. Рамки для сот делают не из дерева, а из пенопласта. Башкирскую пчелу пока, правда, приживить тут не пытались. Но кто знает...

  − Чем отличаются условия работы в России и Швеции? Вы всю жизнь работаете, спасая и выхаживая недоношенных малышей. Чем отличаются подходы к этой работе в наших странах? Что, может, стоит перенять России?

  - На мой взгляд, самое важное, что есть в шведской медицине — гуманность. Когда ребенок рождается, вне зависимости от состояния его не изолируют от родителей, а, наоборот, всегда сразу прикладывают ребенка к груди матери. Если мама не в состоянии быть с малышом в первые минуты после его рождения, то отец, участвующий в родах, раздевается по пояс и принимает ребенка сам, чтобы тот почувствовал тепло родного тела. Даже если у ребенка на лице дыхательная маска или он подключен к аппаратам, это делают всегда.

  Еще, например, перед тем, как делать малышу укол, мы капаем ему глюкозу в рот, чтобы отвлечь рефлексы в другую сторону — тогда ему не больно. Такие вещи, мне кажется, первостепенны. Не говоря уже о современнейшем оборудовании, которое в Швеции повсеместно, а в России редко где встретишь, разве что в частных клиниках Москвы.  Я была бы очень рада возможности приехать к себе на родину и рассказать о чем-то действительно полезном, показать что-то новое  для коллег-врачей.

  - Значит, не зря шведская система здравоохранения и социального обеспечения славится в мире?

  - Личность ребенка здесь неприкосновенна, и дети имеют такое же право на собственное мнение, как и взрослые. Их активно приобщают к обсуждению происходящего в мире через детскую программу новостей. Эта программа идёт ежедневно и в доходчивой форме знакомит самых маленьких телезрителей с главным событиями Швеции и мира. Учиться в школе очень сложно, поэтому детям дошкольного возраста гарантированы места в подготовительных группах. До шестого класса оценок не ставят, чтобы не мешать индивидуальному развитию ребенка и не зарождать в нем чувства конкуренции.

  С третьего класса дети начинают учить английский язык с помощью простых песенок, учатся считать, все проходит в игровой форме. А с шестого класса дополнительно учат немецкий, испанский или французский, в зависимости от выбора ребенка. В некоторых школах есть возможность изучать русский язык. Институт образования финансируется за счет муниципальных налогов, существует также общегосударственная дотация. Но после девятого класса обучение платное, при этом ребенок должен иметь высокие баллы по английскому языку и математике, чтобы иметь возможность продолжить обучение в гимназии.

  Швеция была первой страной в мире, которая запретила телесные наказания детей в 1979 году.  Главный приоритет в шведских школах — психологическое самочувствие детей. У каждого ребенка в школе есть куратор, которого ребенок отлично знает и к которому он может прийти с любой своей проблемой. Стоит отметить, что в Швеции 83% взрослых получают диплом об окончании старшей, средней школы, гимназии только в возрасте от 25 до 64 лет. То есть здесь можно учиться сколько угодно и когда пожелаешь.

  - А откуда же то и дело берутся скандалы, связанные с тем, что детей забирают у родителей зачастую в итоге самых незначительных конфликтов? Правда ли это? И как Вы относитесь к институту семьи в Швеции?

  - Это все очень индивидуально. Швеция — законопослушная страна, здесь все очень внимательны друг к другу, поэтому если вдруг кто-то из соседей заметит неправильное отношение к ребенку, он сразу же позвонит в муниципальный социальный сервис или напишет так называемое «заявление о беспокойстве». Это большая социальная служба, я в ней тоже работала. Она регулирует добровольную помощь. Но для принудительных случаев существует закон об опеке над несовершеннолетними детьми. Чтобы действительно забрать ребенка из семьи, случай должен быть на 100% особенным. Если родители в подростковый период не справляются с ребенком, у которого появляется зависимость от наркотиков или агрессивность, то они сами обращаются в социальную службу. Но в первую очередь мы слушаем мнение ребенка, ребенок — всегда прав, и его интересы будут на первом месте. Детей сразу забирают после того, как кто-то из родителей поступает в больницу с психическими отклонениями, алкоголизмом или наркотической зависимостью. Это все сразу становится видно в компьютерной системе.

  А шведская семья действительно отличается от всех остальных. Это семья — добровольный союз, добровольный институт с очень демократичной и равноправной формой. В стране существует 17 типов семейных отношений! При этом в Швеции нет проституции, за это тут очень сильно наказывают. Если вдруг пара решила расстаться, развестись, то они в любом случае всегда будут дружелюбны к своему первому партнеру. Я своими глазами наблюдала пример, когда жена от первого брака первая пришла поздравлять новую жену своего бывшего мужа с рождением ребенка. Они вместе праздновали Рождество и часто собираются в праздники. Все счастливы, а главное — все это искренне. Так что шведская семья отличается, в первую очередь, добротой по отношению друг к другу.

  - Многие считают Швецию лучшей страной для пенсионеров. Почему?

  − Из 10 миллионов жителей Швеции 20% населения — это люди старше 65 лет. Швеция остается страной долгожителей -  средняя продолжительность жизни для мужчин тут — 81 год, а для женщин — 84. Это очень хорошие цифры в отличии от других стран. Шведы думают о старении своей нации, этим вопросом занимается правительственная комиссия с потрясающим названием — «Комиссия будущего». А нам, жителям, каждый год заранее присылают оранжевый конверт с информацией о том, какая у тебя будет пенсия. У каждого пенсионера, как правило, отдельная квартира в общем доме, и условия обычно очень хорошие.

  Если человеку становится тяжело подниматься по лестнице или самому себе сварить кофе, ему могут назначить комиссию и в зависимости от решения комиссии и близких, отправить в дом престарелых. Но если ситуация того не требует, ему назначают социального работника, который несколько раз в день приходит к нему домой,  дает таблетки, делает работу по дому. В определении же пенсионера в дом престарелых для шведов нет ничего постыдного. Они считают, что у детей — своя жизнь, и они должны заниматься ею.

  В Швеции дети не живут с родителями с 18 лет, они сразу встают в очередь на квартиру, ребенок студентом получает стипендию и может в банке взять студенческий кредит под очень выгодный  процент. Все дети стараются устраивать свою жизнь сами, они очень самостоятельны. Наш сын, к примеру, заканчивает один из старейших местных институтов, по специальности сетевой техник. Дочь работает в аэропорту «Арланда» на пограничном контроле.

  - А как на вашу новую родину повлияла ситуация с карантином?

  − Вы, наверное, слышали, что и в этом плане у Швеции свой особенный путь. Сложностей много. Лично я принимаю участие в специальной волонтерской программе, которая помогает  в это тяжелое время инвалидам. Раз в неделю нуждающиеся приходят к магазину, который выделяет  бесплатные продукты, мы помогаем их сортировать и раздаем. Я помогаю также студентам из Башкортостана. Не так давно к нам на учебу приехала Элина Гайнанова из Уфы, она поступила в  магистратуру Королевского технологического университета в Стокгольме по специальности «Альтернативная энергетика и энергосбережение». Я помогла ей в обустройстве быта. По возможности, я и дальше планирую помогать нашим студентам, так что пусть приезжают к нам учиться! А маме Элины, Альбине Гайнановой, я, в свою очередь, очень благодарна. Она стала мне за это время подругой и первой помощницей в деле объединения земляков в Европе. Альбина помогла разработать устав и зарегистрировать в Швеции Скандинавское татаро-башкирское сообщество, которое я назвала «Guzel Land». Она — заместитель председателя этой общественной организации. Чуть позже мы создали в Facebook свою страничку под тем же названием «Guzel Land». Она стала для меня как кусочек родной земли — на нее откликнулись многие земляки, страничка стала довольно популярна, началось общение...

  − Насколько знаю, Вы много лет искали в Швеции кого-нибудь со своей «малой родины»?

  - Да, я искала очень долго, мне помогало русское сообщество, где нашлись люди родом из Азербайджана, Карелии, Прибалтики. Я принимала активное участие в деятельности землячества людей с корнями из других регионов СССР, и вначале даже в мыслях не было создать что-то свое. А когда познакомилась с нашей землячкой из Швейцарии Гузель Усмановой, давно занимающейся продвижением Башкортостана в Европе, многому у нее научилась и решила тоже попробовать объединить земляков. И — не поверите — случайно нашла в Швеции людей, которые тоже жили в нашем родном Белебее! Оказалось, мы долгие годы бок о бок жили и ничего не знали друг о друге. Встречи оказались теплыми и искренними. Как я была счастлива после стольких лет, прожитых здесь, встретить людей, которые теперь стали, как родные!

  − Участвуете ли Вы в работе Всемирного курултая башкир и работе еще одной популярной среди земляков группы «BashkirGlobe» в Facebook? Нужна ли помощь от республики в этом плане?

  - Я была делегатом пятого Всемирного курултая башкир, после чего и создала Guzel Land. Там у меня появилось очень много новых друзей из разных стран. Я рада, что жизнь меня свела с замечательными людьми. В Уфе мы сидели несколько дней напролет, обсуждая насущные проблемы, способы их решения. У меня появилась смелость для того, чтобы искать и находить земляков за рубежом, и уверенность в том, что это нужно. Общение наше продолжилось в прошлом году — так, мы были в гостях в Риге на встрече, которую организовала Рина Хамитова, активист Всемирного курултая башкир, которая давно занимается объединением земляков. Собирались съехаться из разных стран на фестиваль-конкурс танца, который организовала в Женеве наша землячка Гузель Усманова, из Норвегии туда даже должны были поехать исполнители. Планировали поехать в июне в Софию на общеевропейский сабантуй. Впервые хотели провести сабантуй и в Швеции. К сожалению, эти планы приостановились из-за пандемии коронавируса. На этот год их пришлось отменить. Но, надеемся, это только смещение во времени, и все еще получится.

  − В Швеции еще никогда не было сабантуев? Как думаете, поддержат ли местные власти такую инициативу?

  - Я благодарна судьбе за встречу в Швеции с очень талантливым человеком, это Айна Гиндулловна Зеттерлунд — режиссёр-постановщик, руководитель проекта «Европа татар кызы», прекрасный организатор. Она родом из Татарстана. Мы вместе с ней уже начали организацию первого в истории страны сабантуя в Стокгольме. Дело в том, что в середине лета в Швеции обычно проходит что-то вроде Дня города, очень большой праздник, и мы уже договорились с городскими властями о том, чтобы после этого праздника созданные для его украшения конструкции не разбирать, оставить еще на один день и дать нам возможность провести наш сабантуй. Привлекли к этому проекту русское сообщество в Швеции, ведь всего в Швеции живут около 27 тысяч русскоговорящих выходцев из бывшего СССР, люди множества разных национальностей. Поддержка города есть. Единственное — из-за пандемии мы решили перенести сабантуй в Стокгольме на будущий год. Но он пройдет непременно! Сразу же после окончания периода пандемии будем актуализировать наши планы, и сейчас проводим онлайн-встречи. Конечно, помощь республики нам очень важна. Министерство культуры республики могло бы поддержать наш проект, прислав к нам на будущий сабантуй профессиональных артистов из Башкортостана и национальные костюмы, например. Нам есть что показать и рассказать о нашей родине его будущим гостям из Европы. Сегодня, когда я вижу идущую на федеральных телеканалах рекламу сыра «Белебеевский», меня охватывает чувство гордости за свой родной край.

  Есть и другие идеи. Будучи в Уфе, мы с Альбиной Гайнановой побывали на первом международном форуме по этнотуризму и там мы предложили поднять вопрос о том, чтобы наладить прямое авиасообщение между Стокгольмом и Уфой. Тогда было бы проще развивать международный туризм, больше гостей из Швеции и Норвегии посмотрели бы наши красивые места, посетили курорты и санатории Башкортостана. Мы стали бы друг другу намного ближе.

Гульчачак Ханнанова, Анастасия Бочковская
Теги: земляки
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.


Читайте нас в Яндекс.Новостях



Читайте также

Все новости

больше новостей



Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"