Новости Башкортостана и Уфы
Все новости
Культура
24 Декабря 2022, 09:01
Земляки

Гульсина Батыршина: В нашем лице москвичи представляют башкирский народ

Сегодня герой рубрики «Земляки» — Гульсина Батыршина, руководитель популярного московского Башкирского фольклорного коллектива «Ак тирмэ» («Белая юрта»), который был образован в апреле 2014 года при Полномочном представительстве Республики Башкортостан при Президенте РФ. Коллектив достойно представляет башкирскую культуру на фестивалях, в том числе международных, побывал в Латвии, Турции и Карелии, ежегодно участвует в концертах, фестивалях, культурных акциях. Ансамбль является лауреатом многих фестивалей, в том числе «Фолк тайм», «Поем на родном и государственном» и других. Режиссёр, художник и педагог, член Российского творческого союза работников культуры Гульсина Батыршина уже много лет живет в Москве, неустанно пропагандирует башкирское искусство и культуру.

«Ак тирмэ» на съемках «Поля чудес»
«Ак тирмэ» на съемках «Поля чудес»

— Гульсина Алтынтимеровна, традиционный для нашей рубрики «Земляки» вопрос: как вы оказались вдали от родины, в вашем случае, когда и как переехали в Москву?

— Я с детства тянулась ко всему красивому, лучшему, мечтала достигнуть высот везде, где можно, — и в личном плане, в профессии. Не знаю, откуда это у меня, воспитывали очень строго, в среде, где осуждали тех, кто стремится хоть как-то выделиться от остальных. Видимо, в генах был заложен бунтарский, лидерский характер.

— Расскажите о своем детстве и юности. Они прошли в Башкортостане? Чем больше всего запомнились?

— Родилась я в Стерлибашевском районе, в деревне Сарайса. С детства мечтала учиться в городе, поэтому в 10 лет поступила в Стерлитамакскую башкирскую школу-интернат. Мечтала об учебе в Москве, но раз не получилось, то решила, что мои дети обязательно должны учиться и жить именно тут. К 2004 году я в Башкортостане успела достичь многого: 11 лет проработала в БРТК — бывший культпросвет, сейчас училище искусств в Стерлитамаке, преподавала народное художественное творчество. Успешно состоялась моя персональная выставка живописи в галерее «Урал», куда приезжал сам Ахмат Лутфуллин, он попросил у него оставить мою картину «Портрет Матери».

В Стерлитамаке я с нуля создала фольклорный коллектив «Комарткы» (сейчас «Ашказар нагыштары»), который за три года досрочно получил звание «народного», создала базу для открытия худграфа в пединституте, сейчас филиал БашГУ, изостудию в специнтернате, успешно училась в аспирантуре у Зиннура Ураксина. В какое-то время я поняла, что мне все это стало неинтересно и тесно, хотелось чего-то большего, совершенно нового, и тут мне предложили поехать в Москву. Помню, сказали: «ты со своими золотыми руками и с детьми там не пропадешь». Рискнула и нисколько не жалею.

из личного архива
Фото:из личного архива

— Знаете ли вы свое шежере-родословную, кем и чем оно знаменито?

— Шежере у нас сложное. Знаю до шести поколений, специально заказывала, изучаю. Девичья фамилия у меня Курбанова, отца звали Алтынтимером, Батыршина я по мужу. С маминой стороны мы относимся к роду Татигяс бей, наши родственники носят фамилию Тятигачевых. И еще в детстве мама часто рассказывала про своего брата. Единственный брат моей мамы Гильметдин Салахутдинович Баязгулов был писарем в Кундрякском сельсовете Стерлибашевского района. Он основал избу-читальню в селе Табулды, учил всех грамоте. Играл на гармони, рисовал плакаты, писал стихи, в конце 30-х печатался в республиканской газете «Башкортостан». Умер рано, после его смерти из Уфы прислали документы, оказалось, что он должен был поехать туда на работу по приглашению. Мама говорила, что их отравили. Нигде о нем не могу найти никакой информации. Табулдинский архив сгорел при пожаре. Обращалась в газету «Башкортостан», но не ответили. Вероятнее всего, он попал под сталинские репрессии.

— Как начиналась ваша творческая деятельность? Какими были ваши первые выступления на сцене?

— В интернате это обычное дело, стихи рассказывала, в хоре пела, танцевала. В основном любила организовывать, придумывать сценки, игры, распределять по ролям. Также и в институте, и после института. Помню, организовала в Стерлитамаке башкирский бал-маскарад для молодежи.

— Как в Москве создавался ансамбль «Ак тирмэ»? Кто придумал ему название?

— В Москве я работала в татарской школе, где часто делали мероприятия, также и в Татарском культурном центре. Не скрываю, всегда завидовала им, и было больно за башкир. Когда работала в кино еще до школы, я загорелась созданием частной башкирской киностудии. Сейчас понимаю, что смогла бы это организовать, если бы были спонсоры, но их не было и нет. После очередного разочарования в том, что на одном из крупных межнациональных праздников башкиры не представлены, решила взяться за создание культурного центра. А для этого начала с создания фольклорного коллектива.

Над названием долго не думала, еще в Стерлитамаке была наслышана про уфимский клуб «Ак тирмэ», мне нравилась активность народа вокруг центра. Очень хотелось, чтобы такие национально-культурные центры появились во всех городах России. Помню тогда, как оран, всегда в голове крутились известные стихи Кадима Аралбая: "Башҡортостан — аҡ тирмәләр иле, бар Ватанға тора күренеп. Яҡты моңға, наҙ-һағышҡа тулы аҡ тирмәле халҡым күңеле…" Так метко и о многом сказано… До слез…

«Ак тирмэ» на съемках клипа в Стамбуле
«Ак тирмэ» на съемках клипа в Стамбуле

— Как бы вы сформулировали цели и задачи вашего коллектива?

— Они были ясны и понятны изначально — популяризация башкирской культуры, истории, языка в московском регионе и не только. Для реализации этой цели нужно было объединяться, привлекать энтузиастов, создавать различные творческие группы, коллективы. И через год мы рискнули объявить об открытии Башкирского культурного центра при РОО Землячество РБ, тогда руководителем был Рафаэль Нариманович Зиннуров.

— У вас очень оригинальный репертуар. Как находите новые номера, совместно или сама?

— Над репертуаром в основном работаю сама, тщательно выбираю самые лучшие, на мой взгляд, песни в исполнении наших известных певцов и обязательно учитываю вкусы московской публики, избалованной разного рода шоу и исполнителями. Обязательно советуюсь с коллективом. Частушки и шуточные песни, понятное дело, всем нравятся, особенно «Гульназира» с самоваром. Но с протяжными песнями нужно подходить очень осторожно. Такие песни, как «Уралым», «Сыбай кашка», «Бер алманы бишкэ булэйек», «Алпамыша», «Ете кыз» и другие обязательно представляем с подтанцовкой, с переводом или предысторией, так как наши зрители в основном не понимают башкирского языка. Тем не менее, и это самое главное, с самого начала я поняла, что простые москвичи нас очень хорошо принимают. И в нашем лице они представляют весь башкирский народ. Я очень горжусь этим. Именно поэтому наше творчество должно быть безупречным, мы не имеем права разочаровать их в этой любви.

— Многим запомнились ваши яркие выступления на Красной площади. Трудно ли было их организовать?

— Мне не трудно организовывать съемки клипов, наоборот, в удовольствие. Часто на ходу решаем, как и что снимать, и этим интересен сам творческий процесс. На Красной площади то же самое, возможно, сказался мой опыт работы в кино. Все мы ждем съемок и идем на любую площадку с большим удовольствием. Наши костюмы всем очень нравятся, тем более иностранцам и гостям столицы.

— Вы часто пропагандируете башкирскую культуру на центральных телеканалах, на конкурсах и фестивалях. Вас сами приглашают или вы целенаправленно ищете?

— В основном нас находят сами в интернете. Но и мы яркие, активные, нас запоминают на мероприятиях и приглашают дальше на другие мероприятия сами организаторы. На съемки фильма «Ёлки-8» киношники нашли нас в интернете, и очень обрадовались, что такой коллектив есть в Москве. Филипп Киркоров был очарован нами, обещал пригласить на свои проекты.

«Ак тирмэ» на съемках «Ёлки-8» с Филиппом Киркоровым
«Ак тирмэ» на съемках «Ёлки-8» с Филиппом Киркоровым

— Как бы вы охарактеризовали башкирское народное творчество? Чем, по-вашему, башкирская культура так нравится людям?

— Это бесценное духовное и материальное богатство нашего народа! Это главный источник духовных знаний народа. К большому сожалению, есть люди, которые этого не понимают… Очень уважаю все народы и их творчество, но безумно люблю башкирское народное творчество, не перестаю восхищаться и удивляться творчеством наших талантливых предков: это задушевные и зажигательные песни, мелодии курая, яркие танцы, которые не могут оставить равнодушными никого. Я очень рада, что нашему коллективу, пусть и не в полной мере, но удается показать это богатство публике, и приятно ощутить восторг от окружающих. Жаль, что многие считают, что бархатные зиляны с позументами, серебряные украшения могли носить только королевы и только на праздники.

— Кто шьет вам костюмы? Кто создает их эскизы?

— Эскизов фактически не делаем, под образец берем из интернета архивные и фотографии музейных образцов. Зиляны, платья заказываем в Уфе у нашей постоянной опытной портнихи Натальи. А все остальное — декорирование зиляна, нагрудники, кашмау мастерим сами, помогаем друг другу.

— За 8 лет существования ансамбля какие выступления, гастроли больше всего запомнились?

— Поездки на международные фестивали в Прибалтику, Великий Новгород, Карелию, Турцию. Приятно вспоминать очень дружелюбное отношение к нам везде. Часто вспоминаем с любовью наши поездки на съемки клипов в Башкортостан. Они состоялись благодаря нашим друзьям, таким как Станислав Усманов, Минзия Хатыпова и многим другим добрым людям.

— Вы еще занимаетесь исторической деятельностью, связанной с восстановлением памяти погибших в Великой Отечественной войне, с 2018 года организуете участие московских башкир в шествии «Бессмертный полк». Кто в вашей семье погиб в те годы, чьи имена вы свято чтите?

— Возможно, на чужбине мне так кажется, что все погибшие шаймуратовцы, невинно убитые репрессированные, известные личности для меня являются близкими и родными… Их души словно ждут нас, нашего внимания к ним, так как мы находимся территориально ближе к их могилам.
Это одна из причин того, чем мы занимаемся, ежегодно проводим акции памяти на Донском кладбище, являемся инициаторами реконструкции памятника над братской могилой во Вторых Тербунах, где похоронены шаймуратовцы, снимаем клипы.

— Что можете сказать о своих коллегах по ансамблю? Кто они про профессиям? Где вы находите таких энтузиастов?

— Это люди разных профессий, возрастов и национальностей, в коллективе есть и русские. Почти всех тянет к нам именно то, что мы занимаемся башкирской культурой. Я очень требовательна к себе и участникам коллектива. В самом начале большинство, кто приходили, не понимали, чего я от них хочу, уходили. Мне всегда тяжело заставлять и просить работать бесплатно, тем более в мегаполисе, поэтому я в основном все оргвопросы выполняю сама, устаю и, бывает, хочу всё бросить. Но всегда рядом находится человек, который понимает и поддерживает, и сама хорошо понимала, что нельзя сдаваться, как бы трудно ни было. Также вдохновляют нас отзывы поклонников, друзей. Нам нравится, что в основном люди добрые, они стараются нас поддерживать морально. Приятно, что наши артисты помогают с записями, наши клипы показывают по БСТ.

— Где сейчас размещается ансамбль, есть ли у вас свое помещение, материальная база?

— Это наше больное место. Благодарим, конечно, наше Полпредство за предоставление репетиционного зала, без чего мы бы вообще не смогли существовать. От имени коллектива благодарю также Иванову Галиму Хановну за её электрическое фортепиано — синтезатор, без него мы не смогли бы заниматься вокалом. Но нам остро не хватает репетиций на профессиональной сцене с микрофонами, что очень тормозит наше развитие по концертной части. Надеюсь, что этот вопрос нам удастся разрешить. Также хочется надеяться, что в скором будущем башкиры Москвы дождутся отдельного здания под Башкирский культурный центр.

— Каковы дальнейшие планы развития ансамбля «Ак тирмэ»?

— Сейчас очень трудно что-либо планировать, в нашем мире всё так быстро меняется. Будем работать также над профессиональным ростом, заказали новые костюмы, мечтаем о новых сапогах, головных микрофонах и новых проектах.

— Вы всегда отлично выглядите. Есть ли у вас свои рецепты молодости и красоты?

— Спасибо, взаимно, Лейла, всегда восхищаюсь вами. Скорее всего, это идет от внутреннего состояния души, от желания всегда быть счастливой и веселой, вопреки всему. Улыбка — это наша визитная карточка.

— Вы верующий человек? Что служит вам опорой в вашей творческой и общественной деятельности?

— За нас решили наши предки, принимая ислам, и я им очень благодарна! У меня вещие сны, которые сбываются. Мы в своих поездках по святым для нас местам, например, по следам Салавата, шаймуратовцев, по защите шиханов часто сталкиваемся со странностями, например, при проблемах, связанных с человеческим фактором, явлениями природы, погодой и при каких-то других проблемах чувствуем неожиданную поддержку свыше. Раньше очень укоряла себя, что не могу зарабатывать и помогать своим детям, но в последние годы я уверена, что я выполняю миссию, и всё именно так и должно быть. В конце концов, духовное богатство превыше материального.

— О чем вы мечтаете?

— Жить в своем доме возле водоема и писать картины.

— Спасибо, Гульсина Алтынтимеровна, желаю, чтобы все ваши смелые проекты сбылись и ансамбль «Ак тирмэ» жил долго и развивался! 

Автор:Лейла Аралбаева
Читайте нас: