Молния
До выборов Главы Республики Башкортостан осталось

Азат Кужин: «Каждый иллюстратор должен быть немного реконструктором»

Его называют «северным амуром» башкирского искусства. Азат Кужин, известный иллюстратор, уроженец Уфы, проживающий в Польше, много лет делает важное для республики дело — популяризирует историю и культуру родной земли в далекой Европе. Он — один из тех, кто в свое время начал, из года в год участвует и помогает проводить в разных странах исторические реконструкции, посвященные победе российской армии в Отечественной войне 1812 года и башкирским героям, гнавшим французов от Москвы до самого Парижа. Художник ежегодно участвует в них с командой военно-исторического клуба «1-й Башкирский конный полк — Любизар-Северные амуры».

Азат Кужин живет у реки, которая по невероятному стечению обстоятельств называется Бяла — Белая (!), в местах, очень похожих, по его мнению, на башкирскую природу, в столице польской анимации Бельско-Бяла, где были созданы любимые нами с детских времен герои Болек и Лёлек.

Его доля труда есть в мультсериалах американской Warner Brothers, анимационных компаний Польши, Германии, Франции. В активе нашего земляка — участие в создании анимационных сериалов «Король Мачиус», «Панама», «Пиратская семья», полнометражных анимационных фильмов «Триптих Римский», «Звезда Миколая», «Урал Батыр». На счету художника — сотни иллюстрированных книг, как в родном издательстве «Китап», так и ведущих голландских, польских, российских издательствах  «Малыш», «Молодая гвардия», «ЭКСМО», «Яуза», «Знак» и многих других. В Польше он иллюстрировал, например, трилогию лауреата Нобелевской премии по литературе Генрика Сенкевича, а в России и Польше — школьные учебники.

Всему этому предшествовала жизнь в Башкирии — детские годы, учеба на архитектора в Уфимском нефтяном институте, работа заместителем главного архитектора в Сибае, курсы аниматоров в Польше, работа для многих издательств России и других стран, для студий анимации Orange,  AnimaMedia, SFR и других. В интервью «Башинформу» Азат Кужин рассказывает о своей профессии, о взаимодействии культур и о том, почему так важно помнить и хранить свою историю.  

- Детство и юность Вы провели на родине, в Башкирии. Каково самое яркое воспоминание о ней?

— Я — уфимский башкир, родился в Уфе в 1962 году, ходил в башкирскую и художественную школы, со второго класса — в классы народного танца. Я занятия и рисунком, и танцем очень любил и до сих пор люблю. Отец у меня был фотографом, журналистом, а мама — учительницей башкирского языка и литературы. Помнится, как каждый год с друзьями из школы и нашим педагогом немецкого языка Владимиром Генриховичем Мартенсом – самым башкирским немцем! — мы ездили в туристические походы, лагеря. От Павловского водохранилища сплавлялись по реке, на весельных лодках, раз шесть. Природа, вода, свобода… Вот это, наверное, и есть мое самое яркое детское воспоминание, и не только у меня, но и у всех, кто тогда с нами сплавлялся. Мы же все делали сами, костровой вставал в 4 утра, девчата-одноклассницы готовили в котлах обед, все сами!

- Можно ли сказать, что именно эти моменты единения с природой повлияли на Ваши увлечения в будущем?   

— Думаю, да, по крайней мере, на выбор места, где я сейчас живу. Потому что я живу в Польше в горах, и мне это место очень напоминает Башкирию. Если радио не включать, то чувствуешь себя как дома.

- Скучаете по родным местам?

— С родными местами я связан неразрывно. Оба сына, Искандер и Тагир, у меня родились в Башкирии. В Польше оказался, поехав в гости к однокласснику, зашел в издательство. Увидели мои рисунки – пригласили на работу. Когда уехал жить за границу, моя мама отреагировала на это башкирской народной поговоркой, которую на русский язык можно перевести примерно так: «Домашняя скотинка всегда домой возвращается». Знаете, как в деревнях наших, когда коров, лошадей и овец пастись отпускали с утра пораньше с пастухом, но в назначенное время они сами находили свой дом...  Так что со мной так и получилось: сначала после отъезда лет восемь не приезжал, а сейчас возвращаюсь периодически, живу полгода там, полгода тут. Вот и в прошлом году в Уфу в качестве делегата на Всемирный Курултай башкир приезжал, и на фестиваль «Времена эпохи» в Москву, где мы были с нашим башкирским полком...          

- Откуда такой интерес к периоду, о котором Вы стараетесь восстановить историческую память?

— «Северные амуры» — так называется первая книга, которую я выпустил. Об этих героях Отечественной войны 1812 года в Башкирии всегда помнили и знали, а вот в остальном мире, к сожалению, приходится о них напоминать. Это башкирские конные полки, которые внесли огромный вклад в победу России над Наполеоном. Их боевой дух был неподражаем, а «амурами» их прозвали в Европе за устрашающий для врага вид, с луком и стрелами. Их облик, костюмы, снаряжение я долго восстанавливал, собирал данные по крупицам, причем в эпоху без интернета. В 1991 году я сделал книжку-раскраску, которая вышла огромным тиражом, в полмиллиона экземпляров. Слышал, что она есть и в библиотеке Конгресса США. Многие в республике из тех, кто увлекается национальной культурой, меня помнят именно по этой книжке, говорят даже, что на ней выросли. А меня ее герои вдохновили настолько, что следующую свою книжку я посвятил индейцам Северной Америки, а потом пошло-поехало. Наверное, во мне до сих пор ребенок сидит: все индейцы, военные герои да рыцари...

- Практически все ваши персонажи — башкирские воины, американские индейцы, русские витязи, европейские крестоносцы — всадники, изображены верхом на конях. Увлекаетесь конным спортом?    - У кочевого народа, башкир — это в крови. Не зря именно в Уфе установлен самый большой конный памятник в Европе, Салавату Юлаеву. Конечно, я и сам на коне могу скакать, хотя разное бывает. Во время исторических реконструкций в Европе приходится коней там же и арендовать, каждый раз разных, потому что наших знаменитых лошадей башкирской породы в Европу так просто не пропускает санитарный контроль, это очень сложно. Взять на сутки коня в аренду в Лейпциге на знаменитой ежегодной «Битве народов» стоит 250 евро, очень дорого. В Польше на коне поездить стоит, кстати, дешевле, чем в Уфе. Что же касается конной темы    в целом — казалось бы, я только военные мундиры и рисую, плюс поэзию и эпос, а больше всего, мне кажется, я сделал учебников. Но люди, наверное, запоминают самое выразительное.

Можно ли сказать, что благодаря Вашим работам мы впервые увидели восстановленный образ «северных амуров»?

— Со мной, по крайней мере, много советуются, особенно реконструкторы, часто из-за границы. В моей работе всегда требуется глубокое погружение в тему, знание множества исторических фактов, которые зачастую нелегко найти. Я вообще считаю, что каждый иллюстратор должен быть своего рода реконструктором, ведь бывает, что иллюстрируют, например, сказку, а у героя сабля висит на правом боку, хотя такого быть не может, и не сабля должна быть, а шпага!  

У меня две любимые и главные темы в творчестве: помимо башкирской, это в целом национальная конница Александра I, в нее входили еще и четыре полка крымских татар, три полка калмыков, среди них крещенные – ставропольские... Книга  «Национальная конница России эпохи наполеоновских войн 1812-1814 гг» с моими иллюстрациями была выпущена в Москве на президентский грант. Ее экземпляры хранятся сегодня в музеях, кадетских корпусах, библиотеках, в музее-панораме «Бородинская битва», музее-заповеднике «Бородинское поле», Государственном историческом музее на Красной площади, в «Музее Наполеона» на Кубе и многих других, как наглядное пособие есть у руководителей многих исторических клубов.

- Давно принимаете участие в военных реконструкциях и подготовке к ним?

- Да, давно, я одним из первых из Башкирии начал участвовать в исторических реконструкциях по миру.    Ездил на фестивали, а в 2010 году начал формироваться наш военно-исторический клуб «1-й Башкирский конный полк- Любизар-Северные амуры», с которым мы стали ежегодно ездить на годовщины Бородинской    битвы в Подмосковье, во Францию, в Лейпциг, где каждый год проводят реконструкцию знаменитой «Битвы народов». Мои ближайшие товарищи по реконструкциям — Ильдар Шаяхметов, наш бессменный командир, предприниматель из Германии Ирек Баишев. В двух немецких музеях мы недавно сделали выставки о наших «амурах» и открыли башкирские уголки. Мы были там в национальных костюмах, с луком-стрелами, играли на курае, танцевали...

Вообще участие в реконструкциях — дело непростое. Есть некая реконструкторская «археология»: если в исторических материалах написано, что такой-то полк прошел столько-то верст в определенное время из пункта А в пункт Б, реконструкторы берут и пробуют это же расстояние пройти, в точности повторяя маршрут и события. Ночевки в палатках, обед из котелка, военные марш-броски, переходы, схватки...

- Насколько интересна европейцам совершенно чуждая для них башкирская культура, которую Вы представляете?

  - В России очень часто меня спрашивают: «Как к тебе относятся в Польше, в Европе?» Тут все отлично. Могут быть какие-то выступления политиков, в которых сквозит негатив к России, но простые европейцы проявляют  к нам большой интерес. Если ты и специалист, и человек порядочный — все всегда хорошо к тебе относятся.  На днях приезжал ансамбль пляски из Сибири, так полный зал поляков аплодировал стоя. Билеты было очень сложно достать – аншлаг.

Мы каждый год ездим в Лейпциг, нас там уже узнают, окликают: «Башкиры!», с монголами или калмыками не путают. Нужно бывать везде, и тогда Европа будет узнавать и знать еще лучше.  

- Как Вы считаете, достаточно ли сил прикладывают в самой республике к сохранению культурных ценностей?

— Очень много людей это делают в частном порядке, и самое приятное, что они находят отклик в народе. Например, Ильдар Гатауллин — большой мастер  по женским костюмам в Башкирии. Движение «Мэрген уксы» под руководством Юлая Галиуллина ведет огромную работу по возрождению традиционной башкирской стрельбы из лука. Юлай – заместитель командира нашего клуба. Газинур Зарипов – мастер «золотые руки», возрождает башкирскую юрту.

- Получили ли Вы сами в родной Башкирии какие-то награды, гранты, признание за пропаганду башкирской истории в Европе?

— Нет.

- В Вашей творческой биографии есть такие уникальные страницы, как работа аниматором в легендарной американской кинокомпании Warner Brothers. Расскажите о своем опыте.

— В нашей работе — своя технология общения с работодателем. Создание любого анимационного фильма — сложный процесс. Допустим, меня нанимает фирма, но я могу только в конце жизни узнать, что я работал на Warner Brothers, потому что на каждый заказ есть подрядчики, субподрядчики и так далее. Сделал работу, отдал, а что реально куда вышло — можешь и не узнать, ведь над фильмом  очень много народу работает. Фоны могут красить в Индии, режиссер из Франции, команда очень многонациональная обычно собирается. А я вообще непонятно кто и откуда — то ли из Польши, то ли из России. В Америку приезжать работать над мультфильмом не требуется — сейчас все делается через интернет. О своем участии в создании фильмов компании я узнал, честно говоря, только потому, что мне дали переделывать StoryBoard. Открываю — а там Warner Brothers написано. Признаться, люблю работать индивидуально, работа в анимации — это работа обезличенная, большой командой.  

- Где, по-Вашему, таланту легче пробиться, в России или за рубежом?

— Говорят ведь, «нет пророка в своем Отечестве», так часто и получается. В Европе, возможно, больше грантов, возможностей найти спонсоров. Многие поляки, скажем, уезжают в Германию, и уже там у них получается сделать себе имя.  

- Вы много книг иллюстрируете, но ведь издательское дело сейчас все больше уходит в интернет. Что Вы думаете о будущем бумажной книги?

— Еще мой любимый художник Норман Роквелл более ста лет назад предсказывал гибель книги. У него есть отличная иллюстрация, где на первом плане книги — в пыли, паутине, а на втором плане сидят люди, уткнувшись в газеты. Сейчас газеты заменены на смартфоны. Учебники станут, очевидно, уже скоро электронными, чтобы ребенок не таскал в школу и обратно 10 килограммов груза. Но, с другой стороны, музыку ведь сейчас можно всю слушать в формате MP3, но люди все равно ходят на «живые» концерты. Точно так же всегда приятно купить книгу, взять ее с полки, понюхать, развернуть, ощутить в руках. Так что, думаю, книга все же не умрет, может, разве что формы какие-то поменяются.

Гульчачак Ханнанова, Татьяна Леснова
Теги: земляки
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.


Читайте нас в Яндекс.Новостях



Читайте также

Все новости

больше новостей



Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"