Новости Башкортостана и Уфы
73.74
0
83.24
0
71.98
+2.11
-10 °C
Ясно
Коронавирус
Все новости
Детально
5 Октября , 10:22

Ильфир Якупов: «Театр – это семейный организм»

Валерий Шахов
Перед гастролями в Уфе Татарского академического театра им. Галиасгара Камала журналист «Башинформа» Лейла Аралбаева побеседовала с директором театра Ильфиром Якуповым. Собеседник агентства рассказал о феномене «Голубой шали», новом здании, театре в TikTok и многом другом.
- Ильфир Ильшатович, уже месяц, как стартовали продажи билетов на ваши спектакли, которые скоро состоятся в Уфе. Расскажите подробнее о предстоящих гастролях.
- Мы приезжаем в Уфу с 9 по 16 ноября и будем выступать на двух площадках. У нас обменные гастроли с Башкирским театром им. Мажита Гафури и с Уфимским татарским театром «Нур» один раз в два года. Хочется объединить три театра. Нам, конечно, было бы удобно выступать только в одном театре, на двух площадках затратнее. Но есть этический, имиджевый момент, который надо соблюдать. Театр – ведь это семейный организм. И артисты театра «Нур», и артисты Башдрамы с артистами театра им. Камала общаются, дружат, ходят друг к другу в гости. Здесь деньги не главное, мы должны объединять всех. Всего у нас выезжает 140 человек актеров и персонала и около семи фур с декорациями и костюмами. Наши техники в постоянном контакте со специалистами ваших театров. Еще в феврале посмотрели, как изменилась после ремонта техническая часть Башакадемтеатра.
- Какие спектакли привезете для уфимского зрителя?
- Всего привезем восемь спектаклей. Все они премьерные, уфимские зрители еще их не видели. Спектаклем «Угасшие звезды» – классикой в постановке Фарида Бикчантаева мы открываем гастрольный тур на сцене театра «Нур». Следующие два спектакля, которые покажем там же, – «Я не вернусь» и «Я не вернусь. Мечты». Расскажу предысторию. Наш молодой штатный режиссер Айдар Заббаров во время пандемии не сидел сложа руки. У него появилась идея поездить по умирающим деревням Татарстана – тем, где осталось 2-5 домов. Ему стало интересно, почему умирают деревни, почему уезжают люди. Он сделал интервью с проживающими там, теми, кто еще остались, и создал эти два спектакля. Две серии получились спонтанно. Когда он привез материал и начал репетировать с артистами, сказал мне, что спектакль выходит на четыре часа. Я ответил: так нельзя, это очень долго, надо делить. Так у нас получилось две серии: первая серия с 1930-х годов по 1970-е, а вторая – с 1970-х по нынешнее время.
- Если посмотреть только одну серию – будет понятно?
- Понятно. Мы наблюдали в течение сезона, как спектакли воспринимаются народом. Очень интересно рассказывается про те времена, ситуации, которые происходили тогда. Наши артисты перевоплощаются в прототипов, многие из которых живы.
- Значит, это документальный театр?
- Да, мы именно так определили жанр – документальные спектакли. Зрителю очень нравится, они приходят по несколько раз. Открою секретик: там у нас во второй серии в перерыве дискотека 80-х даже есть.
Если вернуться к нашим гастролям, то следующие пять спектаклей мы сыграем на сцене Башдрамы. Это «Живы ли вы» Мансура Гилязова в постановке Фарида Рафкатовича Бикчантаева, очень актуальный спектакль на сегодняшний день. Там показываются разногласия, которые бывают между семьями.
«Женюсь.tat» Ильгиза Зайниева, который и написал, и поставил спектакль. Это «усал комедия» – «сердитая комедия», тоже на современную тему, как парень ищет свою вторую половину.
«На закате» Артура Шайдуллы – молодого автора, который в 2019 году победил в «Новой татарской пьесе». Фарид Рафкатович Бикчантаев вызвался поставить этот спектакль. Можно понять, как молодой человек видит сегодняшний мир. Клубок сюжета начинает разматываться в конце 1-го акта, до этого он держит всех зрителей в напряжении.
«Пять вечеров» Александра Володина – русская классика в постановке Айдара Заббарова. У этой пьесы было очень много постановок. Наша постановка необычна – мы стелим искусственный лед, и артисты катаются на коньках. Лёд в Уфу привезем с собой. В конце сентября с этим спектаклем мы съездили на Володинский фестиваль в Санкт-Петербург и по пути оттуда еще заезжали в Ярославль на Волковский фестиваль.
16 ноября закрываем гастроли в Башакадемтеатре «Голубой шалью» Карима Тинчурина. Честно скажу, как менеджер, я не понимаю, почему этот спектакль идет беспрестанно с 1926 года. У него было несколько постановок, разные прочтения. Народ так любит, ходит на него, и это никогда не заканчивается. Скоро 100 лет этому спектаклю – это какое-то уникальное явление.
- Наверно, радость узнавания – то, что его смотрели все поколения семей.
- Возможно. У нас в репертуаре есть несколько таких спектаклей. Например, «Зятья Гэргэри» и «Свет моих очей» с 1995 года идут, оба Туфана Миннуллина. Есть такие уникальные пьесы, которые народ особенно любит. Актеры меняются, вводятся, заново репетируем. Так и «Голубая шаль», которую с нашим оркестром в ноябре мы вновь покажем уфимскому зрителю.
- При этом в театре, особенно национальном, остро стоит проблема современной драматургии.
- В конце этого года мы объявим очередной конкурс драматургии, на следующий год проведем. Если посмотреть наш репертуар, видно в процентном соотношении, что на 50 процентов это классика, на 50 процентов современная драматургия. И самое главное, что ставит не только Бикчантаев, но и молодые режиссеры Заббаров, Зайниев, Гараев. Артистам интересно работать с разными режиссерами.
- Вы с Фаридом Рафкатовичем руководите театром им. Камала вместе. Насколько вы влияете на репертуар театра?
- Мы совместно выстраиваем репертуарную политику. Фарид Рафкатович Бикчантаев прекрасно знает зрителя, систему, предлагает, иногда я накидываю идеи, обсуждаем. Если у творческого человека не загорится на тот или иной проект, он не сможет его воплотить. Тьфу-тьфу, вот уже 9 лет мы дружно работаем вместе.
- Вы, как директор, наверное, хорошо представляете своего зрителя в республике. А какой ваш зритель здесь, в Уфе?
- Думаю, такой же, как и в Казани. Хотел бы отметить, что зритель молодеет, молодежи становится больше. Интернет-ресурсы, соцсети всё равно помогают. Есть люди, которые меня ругают за то, что я чересчур увлекаюсь интернет-технологиями – а мы выпускаем даже лайф-трансляции. В 2019 году в Год театра мы закупили мини ПТС, благодаря чему делаем прямые трансляции на нашем сайте. Это платно,но сумма символическая.
- Трансляции востребованы?
- Пока там нет большого потока, но ведь есть татары, которые проживают, например, в Италии, в Питере. Спектакли же рождаются и через 3-5, максимум 10 лет, умирают. И приходится списывать. А потом зрители к нам обращаются: Я не успел посмотреть, я не успел приехать... Тем более, прошлый год нам показал, что нужно использовать интернет-технологии. Мы очень кропотливо, качественно работаем над записями, требовательно смотрим на съемку спектакля на видео. Наша база очень хорошая. В 2020 году, когда закрылись все театры, мы даже заработали трансляциями на нашем сайте.
- Вы даже премьерные спектакли выкладываете в интернет?
- Конечно! Этого не надо бояться, это подогревает интерес. На сегодняшний день время очень быстро летит и очень много работы, все бегают, суетятся и не успевают прийти. Есть еще и маломобильные зрители. Они и приходят, и трансляции смотрят, есть субтитры на русском и английском языке. Кстати, в Уфе тоже на всех спектаклях будет синхронный русский перевод, который мы привезем с собой.
А для YouTube у нас есть своя отдельная программа – программа называется «Әле». Мы приглашаем гостя, снимаем его на главной сцене. У нас побывали первый президент Минтимер Шарипович Шаймиев, Салават Фатхетдинов, министр культуры, руководители инвестиционных агентств. Мы берем разные сферы и задаем им интересные и даже провокационные вопросы на темы театра, национальности, или почему они не ходят в театр...
- Есть же такое, что многие политики не ходят в театр?
- Есть, не буду лукавить. Мы и на них выходим. У них конечно сразу отговорка: «Не приглашаешь, мы и не приходим». Я в таких случаях говорю: «Простите, я не знаю ваш график, когда у вас свободно. Звоните!» Мой сотовый, наверно, только ленивый не знает, мне все звонят, пишут.
- На премьерах обычно театр собирает полный зал, а на рядовых спектаклях у вас как?
- Естественно, комедии всегда заполняются. У нас Большой зал на 843 человека. Но даже если 300 зрителей придет, тоже хорошо. Не нужно нагонять. Спектакль спектаклю рознь, не бывает одинаковых. Главная наша задача – информировать, напоминать людям разными роликами, интерактивными проектами, внимание периодически будоражить. Спектакль – это же не хлеб, который каждый день хочется кушать, это по настроению. А со зрителями мы работаем. У нас на сайте электронная регистрация, и пользователи оставляют свои дни рождения. Каждому из них автоматически отправляется открытка с днем рождения от наших артистов.
- Получается, что знаете почти каждого зрителя в лицо?
- Конечно, это же приятно, это от души. Они заходят на сайт, покупают билеты. За мою практику я изучил разные столичные театры. Любой театр возьми – нет такого, чтобы все спектакли были аншлаговыми. И нельзя так делать. Если у вас каждый день зал полный – у меня сомнение, значит, нагоняют.
- Я увидела, что у вас на сайте объявлен детский конкурс на проект здания. Все возраста решили охватить?
- Конечно, без этого никак. На детский конкурс всего поступило свыше 50 работ. Победителям мы вручили ВИП-абонементы, которые предоставляют лучшие места в зале на все премьеры сезона. Я с прошлого года прошу, чтобы мы находили и придумывали какие-то акции в TikTok. И Инстаграм у нас развит, активно работаем во ВКонтакте, в Фейсбуке. Омолаживать зал надо с самого раннего возраста. Они хотя бы должны слышать, что есть такой Театр им. Галиасгара Камала. У нас имеются и детские спектакли в малом зале. Если подрастающему поколению не показывать, что ты современен, они скажут: это консервативный театр, зачем туда ходить. Через их технологии мы должны приобрести зрителя.
Вот посмотрите наше новое ноу-хау. Это открытка «Голубой шали», можно на ней написать поздравления и отправить. А сейчас я наведу на нее телефон и видите, что происходит? Открывается двухминутный видеоролик спектакля. Если не идти в ногу со временем, невозможно добиться интереса подрастающего поколения.
- Еще у вас стартовал интерактивный проект, где зрители сами станут участниками спектакля.
- Да, мы планируем в малом зале такой экспериментальный спектакль. Люди, горожане будут рассказывать о нашем театре, нашем здании, поделятся своими мыслями и воспоминаниями. Вы, наверно, уже слышали, что нам определили землю под строительство нового здания театра, сейчас объявлен архитектурный конкурс. Архитекторы не только России, но и разных стран будут биться за то, чтобы сделать проект нашего театра. Он также будет находиться на озере Кабан, но на другом берегу, недалеко от нынешнего здания. Для архитекторов было бы интересно послушать, что со сцены наши люди говорят о нашем здании, что для них символизирует наше здание. Сейчас идет кастинг спектакля – будут участвовать непрофессионалы, но ставят профессионалы. И мастер-классы сделаем, и сценречь проведем, чтобы все было достойно и красиво. Мы должны это сделать к концу ноября.
- То есть этот проект адресуется архитекторам?
- В том числе. Но чтобы этот проект не остался разовым, сделаем интересно для зрителя. У нас уже был такой пример. Мы со стороны приглашали не артистов, а обычных горожан сыграть в «Голубой шали» Абыстай и других персонажей. Была интересная коллаборация. В будущем такие интерактивные проекты будут жить дальше и, надеюсь, войдут в репертуар нашего театра.
- Вы упомянули про строительство нового здания театра. Как вам удалось наконец этого добиться, ведь вопрос давно назрел?
- Это все шло еще до меня, при предыдущем директоре Шамиле Зиннуровиче Закирове. Еще в 2004 году были созданы макеты, которые предлагалось сделать для расширения театра. Дело вот в чем. Мы находимся в центре города, стоим на озере. А постройка 1970-х годов, строили до 1986. Рядом с театром у нас есть автостоянка. Я всегда удивлялся, зачем ее сделали, ведь в те годы было совсем мало машин. Оказывается, на этом месте должны были быть производственные базы. По каким-то причинам их просто не построили. Еще один момент: мы находимся в охранной зоне Юнеско – Кремль и подпадаем под определенные правила. У нашего театра форма паруса. И, если мы раздвинем здание по балконам, тогда легкость уйдет, сказали архитекторы. Из центра тоже уходить не хочется. Если бы мы построили 2-3 этажное здание около театра, мы бы закрыли вид на Кабан, что было бы плохо для туристов. Даже думали, может, филиал построить? Но тогда расширяется штат. Это тоже нагрузка для бюджета республики.
И буквально этим летом, в июле, когда объезжали площадки, наш президент Рустам Нургалиевич Минниханов сказал: «Давайте мы лучше новое здание построим». Нашли недалеко от нашего театра парк, там и разместится наш театр. Объявили конкурс, архитекторы начали работу, жюри отберет 7 финалистов. Всего поступило свыше 500 заявок. Победителя объявят в начале февраля 2022 года. Все документы – истории Казани, история театра, история места, где предполагается построить, всю информацию скомпоновали, дали, все чертежи архитекторам предоставили.
- И, наверно, сообщили им все ваши «хотелки» по театру?
- В марте мы провели страт-сессию. Пригласили из Москвы театральных специалистов, художников, архитекторов, наших сотрудников. Театр на улице, театр внутри, какие проекты, что можно делать, что расширять. И получился документ под названием «Функциональное задание». Архитекторы будут на основании нашего функционального задания, наших «хотелок» делать проект. Там все до квадратного метра прописано – что нужно осветительному, звуковому, видео цеху, IT-отделу.
- Получился такой проект идеального театра?
- Если всё, что мы написали, осуществится, это будет правильно и шикарно. Но есть же пословица «по одежке протягивай ножки», денежную проблему никто не снимал. Оборудование, аппаратура только дорожает, к тому моменту посмотрим. Тут самое главное – мудрость наших руководителей республики. Рустам Нургалеевич предложил сам, мы даже не думали, просто обрадовались, когда он сказал: «Давайте совсем новый театр построим!» Он сам болеет за это дело, считает, что татарский театр не должен останавливаться, всегда должен работать. Если такой подход будет и дальше – думаю, в деньгах проблем не будет, подключатся и другие инвесторы. Сами видите, у нас в Татарстане и Булгар, и Свияжск, и Казанские соборы построили. Надеемся, что и с нашим театром главным будет качество. Как ориентир – 2025 год. Надеемся!
- Большое спасибо за беседу, желаю вам успешных гастролей!
Автор:Лейла Аралбаева
Теги:театр