Молния
До выборов Главы Республики Башкортостан осталось

Станислав Назиров: «Башкирия – это чудный край, где надо снимать исторические картины»

Станислав Назиров – режиссер и актер, на счету которого 27 кинопроектов, в том числе популярных сериалов «Не родись красивой», «Котовский» и «Сиделка». Он родился в Уфе в семье выдающегося литературоведа, доктора филологических наук Ромэна Гафановича Назирова, и, как выясняется, именно отец сыграл ключевую роль в выборе творческой стези сына. Еще будучи школьником, Станислав «заболел» театром, пробовал себя в театре-студии «Гротеск» при Башкирском государственном университете, а после окончания школы играл на сцене Русского государственного драматического театра в Уфе.  

  Проработав в этом театре год, он поступил на актёрский факультет Высшего театрального училища имени Бориса Щукина в Москве (ныне Театральный институт имени Щукина), где учился актерскому ремеслу у легендарных мастеров театрального искусства. Позже, уже параллельно с работой в Московском академическом театре имени Владимира Маяковского, Станислав успевал учиться на факультете режиссуры драмы в Российском институте театрального искусства и волею случая стал режиссером сначала в Смоленском государственном драматическом театре имени Грибоедова, а затем впервые выступил в роли и кинорежиссера — известного сериала «Не родись красивой».  

  С тех пор он смог попробовать себя во многих жанрах: комедиях, детективах, драмах. Кроме уже названных в его фильмографии есть телесериалы «Дом у последнего фонаря», «Отмена всех ограничений», «Школа для толстушек», «Теория невероятности», «Широка река», «Подстава» и другие. В его лентах снимались такие известные российские актеры, как Владислав Галкин, Нелли Уварова, Марина Александрова, Игорь Петренко, Анна Ардова. После всех этих опытов сам он называет самым близким для себя «человеческое кино», сочетающее в себе добрый юмор и драму. Об уфимских воспоминаниях и творческом пути в мире театра и кино – наш разговор.  

  - Расскажите о себе: где родились, учились?

  - Я родился в Уфе, учился в школе №35. Отец был заведующим кафедрой русской литературы в Башкирском госуниверситете, известным исследователем творчества Достоевского и педагогом, воспитавшим множество прекрасных учеников, ученых и филологов. Он, к сожалению, ушел из жизни рано, в 2004 году. Маму зовут Тамара Николаевна, и на ней всегда был весь дом. Она и сейчас живет в Уфе. Жили мы в старой пятиэтажке на улице Пушкина. Сейчас в Башкирии осталась еще родня в Шакше. Мой родной брат Эдуард тоже долгое время работал в Уфе, затем женился на девушке из Германии. Она переехала к нему в Башкирию, где они прожили много лет, пока не обзавелись детьми и не переехали в Канаду.

  - Часто ли бываете сами в Уфе?

  - К сожалению, не так часто, как хотелось бы. В родном городе я всегда встречаюсь с друзьями и одноклассниками, мы поддерживаем отношения до сих пор.

  - А в Москве с земляками видитесь?

  - В столице очень много выходцев из Уфы. В Москве живут, например, Игорь и Людмила Капатовы, бывшие актеры Башкирского государственного театра кукол и Русского драмтеатра, Эдуард Гизатуллин — довольно известный художник-постановщик. Не могу сказать, что мы часто видимся, но связь стараемся поддерживать.  

  - Что повлияло на Ваш выбор творческой профессии?

  - Я с детства стремился к самовыражению, пытался что-то писать, подражая своему отцу. Я видел, как он трудился днем и ночью за письменным столом, и для меня это было погружением куда-то в параллельное измерение.И так получилось, что однажды я попал на студенческий спектакль в университете, где уже многие десятилетия существует театр-студия «Гротеск» под бессменным руководством Ярослава Ивановича Баборыкина. От спектакля я пришел в восторг, потому что это было прекрасно! Спектакль «До третьих петухов» по Василию Шукшину тогда поставила Нина Степановна Киселева, выпускница режиссерского факультета Театрального института имени Бориса Щукина.

  Скажу честно: до того дня театр не вызывал во мне никогда особого интереса, всё в нем казалось заскорузлым, закостеневшим и немножечко фальшивым. А тут был совершенно живой студенческий спектакль, который просто фонтанировал юмором. После этого я уже не сомневался в выборе профессии. Я был еще семиклассником, но уже захотел немедленно попасть в студию «Гротеск», и мне помогло то, что папа работал в университете и смог об этом договориться. Там я начал практиковаться, играть свои первые роли. Помню, как играл у Нины Степановны в спектакле «Плохая квартира», где были заняты Игорь Мешков, Мансур Вахитов, Владимир Балашов, Елена Белова и Инга Безденежных. Я благодарен, что судьба меня свела с такими людьми.

  - Потом поехали Москву покорять?

  - Я поехал в Москву поступать после школы, но в первый год никуда не прошёл, вернулся обратно в Уфу и смог устроиться на работу в Русский драмтеатр звукорежиссером, чтобы быть поближе к сцене. При этом часто спрашивал у художественного руководителя театра Михаила Исааковича Рабиновича, нельзя ли мне и сыграть какую-то, хоть маленькую роль. Спустя три месяца, впрочем, меня призвали в армию, так что на два долгих года от театра я был отлучен. После армии подумывал о том, чтобы вернуться в театр в качестве художника-постановщика, но произошла почти сказочная история: Михаил Исаакович взял меня в театр актёром. Это было неожиданно. Более того: на следующий день я узнал, что буду играть главную роль в спектакле по произведению Астрид Линдгрен «Калле Блюмквист»!  

  Так я отработал в уфимском театре с осени 1988 года по весну 1989-го. Мое рвение в профессии, однако, все же снова привело меня Москву, где я смог, наконец, поступить в «щукинское». Я рад, что застал в нем плеяду легендарных педагогов – Альберта Григорьевича Бурова, Юрия Васильевича Катин-Ярцева, Людмилу Владимировну Ставскую, Валентину Петровну Николаенко... По окончании училища играл в Московском академическом театре имени Маяковского.  

  - Какие роли Вам больше всего запомнились?

  - Думаю, что самой трудной была первая роль в уфимском драмтеатре, Калле Блюмквиста. Хоть и в детском спектакле, но это была большая главная роль. В Маяковке я еще в студенческие годы увидел постановку Евгения Арье «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», и она стала для меня потрясением. В этом театре мне посчастливилось сыграть роль Гильденстерна, о которой я мечтал семь лет! Жаль, что для актеров работа в этом театре не всегда была комфортной. Многие очень долго могли быть не заняты в спектаклях, ничего серьезного не играли, зато годами бегали в массовке и танцевали в «кордебалете».  После того, как скончался легендарный Андрей Александрович Гончаров, почти 35 лет возглавлявший театр имени Маяковского, и на его место пришёл другой художественный руководитель, я покинул театр.

А как Вас занесло в Смоленск, в государственный драматический театр имени Грибоедова?

— Это тоже был своего рода случай. Еще во время работы в театре имени Маяковского я учился на режиссёрском факультете Российского института театрального искусства, и мой однокурсник Виктор Прокопов поехал в Смоленск поставить дипломный спектакль. Сам стал там главным режиссёром, а через какое-то время пригласил туда и меня. В Смоленском драмтеатре я проработал в качестве режиссёра два года и поставил три или четыре пьесы.  

Чтобы потом перейти к созданию телесериалов?

— И вновь так сложилась судьба. Мне позвонил мой хороший приятель Александр Назаров, работавший тогда в кинокомпании «Амедиа Продакшн». Рассказал, что собирается снимать сериал «Не родись красивой». Им срочно нужен был театральный режиссёр для работы с актерами в кадре. Меня пригласили поработать на этом сериале вместе с командой из еще четырех режиссёров. Для меня это был самый первый и самый долгий телепроект – 200 серий!  

Но Вы ведь и полнометражные фильмы снимали, верно?

— Да, мой первый и пока что единственный полный метр — фильм «Вот это любовь!» российско-белорусского производства. Его продюсером и сценаристом был «звезда» Comedy Club Вадим Галыгин.  

Как Вы думаете, есть ли преимущества у сериалов перед художественным фильмом?  

— Преимущество, наверное, в том, что сериал посмотрит большее количество людей, чем фильм, ведь не все пойдут в кинотеатры. Так или иначе будет включен телевизор, и есть шанс, что твое творчество может понравиться зрителям.  

Скажите, а какой жанр Вам ближе? Комедия, драма или, может, исторические фильмы?

— Мне кажется, что я могу снимать в любых жанрах. У меня были и детективы, и драмы, и комедии, но, по моим ощущениям, у продюсеров сложилось впечатление, будто я сугубо комедийный режиссер, хотя таковым себя не считаю. Прежде всего, я хочу снимать человеческое кино, которое будет понятно большинству. Вспомним лучшие советские комедии Эльдара Рязанова, Георгия Данелии. Они сумели сочетать настоящую драму, юмор и совершенно лёгкую интонацию, которой сейчас так не хватает в кино.  Мне ближе именно такие фильмы.  

Расскажите, как Вам поступило предложение снять исторический сериал о такой противоречивой фигуре, как Григорий Котовский? Это, пожалуй, один из лучших фильмов на историческую тему, запомнившийся зрителям и сюжетом, и замечательной игрой актеров.

— Предложение снять сериал возникло неожиданно. случилось так, что незадолго до начала съемок фильма из съемочной группы ушел режиссер, и я включился в проект буквально за месяц до старта. Для меня это был первый опыт работы над историческим материалом, мне было очень интересно и я быстро согласился стать режиссером сериала с интересной драматургией, о таком непростом человеке. Конечно, сериал не был полностью основан на исторических событиях, в нём много вольностей. Сценарий был написан в романтическом ключе, и там Котовский представал скорее как благородный разбойник, чем реальный персонаж.

- Как складываются Ваши отношения с актерами? Есть ли те из них, с которыми у Вас произошла так называемая «химия»?

— Я сам бывший актер, мне кажется, актерскую природу знаю хорошо и люблю каждого из артистов. Они все как дети: кто-то избалован, кто-то шалопай, кто-то лентяй, кто-то отличник. После каждого проекта моя дружба с артистами продолжается, очень многих нежно люблю.  

- А с кем Вам хотелось бы поработать?

— В последнем моем сериале «Тёмная лошадка», который выйдет этой осенью на НТВ, снимались Екатерина Олькина, Владимир Селезнев и Кирилл Плетнев. Я очень давно хотел поработать с Владимиром Селезневым, мне казалось, что он играет не свои роли. У него такие трогательные глаза, будто он родом из советского кино, а достаются ему роли жестких и циничных персонажей. Я рад, что мы, наконец, пересеклись на съемочной площадке.

Какой своей работой Вы гордитесь больше всего?

— Думаю, что у меня всё впереди. Есть работы, которые я вспоминаю с большой теплотой, например, спектакль по пьесе «Осенняя скука» Николая Некрасова в Смоленском драматическом театре. Тогда мне удалось посочинять и «потворить». Про кино не могу точно сказать, у меня есть разные сериалы и каждый мне дорог по-своему.  

Если бы была возможность, стали бы Вы снимать кино в Башкирии? Что для этого необходимо?

— Башкирия – это чудный край, где надо снимать исторические картины. Но, в первую очередь, для этого нужно желание продюсеров, потому что перед ними стоят не только художественные задачи. Продюсер, конечно же, захочет именитого артиста в главной роли, но нужен еще и такой сюжет, чтобы зритель, не отрываясь, смотрел и восторгался. Здесь много слагаемых нужно сочетать.  

- Какие сериалы Вы бы посоветовали посмотреть на самоизоляции?

— Я очень люблю сериал Эдуарда Парри «Шулер» с Антоном Феоктистовым в главной роли, по-моему, это невероятно стильный сериал, зритель не оторвется от экрана ни на секунду. Посмотрите «Пенсильвания» Владимира Виноградова — сериал с русскою душой, снятый в холодном «скандинавском» стиле, оммаж Дэвиду Линчу и сериалу «Настоящий детектив». Чудесный сериал «А у нас во дворе» Ольги Музалёвой – прекрасный пример той простой народной комедии, юмор которой унаследован от нашего старого доброго отечественного кино.  

- А что посоветуете начинающим актерам и режиссерам?

- Учиться. К сожалению, в наш век технологий любой снимающий свое лицо на телефон может мнить себя артистом, а молодые актеры часто не хотят учиться.  

- Вы уже делали экранизации книг, а хотели бы вновь экранизировать какое-то литературное произведение?

— Я бы хотел экранизировать что-нибудь из рассказов своего отца. Помимо научных работ, у него была ещё и проза, которую я периодически читаю. Очень хочу воздать ему честь, выполнить сыновний долг.  

Гульчачак Ханнанова, Ольга Морозова
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.


Читайте нас в Яндекс.Новостях



Читайте также

Все новости

больше новостей



Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"