Новости Башкортостана и Уфы
63.56
+0.02
66.61
+0.25
109.12
+0.01
9+ °C
Облачно
Коронавирус
Все новости
Общество
23 Апреля 2021, 17:01

Исповедь экс-террориста на зоне в Башкирии: «Заблуждение идет от религиозного незнания»

Ксения Калинина, Олег Яровиков
Ксения Калинина, Олег Яровиков
В одной из исправительных колоний Башкирии отбывает наказание по статье 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации») 29-летний Винер Валидов (имя, фамилия изменены — прим. автора). Мужчина решился рассказать специальному корреспонденту информационного агентства «Башинформ» о том, как его вовлекли в запрещенную на территории России террористическую организацию, как рухнули его карьерные планы, изменились отношения в семье – как его жизнь разделилась на «до» и «после». Журналист посетил осужденного в колонии, где состоялся непростой разговор.
ЗОНА
Пройдя все проверки и досмотры, оказалась по ту сторону свободы – в небольшой мрачноватой комнате, куда чуть позже привели Винера Валидова. Внешне среднего роста, худощавого телосложения молодой парень с уставшими глазами сел напротив меня. Уточнил детали беседы, и сначала неуверенно, но потом более-менее отрыто, стал отвечать на вопросы. Беседовали под наблюдением сотрудника исправительного учреждения – порядки такие.
МАЛЬЧИК ИЗ ОБЫЧНОЙ СЕМЬИ
Винер родился в обычной, как говорят, среднестатистической семье: мама, папа, братик, дедушки, бабушки. Семья не отличалась особой религиозностью. Обычная школа, хорошие друзья. Учился нормально. Была склонность к гуманитарным предметам. После школы поступил в один из вузов республики. Все было хорошо – учился, подрабатывал.
Позже молодой человек стал пропускать занятия, но к сессии «догонял». На четвертом курсе у Винера произошла, как он говорит, ссора с деканатом – на пятом курсе отработать пропуски не дали и добавили его в список отчисленных.
РОКОВАЯ ВСТРЕЧА
Именно в вузе произошла роковая встреча с так называемым «наставником», который сбил молодого студента с пути истинного. «Учитель» был таким же, как и герой повествования, студентом – его однокурсником, только помимо этого статуса у него был и другой – «затуманивать» мозги тем, кто поддается воздействию.
«Человек религиозный, совершал исламские обряды. Стали общаться, подружились. На тот период у меня была какая-то заинтересованность в религии, в исламе. А он, как религиозный человек, вызвал особый интерес. На этой почве общались, стали вместе ходить в мечеть. Я тоже углубился, начал обряды совершать. И пошло-поехало, — поделился собеседник. — Спустя полгода-год он сказал, что является членом организации Хизб ут-Тахри́р аль-Ислами (запрещенной в России — прим. автора). Я про нее слышал в мечети, меня еще тогда знакомый предупредил, что лучше с ее участниками не пересекаться. После этого я прервал общение с однокурсником. Спустя какое-то время мы вновь пересеклись, он позвал меня в гости чай попить. Не знаю почему, но я согласился. Были разговоры об исламе. Я обратил внимание, что ничего вроде бы такого страшного он не говорит. Мы снова начали общаться».
Преподаватели догадывались о том, что их студент «свернул» не туда… Плюс явное отставание по учебе, пропуски – недопуск к сессии и, как итог, отчисление.
«Дальше работал, где как придется – то там, то сям», — сказал Винер.
После отчисления встретил свою вторую половинку – поженились. Родился ребенок. Но семья и малыш не помешали встречам и общению с бывшим сокурсником.
«Он начал рассказывать, что в исламских странах идет притеснение мусульман. На этой волне у меня появилась заинтересованность: почему так происходит. Поначалу не придаешь значения, что такие разговоры опасны. Но позже пришло осознание того, что под красивыми словами таится другой смысл», — отметил он.
НЕ К ДОБРУ
Родители, особенно мама, заметили в сыне перемены. Про новые взгляды и интересы Винера говорили, что он «зафанател». Мать пыталась отговорить. Родные заметили изменения в молодом человеке – внешне он был прежним, но вот мыслями и образом жизни стал другим – отрешенным, далеким, стал строже относиться к пище, к одежде.
«Дружба» с наставником длилась несколько лет. Он все говорил об «очищении» ислама, призывал распространять взгляды Хизб ут-Тахрир дальше, будто готовил Винера к роли вербовщика, чтобы уже он заманивал в их секту новых адептов. К слову, в этой общине морально готовили и к тюрьме, подчеркивая, что если такое случится, то нужно к этому относиться как пленению неверными. «Плененных» члены организации считают героями-мучениками.
В какой-то момент на пути Винера появились люди, которые вернули его на «рельсы жизни». Это были бывшие члены этой организации.
«Начал задумываться, а до этого просто плыл по течению, на определенной волне. Бывшие «адепты» привели доводы, объяснили на примерах, что я глубоко и далеко заблуждался, что меня «заблудили». Читая уже другую литературу, не ту, которую распространяли члены Хизб ут-Тахрир, стал понимать, что те действия, которая совершает эта организация, противоречат тому, что, по сути, несет в себе ислам. Включилось критическое мышление: начал понимать, что ведут меня не туда», — сказал он.
ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ
Но было уже поздно. В дверь Винера и еще нескольких участников Хизб ут-Тахрир постучали. Нашли и изъяли запрещенную литературу. Его супруга была в шоке от случившегося. Потом был следственный изолятор, суд и приговор.
«Честно, не ожидал, что окажусь в стенах колонии. Думал, что со мной такого не случится. Да, я знал, что состою в запрещенной организации, но не осознавал. Осознание пришло позже, — добавил он. — Если бы можно было все вернуть назад, много чего поменял бы, но конкретизировать не буду. В какой-то степени, эта секта разрушила часть моей жизни, созидательным этапом этот период точно не назовешь».
В колонии Винер работает на производстве. Родные пишут письма, присылают посылки, созваниваются — поддерживают, чем могут. Ребенок Винера до сих пор не знает, что папа сидит в тюрьме по тяжкой статье.
РАСКАЯНИЕ
В первое время Винер даже не чувствовал, что его куда-то вовлекают, а потом начинают использовать, в том числе в антиправительственной деятельности. Ему приходилось выходить на митинги, пикеты под религиозными лозунгами.
«Увлекаешься красивыми словами, думаешь, что идешь к чему-то хорошему, но, по крайней мере, ко мне пришло осознание, что неправильно это - то, что говорят и делают в Хизб ут-Тахрир, противоречит тем взглядам, которые несет в себе ислам. И, кстати, отношение в секте становится резко другим, если ты вдруг не выполняешь какие-то обряды, если семье начинаешь уделять больше внимание, если личная жизнь начинает преобладать над жизнью в «общине». Методом убеждения пытаются остановить, объясняют, что это неправильный выбор, что за это будешь наказан Всевышним. Все на красивых высоких словах, красивых целях. Если ты настойчив в попытке ухода из организации, в твою сторону выливается поток негатива. Ты становишься их противником», — пояснил он.
О судьбе так называемого «наставника» Винер ничего не знает, и знать не хочет. О том, что будет дальше, после окончания срока, Винер пока не задумывается: у него нет четкого представления о планах на будущее.
«Буду жизнь обустраивать, для семьи стараться. А что конкретно буду делать – не знаю. Планов нет», — поделился собеседник.
Отталкиваясь от своего негативного опыта, Винер поделился советом с теми, кто на распутье, кто, возможно, уже подвергается обработке очередного наставника.
«Не воспринимайте информацию сразу глубоко, до сердца. Смотрите критически на ту информацию, которую черпаете сами и которую вам «вливают». Если прочитали какую-то книгу, посмотрите, что это за книга, какие доводы там приводятся, что она несет. Проверяйте, уточняйте, общайтесь с имамами в мечетях, спрашивайте. По большому счету, заблуждение идет от религиозного незнания, от отсутствия религиозного воспитания», — подытожил он.
«СПОКОЕН, ОБЩИТЕЛЕН...»
В исправительной колонии Винера Валидова охарактеризовали удовлетворительно:
«За весь период отбывания наказания взысканий не имеет. Трудоустроен на промышленной зоне учреждения. К обязанностям относится ответственно, поставленные задачи выполняет качественно и в срок.
В содеянном раскаялся. В профессиональном училище не обучается. Посещает библиотеку учреждения, занимается самообразованием. Принимает участие в культурно-массовых и спортивных мероприятиях отряда. В среде осужденных уживчив, конфликтов не допускает. Осознает законные требования сотрудников администрации.
По характеру спокоен, уравновешен, общителен, умеет контролировать свои эмоции. Внешне опрятен. Не требует контроля со стороны администрации. Придерживается общепринятых норм и правил поведения. Поддерживает устойчивые отношения с родственниками путем получения посылок и передач».
МНЕНИЕ
Ахмат хазрат Ахмеров, имам-хатыб Первой соборной мечети Уфы:
«Вовлекаются люди в эту организацию путем аятов Корана, изречений пророка, хадисов. Методы у них не похожи на те, которые используются в традиционном исламе. Они используют отрывочные знания: говорят начало аята, а конец не договаривают. Или полностью говорят аят, но не говорят о том, для чего и в какое время это было ниспослано. Трактуют аяты по-своему, так, как им выгодно.
Раньше я думал, что вовлекаются в Хизб ут-Тахрир только асоциальные личности, одинокие люди, малообщительные, закрытые: вербуют при мечетях, приглашают пообщаться – те идут. Но сейчас я вижу, что под влияние этой секты попадают разные социальные группы людей, в том числе зажиточные. С точки зрения ислама это именно секта, потому что их слова противоречат Корану. Попадают в нее, в основном, из-за социально-экономических проблем, когда нет работы, когда людям негде и не в чем себя реализовать. Когда человеку делать нечего, он или в бутылку уходит, или в радикальные течения. Чаще всего вербуют мужчин, но, думаю, и у женщин есть свои группы, свои лидеры. В составе группы сначала может быть три-пять человек, которые подчиняют еще людей. Ячейки разрастаются.
Я непосредственно общался с теми людьми, которые знают игиловцев (ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в России — прим. автора). Так вот, там нет никакого ислама, там есть бандиты, которые прикрываются религиозными догмами — это лидеры. Но попадается и пушечное мясо – искренние, в основном, молодые ребята. Они думают, что это истинный ислам, но под его видом в их души, в их сердца заливаются помои, нечистоты. Да, они могут позже опомниться, но, к сожалению, чаще всего бывает поздно.
К чему может привести участие в подобных организациях? Все видят, что творится в Сирии – вот к этому и может привести, если не бороться, если не пресекать. Их деятельность не направлена на какие-то духовно-нравственные цели, на поклонение, посты, знания, обучение, просвещение. Они и сами об этом говорят, подчеркивая, что для них важно построение халифата (исламского государства — прим. автора). А основа ислама – это все, что касается любви: любви к господу, пророку, родителям, близким, ко всем людям, природе и животному миру. Прежде всего, это духовная и душевная составляющая — наши сердца должны быть устремлены к господу. И только потом уже мы смотрим на материальные блага. А их сердца к чему стремятся? У них же одна политика и разговоры о том, кто неправ. Ребята, заряженные на свою правоту, попадают во все это, но через какое-то время одумываются, даже через 15 лет.
Мой совет такой: для того, чтобы не попасть в различные деструктивные, псевдоисламские группировки, нужны три вещи. Первая — это религиозная грамотность, где черпаются знания в исламских университетах и колледжах, воскресных курсах при медресе. Такие в Башкирии у нас есть, ребята там учатся. Вторая — знание своих традиций. Третья — знание истории. Если человек будет образованным, никакого радикализма, экстремизма, терроризма не будет. Только путем просвещения идет профилактика религиозного экстремизма и терроризма».
СТАТИСТИКА
По данным правоохранительных органов, по статье 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации») в Башкирии за причастность к организации Хизб-ут-Тахрир аль Ислами задержаны и осуждены в 2015 году 21, в 2016 году — 4, в 2017 — 16, в 2018 — 1 человек. В 2019 году задержан ещё один участник Хизб-ут-Тахрир аль Ислами, который в настоящее время ожидает вынесения судом приговора.
СПРАВКА
*Хизб ут-Тахри́р аль-Ислами («Исламская партия освобождения») — международная панисламистская политическая партия, основанная в 1953 году в Восточном Иерусалиме.
По данным ru.wikipedia.org, Россия признала Хизб ут-Тахрир аль-Ислами террористической организацией. Декларируемая цель организации — восстановление справедливого исламского образа жизни и исламского государства (халифата) и воплощения в нём исламской системы. Госорганы США относят Хизб ут-Тахрир к числу групп, действующих ненасильственными методами, но способствующих распространению экстремистских настроений среди мусульман и, вследствие поддержки антизападной идеологии, потенциально способных оказывать идеологическую поддержку терроризма.
*запрещена в России
Автор:Ксения Калинина
Читайте нас в