Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.63

EUR 87.17

10 августа Понедельник

Уфа   °

Молния

Надежда Явдолюк: «Серебряный Лучник» — эффективный ресурс для республики

Надежда Явдолюк – исполнительный директор Национальной премии  в области развития общественных связей «Серебряный Лучник», единственной профессиональной награды в России, присуждаемой авторам лучших проектов в области развития общественных связей и маркетинга. За ее плечами — работа журналистом «районки», факультет журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, стажировка в «Комсомольской правде», многолетний труд в «Московском комсомольце», создание первого российского ньюс-леттера «Мир PR». Работала в известном агентстве «Михайлов и Партнеры», «Корпорации «Я», «ИМА-Консалтинг», создавала «Вестник Торгово-промышленной палаты РФ» совместно с редакцией журнала «Эксперт», имеет также опыт работы пресс-секретарем президента ТПП РФ Евгения Примакова, директором департамента компании «Техснабэкспорт» госкорпорации «Росатом», преподавательской деятельности в МГУ.

В качестве исполнительного директора Национальной премии «Серебряный Лучник» Надежда уже 25 лет аккумулирует опыт профессионалов России в области коммуникаций, включая их достижения в 12-томную издательскую  серию «50 лучших проектов». Это хрестоматия отечественных коммуникационных практик – профессии XXI века. При этом долгий путь от студентки, журналиста до исполнительного директора престижной российской премии не стер ярких впечатлений детства, не разрушил памяти о своих корнях, о родном Дуванском районе Башкирии, которую Надежда считает самой красивой и родной землей. О том, как девушке из затерянного в Уральских горах села довелось стать руководителем одного из крупнейших международных проектов — наша беседа с Надеждой Явдолюк (Ожеговой).

- Расскажите о себе: о детстве, родителях, об особенно дорогих местах в Башкирии?

- Я очень люблю Башкирию. Это солнечные, прекрасные, сказочно красивые края. Бесконечные, густые, темные леса, неприступные, скалистые, величавые горы... Родилась я в Дуванском районе, в селе Месягутово. Если ехать в сторону Челябинска – на пути озёра необыкновенной красоты. Больше всего в жизни я люблю дорогу, потому что когда путешествуешь, видишь всё это: горы, залитые солнцем долины, сверкающую в лучах гладь рек, вдыхаешь плотный сладкий воздух – не можешь надышаться.

Мама моя была преподавателем географии в школе, и она еще до моего рождения проводила с учениками сплавы по реке — продолжительные, длящиеся порой целый месяц. Из этих поездок в доме было очень много красивых фотографий. И в детстве, как только мне разрешили брать эти роскошные фотоальбомы в руки, я любила сидеть часами, разглядывать снимки.

А еще, помню, у нас дома было хозяйство и много животных. Для  коровы летом  заготавливали сено. Эти ежедневные поездки в лес сначала были для меня в тягость, когда я была в два раза меньше граблей, которыми собирали скошенную траву. А потом стали в радость — я даже со своим крошечным первенцем приезжала в деревню, чтобы принять участие в сенокосе. Траву косили на одной и той же делянке в лесу, в километрах 15 от дома, куда надо было ехать по еле видным  тропинкам. С утра и до вечера работая в лесу, чувствуешь себя частью природы, мира, вселенной! Когда у меня появились и подросли дети, я старалась их каждый год  из Москвы отправлять в деревню. Они пасли деревенское стадо, выезжали на сенокос с ночевкой. Был случай, когда за ними не приехали, и они неделю жили в лесу.  Кончилась еда, они собирали ягоды, на костре жарили грибы. Спали в шалаше...  У меня и у детей с Башкирией сохраняется самая крепкая связь.

Дуванские края местами ведь настоящие уральские «джунгли».

— Да, однажды я и сама заблудилась в лесу. Поехали собирать чернику, разбрелись по лесу, увлеклись, и я поняла, что рядом со мной уже никого нет. Час блуждала по лесу, кричала, пока не услышала где-то очень далеко автомобильный сигнал. Люди уже устали кричать, в горах, в непроходимом лесу звуки тонули и растворялись. Я пошла на звук машины и меня, наконец, услышали. Так что — да, чтобы жить в таких местах, надо быть достаточно подготовленным. Я с огромным уважением отношусь к охотникам, к людям, которые не боятся леса и могут ориентироваться в нем. Это очень ценное умение. Нам, жителям «каменных джунглей», это кажется невероятной, чуть ли не сверхъестественной способностью. Хотя раньше было наоборот, для человека было естественно уметь ориентироваться на природе. А теперь мы легче ориентируемся в социальных сетях, оставь нас в лесу – всё, гибель.

Когда Вы уехали из Башкирии?

- В 19 лет, после успешной сдачи экзаменов в МГУ. Мой отец, Владимир Андреевич Ожегов,  работал в педучилище, преподавал физику, мама, Юлия Флегонтовна, преподавала географию в средней школе в Месягутово. Старшая сестра Виктория Рязанова была учителем математики в деревне Озеро. Вся семья была «учительская». Но родители никак не влияли на мой выбор, они хотели, чтобы я определилась с профессией сама. В 9 классе у нас было путешествие в Волгоград, и ехали через Москву. В Москве до посадки на поезд в Волгоград оставалось время, и мы провели его, гуляя по городу. Первым местом, куда приехали, конечно, была Красная площадь. Это стало для меня знаковым событием. От оцепенения, счастья и ощущения непонятного мне чуда я не могла ступить шагу. Смотрела на площадь и думала: «Что это может значить в моей жизни?», и отделаться от мысли, что я должна учиться в Москве, уже не могла. Я просто обязана была после этого приехать ещё раз в столицу, и этому не было объяснений. Вернувшись домой, перерыла справочники для поступающих, стала выбирать вуз, в котором могла бы учиться. Раньше ведь были «живые» экзамены, не ЕГЭ. Я знала, что не хочу сдавать физику и химию, хотя оценки у меня были по всем предметам хорошие. Поначалу думала пойти на психологический факультет. Но прочитала в справочнике, что посвящение в журналисты проходит на Красной площади – и выбор был сделан.

- Удалось поступить?

- Поступала я трижды, так что за это время успела поработать журналистом и на третий год приехала уже с трудовым стажем и уверенно набрала баллов больше, чем нужно было. Два года перед этим занималась на заочных подготовительных курсах и могу сказать, что для абитуриента после сельской школы это очень полезно. Эти занятия, общение с преподавателями МГУ, «развернули» мое сознание, я по-другому начала излагать мысли, читала много литературы, подтянула иностранный язык. МГУ – реально один из лучших в стране и мире университет.  Опыт работы я получила в районной газете «Ленинское знамя», в отделе экономики. Это было бурное время, я много писала, много ездила по колхозам, совхозам, мне было очень интересно. Появились материалы и  в республиканских изданиях — «Ленинец», «Советская Башкирия». С некоторыми из сотрудников этих изданий я до сих пор поддерживаю дружеские связи — Айратом Еникеевым, Рамзией Габитовой.

А во время учёбы в МГУ и после в каких изданиях довелось поработать?

- В «Комсомольской правде» я довольно долго была стажёром в отделе пропаганды. Его тогда возглавлял Виктор Шуткевич. Помню, пришла на собеседование, и он спросил, почему я пришла в отдел пропаганды? И я честно ответила, что это, наверное, единственное, чего я не понимаю. Он посмеялся и взял меня, а в первую командировку отправил в … Башкирию, в Стерлитамак, писать про комсомольцев одного из предприятий. Это и был мой первый материал в «большой» прессе. Но стажировку  я вынуждена была закончить, потому что после 3 курса вышла замуж и ждала ребёнка. Защищала диплом, оставив годовалого малыша у бабушки с дедушкой, в Башкирии. Через два с половиной года мы всей семьей вернулись в Москву. Старт был в «Московском комсомольце». Это было потрясающее время — у газеты был совокупный миллионный тираж — и какая команда! При мне произошла «перестройка» — когда я пришла в редакцию, мы печатали на пишущих машинках, когда уходила, у каждого был свой компьютер.

Через шесть лет пришлось уйти, потому что семья наша пополнилась прекрасной двойней, которая подросла и собралась в первый класс, а я сочла важным помочь им начать учиться, и полгода занималась только этим. Решиться помог случай. Дети были тогда очень ответственные, и лето в деревне хорошо дисциплинировало. Старший, восьмилетний сын, после школы забирал младших и приводил домой. Я старалась успеть домой хотя бы часам к 19. Однажды старший открыл мне дверь, и у меня замерло сердце — у него лицо было вымазано сажей. Оказалось, детки нашли на плите кастрюлю с картошкой, согрели ее до углей, как на костре, и, очень довольные своей самостоятельностью, едят...

- Расскажите о своей семье.

- Муж нас оставил в 1997 году. У меня дочь и два сына. Старший, Евгений, 36 лет, директор международного отдела в «Атомэкспо». Второй сын и дочь – двойняшки, оба закончили журфак МГУ, им по 32. Лина работала в «Russian Beyond The Headlines», сейчас в «Russia Today». Она делала, кстати, очень интересный проект — с ведущим-американцем они путешествовали по разным городам России, и он рассказывал, как отлично провести время в том или ином городе нашей страны на 100 долларов. Объехали Сахалин, Байкал, Калининград, Крым, Петербург, разве что в Башкирию не успели попасть. Николай был редактором в спортивных новостях на НТВ, сейчас живёт в Казани, работает в газете «Бизнес online», ведет свой канал, специализируется на автомобилях. У всех детей уже есть свои дети. Я в ожидании пятого внука.

А как Ваша собственная работа из журналистики «перетекла» в сферу PR?

- После «Московского комсомольца» по рекомендации заместителя главного редактора еженедельника «Собеседник» я пришла в агентство «Михайлов и Партнёры» и получила предложение о создании newsletter «Мир PR».  Будучи выпускником МГИМО, одним из основателей Российской ассоциации по связям с общественностью, Сергей Михайлов считал, что молодой отрасли не хватает своего профессионального  издания. Я согласилась, меня прельстил удобный график работы — можно было приезжать в офис на несколько часов. Через пару месяцев мы выпустили первый номер. Потом у  меня появилась «редакция». Мне здорово помогал с версткой издания Андрей Неверов, коллега по «МК». В ньюслеттере публиковались выступления людей, которые понимали в PR-области больше, чем другие. В то время  это был ценный источник информации для профессионалов. Он положил начало журналу «Советник», который довольно быстро превратился в мощное индустриальное издание. Позже меня пригласили делать «Вестник Торгово-промышленной палаты России» в коллаборации с журналом «Эксперт».

В 1996 году в ТПП РФ мы познакомились с Игорем Писарским, основателем Агентства «Р.И.М.», одного из первых коммуникационных агентств в России. Он предложил мне заняться разработкой Положения о Национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник» и стать ее исполнительным директором. Я, конечно, испытывала смешанные чувства. Меня смущало название, сам предмет и отсутствие у меня необходимых знаний и навыков.  Игорь объяснил свой выбор так: «Меня устраивает, что ты не являешься частью какой-то структуры, но со всеми знакома и достаточно независима».

- Как давно существует эта премия и кому присуждается?

- 25 июня 1997 года первую визу на Положении о Национальной премии поставил президент Российской ассоциации по связям с общественностью Александр Борисов, вторую — председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов, третью — президент ТПП РФ Станислав Смирнов. Этот день и считается днём рождения «Серебряного Лучника». После утверждения Положения началась работа: приглашение к участию, сбор проектов, формирование экспертного совета. Первая церемония вручения премии состоялась в январе 1998 года в Гранд-отеле «Мариотт» на Тверской с участием всех ведущих агентств и специалистов по коммуникациям,  мэра Москвы Юрия Лужкова и президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Ведущим церемонии выступил известный журналист Михаил Таратута. Тогда мы впервые собрали всех вместе участников формирующейся  PR-индустрии в России.

- Кто сейчас входит в экспертный совет премии?

- Экспертный совет ежегодно формируется заново, причем не исполнительной дирекцией, а из кандидатов, предлагаемых профессиональными и общественными объединениями. Жюри – высший экспертный орган, в него входит весь состав Попечительского совета премии и первые лица профессиональных ассоциаций и объединений. Случайных людей там нет. Чтобы быть членом жюри, недостаточно быть, например, известным космонавтом или политиком. Нужно принадлежать профессии полностью. На премию ежегодно выдвигаются работы по 10 проектным и 4 персональным номинациям. Премия присуждается авторам самых интересных работ — профессионалам, которые внесли вклад в развитие связей с общественностью. Проектные номинации — это «Корпоративная социальная ответственность», «Благотворительность», «Корпоративные коммуникации», «Маркетинговые коммуникации», «Внтурикорпоративные коммуникации и корпоративные медиа», «Продвижение государственных, общественных и социальных программ», «Международные коммуникации», «Развитие и продвижение территорий»,  «Продвижение технологий будущего». Персональные – «Мастер», «Лучшая работа о развитии общественных связей», «Персона» и «Культурный вклад».

- Сколько проектов и персон выдвигалось на премию в первые годы и сколько сейчас?

— Число конкурсантов увеличилось, от двадцати до тысячи ежегодно. Больше всего проектов участвует в номинациях «Корпоративно-социальная ответственность и благотворительность», «Продвижение государственных, социальных и общественных программ». Нередко побеждают проекты практически без бюджета, тем не менее, прекрасно реализованные благодаря поддержке граждан, заинтересованных в том, чтобы снять какую-то острую проблему. Очень интересные и позитивные проекты приносят номинации «Развитие и продвижение территорий», «Продвижение технологий будущего». На одной сцене сталкиваются два мира: настоящий и будущий. В одном разворачиваются масштабные исторические реконструкции — например, «Душоновские маневры», в другом — один робот  сталкивается на проезжей части с другим роботом, когда оба спешат на международную техническую выставку, и это событие будоражит весь мир...

-  В России почему-то принято выделять бюджет на PR и рекламное продвижение в последнюю очередь, в то время как на Западе на это направляют львиную долю средств любой уважающей себя компании. Как изменить этот менталитет?

- Менталитет нельзя изменить директивой, указом или чужим успешным примером. Менталитет  - это совокупность культурных, национальных, исторических, интеллектуальных особенностей, сложившихся в течение длительного времени. Значит, остается надеяться, что наша работа принесет результат через какое-то время. Если говорить о конкурсантах «Серебряного Лучника», то за двадцать лет произошли значительные изменения.  От многостраничного описания события авторы перешли к кратким презентациям, в которых отлично прописаны цели и задачи, инструменты и технологии, креативные решения и результаты. Эффективность перестала измеряться только количеством публикаций. Эта информация ушла на второй план, так как не является целью ни одного проекта. Цели, как правило, связаны с изменением представления людей о проблеме, о предмете, о программе. Ими часто являются преобразования, на которые надо настроить людей, объединить их.  Если компании необходимы эти преобразования, то бюджет будет сформирован. Насчет львиной доли согласиться трудно. Каждый руководитель выбирает разумный компромисс, так как видит в PR и рекламе вспомогательную функцию. Если вы сможете доказать объективную пользу ваших действий для бизнеса и увеличение прибыли, то сможете рассчитывать на более весомое вознаграждение.

- Какой вуз можно было бы назвать сегодня лучшим по подготовке PRи рекламных специалистов в России?

— У нас много хороших вузов, и очень много хороших студентов! МГИМО, РЭУ им. Плеханова, РУДН, МАИ  и, конечно, МГУ им.М.В. Ломоносова. Многое зависит от личности и целеустремлённости отдельно взятого человека. Попадёт в хороший вуз человек, которому лень учиться — он и там ничему не научится. Как котируются дипломы? Все компании, в Москве, во всяком случае, предпочитают людей с опытом, по сравнению со вчерашними выпускниками, которых надо еще обучать и погружать в реальную жизнь. Если говорить об агентствах, которые хотели бы пригласить на работу новых сотрудников, то они охотнее возьмут выпускника авиационного: считается, что журналисты — это только умение складно писать тексты, а студенты специализированных вузов умеют еще и видеть проблему в комплексе, знают определённый рынок, а это — уже ресурс.

- Можете ли поделиться какими-то лайфхаками для создания грамотной PR-кампании?

— Нет, это будет, как в небе пытаться поймать кого-то за хвост. Любая проблема очень конкретна. Нужно все тщательно изучить, иногда провести исследование рынка прежде, чем делать какие-то предложения. Нет такой «волшебной палочки», универсальной для всех.

- Сфера PR в России сейчас на подъёме или, наоборот, переживает тяжелые времена?

— Осенью 2019 года многие профессионалы жаловались на то, что за уже проделанную работу задерживают миллионные платежи. И это в целом было «все хорошо». И сегодня я бы не сказала, что мы уже «в яме кризиса». Идёт сложная, многогранная трансформация, и какими мы из неё выйдем, будет понятно через несколько месяцев или через год-полтора. Мир меняется, мы не можем быть оторваны от него. Мы не знаем, как будет чувствовать себя бизнес, экономика, какова будет жизнь в целом, от этого будут прямо зависеть и изменения в отрасли. Наша задача — предвидеть эти изменения и быть готовыми к ним.

- В каких городах действуют  региональные отделения «Серебряного лучника»?

— Это Дальний Восток, Сибирь, Урал, Северо-Запад и Юг, Приволжье. Для Башкирии ближайшее – отделение в Самаре. Фактически мы охватываем всю территорию страны. Более того, в последние годы премия перешагнула границы России. С 2010 года представительства «Серебряного Лучника» действуют в США, с 2015 года — в Европе.

- Были ли среди победителей премии проекты из Башкирии?

— Да, несколько лет назад был очень интересный проект недельных фототуров по Башкирии с участием фотографов из разных регионов России и других стран. Только в Башкирии такие фототуры проходили целых 25 лет подряд, причем большей частью — благодаря энтузиазму людей, увлеченных этим проектом! Акция называлась «Природа. Человек. Культура», и ее «мотором» был председатель Союза фотохудожников Башкирии Рамиль Кильмаматов. Какие прекрасные фотоальбомы были изданы потом! Какие красоты запечатлели фотографы! Это направление можно развивать дальше, за ним огромный туристический потенциал. Еще помню проект Евгении Михайловой из Уфы. Он был связан с внедрением wi-fi в маршрутках и автобусах частного автопредприятия, лет 10 назад, в то время это казалось абсолютно фантастичным.

Самые яркие проекты, которые Вам запомнились?

- Таких проектов много, есть очень масштабные, есть локальные. Например, студенты Самарского политехнического университета придумали съедобную посуду из яблок. Она абсолютно экологична,  подходит для холодной и горячей пищи и напитков, разлагается через 12 часов после использования, недорога в производстве. Но вот когда она заменит одноразовую посуду, которой мы  сейчас пользуемся? А ведь это  решение очень сильно сократит количество мусора, который выбрасывается ежедневно.

Очень сильное впечатление на меня произвел проект «Байкал-Аляска» путешественников на катамаране морского класса, которые за несколько месяцев преодолели 14 тысяч километров, повторив путь сибирских купцов 300 летней давности.

В этом году премия уже вручена?

- Да, церемония успела пройти до пандемии,20-21 февраля, в Общественной палате РФ были открытые презентации, церемония — в отеле «Метрополь» в Москве. В частности, высшей награды премии в номинации «За культурный вклад» была удостоена искусствовед, куратор международных музейных выставочных проектов, кандидат искусствоведения, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. «Персоной» года был признан российский журналист, телеведущий и общественный деятель, советник Президента РФ и председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев.

Что получают победители премии?

- Деньгами измерить талант и мастерство мы не смогли. Главное – это признание профессионального экспертного сообщества, общества в целом, факт публикации проекта в издательской серии «50 лучших проектов», обобщающей 25-летний опыт развития коммуникаций. Книги востребованы, у преподавателей и  студентов они пользуются большой популярностью. Многие творческие люди и команды познакомились на площадке «Серебряного Лучника», родились совместные проекты, развивается полноценное сотрудничество. Я вижу в этом одну из главных миссий Национальной премии — знакомить людей и создавать такие коллаборации, которые помогают  движению вперед всей отрасли. «Серебряный Лучник» — отличная площадка и канал коммуникации, инструмент продвижения. Этим можно и нужно пользоваться. Как в личных, так и общих целях, в том числе — и креативным людям и командам из моей родной Башкирии.

Гульчачак Ханнанова, Алина Галимова
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть