Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 76.19 ↑

EUR 91.20 ↓

1 декабря Вторник

Уфа   °

Айгуль Гимранова-Лион: «Я не поверила своим глазам, увидев в Америке улицу Башкирскую»

Айгуль Гимранова-Лион – профессиональный журналист, в прошлом — российский собкор радио «Азатлык», татарской редакции известного радио «Свобода». Она родилась в Башкортостане, в Миякинском районе, окончила Башкирскую школу-интернат №1 в Уфе, а журналистскую практику начала еще юным корреспондентом газеты «Башкортостан пионеры». Училась в Башкирском, а потом в Казанском государственных университетах. Работала на башкирском телевидении в программе «Салям», в различных СМИ в Казани, где и познакомилась со своим будущем мужем — американцем, приехавшим в Россию учить русский язык.

Удивительно, но уехав с ним в свое время в США, она озаботилась не столько изучением английского, сколько постаралась сохранить родной, башкирский язык — ее сегодняшняя семья, вполне возможно, единственная, где дети с мамой разговаривают на башкирском языке! Обосновавшись в Лос-Анджелесе, в крупнейшем киноцентре мира, Айгуль помогает башкирским фильмам пробиваться на престижные кинофестивали, вместе с мужем стала организующим центром ежегодных праздников сабантуя, а еще периодически участвует с земляками, живущими далеко за пределами Башкирии, в написании ежегодных «башкирских диктантов».

Примечательно, что по Штатам Айгуль ездит на машине с уникальным номером, на котором написано BASHQORT — в Калифорнии, оказывается,  можно заказать номер для своего автомобиля с любыми знаками не более семи букв, чем она  и воспользовалась.

О своей жизни и американском землячестве выходцев из России — наш с ней разговор.

Айгуль, расскажите свою историю: где родились, учились, как пришли в профессию, как попали в США?

— Я родилась в Миякинском районе, в деревне Тамьян-Таймасово и закончила школу-интернат №1 имени Рами Гарипова в Уфе. Всегда мечтала учиться в Казанском госуниверситете на журналистику, тогда это очень котировалось, однако родители меня не отпустили после школы так далеко. Но покорять Казань я все же поехала, закончив первый курс БГУ в Уфе. Поехала, да и осталась там надолго. Закончив отделение татарской журналистики, работала в местных изданиях. Там и познакомилась со своим будущим мужем, который родился и вырос в Иллинойсе, а русский язык выучил еще в школе. Потом учился  русскому языку и литературе в колледже и приехал завершать это образование в Россию. В Казани он овладел, кроме русского, еще и и татарским языком, а в итоге — и башкирским. Так что в нашей семье башкирский язык звучал всегда, и с детьми в Америке дома я разговариваю в основном на родном языке. Я, наверное, из тех немногих людей, которые поддерживают башкирский язык в семье за рубежом, мои дети прекрасно говорят, читают и пишут на башкирском, и я этим очень горжусь.  

- Какие истории и люди вспоминаются в первую очередь в воспоминаниях о родных местах?

— Мои замечательные земляки, журналист родом из Ермекеевского района  Флюра Низамова и известный журналист Римзиль Валеев, уроженец  Бижбулякского района, в свое время дали мне направление в жизни, были моими учителями. Может, я и не всегда  следовала их советам, но общение с этими людьми осталось в моей памяти, и сейчас, когда прилетаю в Россию, я стараюсь, если не увидеться, то обязательно созвониться с ними. Журналистом я мечтала быть со второго класса, после того, как начала активно писать в газету «Башкортостан пионеры», позже переименованную в «Йэншишмэ». Я была ее юнкором, и мне всегда нравилось общаться, ездить, писать. Поэтому, когда заканчивала школу, передо мной не стоял выбор — куда идти, я всегда знала, что буду журналистом.

И, само собой, конечно, самое ценное, что у меня есть — это мои родные.  В Башкирии, в нашей любимой деревне живет моя мама, ей 83 года, мои родные сестра и брат. Они поддерживают друг друга и маму, поэтому я за них спокойна. Каждый год стараюсь побывать на родине с детьми. Сыну Нурисламу уже 16 лет, он заканчивает 10-й класс, играет на скрипке и хочет стать кардиологом-хирургом. Дочери Мириам-Алтынай 7 лет, она заканчивает 1 класс, тоже играет на скрипке и мечтает стать то продавцом мороженого, то библиотекарем, то учителем. В последний раз сказала, что хочет стать … сортировщиком мусора.

- Почему?!

— Она так решила после того, как в классе провели урок на тему о том, как важно сортировать мусор. В Америке, особенно в Калифорнии, воспитывают детей в духе защиты экологии с ранних лет. А я обоих детей уже два года подряд с удовольствием вожу на лето в башкирский лагерь «Йәйләү» в Зианчуринском районе. Они там практикуют родной язык, учатся танцевать, петь, заводят новых друзей, это очень важно! Жаль, что в этом году из-за пандемии коронавируса мы не сможем полететь на родину, и очень надеюсь, что на следующий год это удастся.

Что было самым сложным при адаптации к жизни в новой стране? Что в ней нравится и не нравится сегодня больше всего — по сравнению с российскими реалиями?

— До переезда в США у меня там не было никаких «зацепок». Даже друзей. После переезда они появились, много. Привыкнуть было, честно говоря, сложно. Я же — человек общительный и всегда была в центре всех мероприятий, всего, что интересного творилось в Уфе или Казани, а, переехав в Америку, осталась на какое-то время в стороне от основного потока событий. Даже сегодня, когда я уже 10 лет живу тут, до сих пор не могу свыкнуться с мыслью о том, что пропускаю какие-то знаковые события, концерты, премьеры спектаклей на родине. Летом, когда бываю в России, на них не попадаю, потому что все в отпусках и ничего не работает.

  А если говорить о том, что нравится в Америке — мне очень нравится, что американцы открыты, улыбаются, никогда не оставляют без внимания, спрашивают «Как дела?». Да, это все дежурные фразы, на которые у тебя есть тоже дежурный ответ, но когда видишь перед собой приятного, улыбающегося человека, это все же намного радостнее и теплее, чем бурчание или хмурые лица в ответ на твое приветствие — то, к чему мы все, к сожалению, привыкли в России. В какой-то момент я поняла, что США все-таки — это моя страна, я здесь свой человек.

Насколько объективную, на Ваш взгляд, картину дают нам в России о США и наоборот?

— Я считаю, что не дает объективную картину ни одна сторона. На российском телевидении всегда идет какой-то кошмар, когда речь идет о США, поэтому в России я просто стараюсь не смотреть телевизор. Кстати, телевизора нет у нас и дома. Если дети хотят посмотреть фильм, они делают это по интернету, в NETFLIX, Amazon. Русские спектакли и фильмы там тоже есть. Сама телевизор я не смотрю, хотя работала на телевидении.

Много ли наших земляков встречаете в Штатах? Чем они занимаются, какими интересами живут?

— Когда мы собрались переезжать туда, я первым делом начала искать башкир и татар в Лос-Анджелесе, в округе, и нашла группу земляков, которые встречаются пару раз в год. Влилась в нее, в первое время помогала им организовывать встречи, а потом как-то так получилось, что я сама стала организатором наших совместных мероприятий. В Калифорнии наших земляков  не так много, многие из них — татары и башкиры, родившиеся в Узбекистане. У них танцы, песни, блюда, культура в целом отличаются от наших. Многие выучились здесь, получили местное образование. Есть люди бизнеса. Немало землячек работают медсестрами, есть бухгалтера, аудиторы, продавцы автомобилей. Очень все по-разному. Есть и те, кто приехал на заведомо низкооплачиваемую работу, смотрит за детьми и пожилыми. Часто у них просрочены визы, и работают они потому, что хотят заработать и помочь своим детям в России, планируя рано или поздно вернуться на родину. Те, кто занимается бизнесом, стараются обосноваться в Нью-Йорке и других крупных городах.  

Башкирское землячество в США — это сообщество или  разбросанные по разным штатам люди, никак особо не связанные общением?

— Землячество мы только пытаемся организовать. Пока вышедших на связь совсем немного, но в прошлом году нам впервые удалось собрать около десятка активистов, чтобы вместе написать диктант по башкирскому языку. В этом году из-за карантина писать его пришлось онлайн вдвоем, с Альфия апай Файзуллиной из Лас-Вегаса, специально приехавшей для этого в Лос-Анджелес.

  Я сама всегда стараюсь участвовать в таких мероприятиях, популяризирующих наш язык. Важно, чтобы он жил, и наша культура была жива. Например, я устраивала совместный просмотр фильмов «Етегэн» кинорежиссера Рияза Исхакова, «Бабич» Булата Юсупова. Как можем, стараемся, делаем что-то, чтобы показать, что мы тоже есть в этом большом городе и этой большой стране. Мы, конечно, поддерживаем связь друг с другом  и с теми, кто живет в других городах. Так что, землячество в процессе формирования, и мы рады любым новым контактам.

По Вашим наблюдениям, ради чего больше наши земляки переезжают за океан — в надежде развить свое дело или реализовать какую-то свою инновацию, изобретение, получить образование в университетах, по причине замужества или ради того, чтоб увидеть другой мир на пенсии? Были ли случаи, что кто-то возвращался обратно, разочаровавшись?

— Переезжают по разным причинам. Знаю немало земляков, которые приехали сюда учиться, а дальше им предложили работу, потому и  остались. Есть программисты, которые приезжают за большими деньгами и чаще всего делают успешную карьеру. Очень много студентов, это молодые ребяты, которые практически все находят свою нишу, прекрасно устраиваются после учебы, не теряются среди американцев, поскольку в целом намного сильнее, целеустремленнее и  конкурентоспособнее, чем американцы. Не знаю никого в кругу своих знакомых, по крайней мере, из Лос-Анджелеса, кто бы вернулся.

С вашим участием проводятся сабантуи в Лос-Анджелесе. Получают ли такие проекты поддержку городских властей? Сколько человек обычно  бывает на сабантуях «по-американски»,  что обычно на них происходит и насколько они интересны местным жителям?

— Сабантуи в Лос-Анджелесе проходят уже больше 15 лет, а я участвую в их проведении последние 10 лет. Все делаем сами, не надеясь ни на городские власти, ни на спонсоров, или на другую помощь. Проводим сабантуи как пикник — демократично и комфортно для каждого. Все делаем на свои деньги, изначально так сложилось, что мы с мужем могли себе позволить тратить свои деньги на татарские, башкирские мероприятия. От нашей семьи это выходило как пожертвование, «хаер» для наших народов. Все проводим бесплатно, единственное — иногда продаем лотереи за символические 5 долларов, чтобы на вырученные средства купить и потом разыграть призы. Сувениры нам для этого привозят обычно из Уфы и Казани. Я и сама вышивала картины для подарков. Еще есть замечательная семья Адигамовых — Фарида апа и Рустам абый из Уфы, которая ежегодно делает  деревянные ложки с выжженной надписью «Лос-Анджелес — Сабантуй», они всегда нарасхват как память.

  Приглашаем всех обычно через Facebook и ВКонтакте, по «сарафанному радио». Поддерживают все как могут — так, певица Лиана Хабибуллина, живущая в Лос-Анджелесе, выступает на наших сабантуях каждый год, все очень любят ее  выступления. Проходят они в одном и том же месте, в Гриффит-парке, многие уже знают его. Приходит от 60 до 150 человек, по-разному. Мы стараемся, чтобы больше приводили детей, поэтому организуем детские игры, чтобы младшему поколению было интересно. Я сама очень заинтересована, чтобы мои дети любили наши праздники, наши блюда и нашу культуру, знали все это. Поэтому тяну за собой и другие семьи с детьми. Жаль, что в этом году сабантуй  придется из-за пандемии пропустить — как, наверное, во всех других странах.

Вы до переезда поработали на телевидении, а оно близко миру кино. Как вам живется по соседству с Голливудом?

- На телевидении я проработала пять лет, на БСТ в программе «Салям». Киноискусством до переезда, честно скажу, не увлекалась и киноманкой себя назвать не могу. Но я была рада, когда на одном из довольно    популярных кинофестивалей — Asian World Festival — появилась возможность представить первый фильм башкирских режиссеров, «Первую республику» Булата Юсупова. Главный организатор этого фестиваля,    который прошел в прошлом году в пятый раз  - известный кинорежиссер из Кыргызстана Садыйк Шер-Нияз. На фестивале демонстрируется много фильмов, снятых авторами из республик бывшего СССР — киргизских, казахских, армянских, грузинских... Каждый год, к моему удивлению, привозят потрясающие фильмы из Якутии, очень интересные. В последний раз именно якутский фильм «Надо мною солнце не садится» взял два главных приза — «Фильм года» и «Актер года». Советую посмотреть.

Я впервые попала на этот фестиваль, когда мы делали показ фильма «Етегэн», и один из организаторов Asian World  Film Festival Джордж Чамчоум пришел на просмотр этого фильма. К сожалению, оказалось, что на фестиваль берут фильмы полнометражные, и башкирский фильм не подошел для конкурсной программы. Но знакомство состоялось, и с тех пор каждый год кинофестиваль приглашает нашу диаспору — как говорится, себя показать и на других посмотреть. В этом году во внеконкурсной программе кинофестиваля удалось показать короткий фильм Булата Юсупова «Первая республика», на показ прилетал сам автор.

Каковы шансы у башкирских фильмов попасть на какие-то кинофестивали в США? Каковы    требования и финансовые условия?

-  Asian World Film Festival проходит ежегодно осенью, а основной критерий отбора фильмов на него — это то, что фильмы-конкурсанты должны входить в списки претендентов на «Оскар» или «Золотой глобус». Это, к сожалению, сразу резко ограничивает возможности наших лент, но во внеконкурсной программе всегда можно договориться с организаторами и за определенную, хотя и не маленькую сумму получить зал и показать свой фильм. Если кому-то из башкирских авторов это будет интересно, я готова посодействовать такому    продвижению. Фестиваль довольно значимый, так, два года назад была приглашена Анжелина Джоли, а год назад председателем жюри стала известная турецко-германская актриса Мерйем Узерли.

Говорят, Вы — тот человек, который обнаружил в американском городе Корона улицу под названием «Башкирская» — Bashkir Street. Удалось ли узнать, какая история стоит за этим феноменом, как она связана с Башкирией?

— Да, действительно, в городе Корона в Калифорнии мы обнаружили эту улицу и, конечно, очень удивились. Более того — узнали, что таких улиц в Америке не одна! Мы ежегодно путешествуем с детьми, ездим по национальным паркам, смотрим новые города — это наша традиция. И вот, когда мы уже возвращались в Лос-Анджелес из одной такой поездки в Аризону, я наткнулась на статью о том, что есть, оказывается, улица Bashkir в Лондоне и решила проверить – а, может, есть такая и в США? Забила это название в google-карту, и не поверила своим глазам — вышло целых три улицы в Калифорнии! Bashkir Street в городе Корона, Bashkir Road и Bashkir Avenue в городе Вестбери.

Еще одну улицу мы уже, как выяснилось, проехали ранее, когда проезжали Эль-Пасо в Техасе. В Корону мы заехали, улицу увидели, правда, до сих пор не нашли однозначного ответа, почему ее назвали «Bashkir». Есть предположение, что это связано с названием местной кудрявой американской породы лошадей, которую называют «башкирской» по аналогии с «башкирской кудрявой» породой, распространенной в России. Пока доказательств тому, что американские лошадки как-то реально связаны с нашей республикой, а не просто названы так зоологами из-за похожести качеств пород, нет. Но вопрос требует изучения.

Вы живете в США, в стране, которая отличается от нашей по менталитету. Что она изменила в Вас?

— Думаю, я изменилась. Америка ли меня изменила или я изменилась с возрастом, не знаю. Стала немного спокойнее: начала думать прежде, чем говорить, больше улыбаться — так, что когда я приезжаю в Уфу, мне бывает очень неприятно, когда кое-кто неправильно понимает мою улыбку и начинает думать, что я «заигрываю». С возрастом я начала ценить окружающих меня людей, каждый прожитый день. Прекратила себя насиловать: если мне приятен человек, стараюсь с ним общаться, если нет — не буду.  

  А тем, кому я благодарна — благодарна по-настоящему. В прошлом году я летала на Всемирный курултай башкир в Уфу как делегат от США, участвовала в его съезде уже во второй раз. Я рада, что мою деятельность  по популяризации родной культуры за пределами Башкортостана ценят. Благодарна своей школе-интернату, 25-летие нашего выпуска из которой мы отмечали в прошлом году. Ее учителя дали мне «путевку в жизнь», а с одноклассниками было очень приятно увидеться спустя столько лет! Мы поддерживаем связь, общаемся в чатах. Интернат нам дал такое воспитание, что мы в любых концах света остаемся патриотами своего народа.

Анастасия Мамедова, Гульчачак Ханнанова
Теги: земляки
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть