Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 72.85 ↑

EUR 86.06 ↓

16 сентября Четверг

Уфа   °

Радий Хабиров о спорте, мировых событиях в Уфе и трансляции опыта Башкортостана на страну

СПОРТ

В столице Башкортостана торжественно завершилось Первенство мира по борьбе среди юниоров. В общем зачёте турнира победила сборная России: девять золотых, две серебряные и восемь бронзовых наград. Об итогах турнира и не только в эксклюзивном интервью телеканалу «Матч ТВ» рассказал Глава Башкортостана Радий Хабиров.

- В Уфе прошло юниорское Первенство мира по борьбе? Каковы ваши впечатления?

- Самые добрые воспоминания и, конечно, самые приятные впечатления. Не мне давать оценки, потому что мы были организаторами. Но с точки зрения сторонних наблюдателей – прежде всего, наших коллег из Федерации спортивной борьбы России и Роспотребнадзора, поскольку, как вы знаете, эти соревнования проводились в особых условиях – организация соревнований была на очень высоком уровне. Все элементы и процедуры, связанные с выходом борцов и проведением схваток, получили довольно высокую оценку. Конечно, я очень доволен.

Это яркое событие в истории не только башкирского, но и российского спорта. Впервые у нас в стране проводилось Первенство мира среди юниоров. И мы прекрасно понимали всю ответственность.

Важно и то, что наши борцы, ребята и девушки, показали очень хорошие результаты. В командном зачете Россия заняла первое место. Для меня вдвойне важно, что в составе сборной России по греко-римской борьбе участвовали два парня из Башкортостана. Они завоевали золотые медали. Для нас это была большая радость.

Я часто анализирую свои поступки, решения. Безусловно, тот факт, что я всё свое детство довольно серьезно занимался спортом, накладывает определённый отпечаток. Это дисциплина, уверенность в себе, в своих возможностях. Это трезвая оценка своих действий, упрямство в некоторой степени. Чем отличается единоборство от коллективных видов спорта? Как говорил мой знакомый, когда играет много людей, ты можешь «сачкануть». А когда один вышел на ковёр и напротив тебя стоит твой соперник, ты не можешь позволить себе ни сдать назад, ни испугаться, ни расслабиться. Я бы рекомендовал всем мальчишкам заниматься этим видом спорта.

- Как сейчас развивается борьба в республике?

- Когда я занимался борьбой, у нас была славная плеяда тренеров. И это было одним из наших преимуществ в то время. Как сейчас ситуация складывается? Те тренеры, которые делали из нас мужчин, спортсменов, уже пожилые люди и потихоньку уходят на пенсию. И для нас очень важно вырастить новое поколение тренеров, которые будут заменять нашим мальчишкам и отца, и старшего товарища, и друга, и советчика. Такими в своё время были и наши наставники для нас. Это одна из причин того, что мы этим занимаемся.

А так, всё у нас было проще, не было современной экипировки. Я помню свои первые соревнования, первый выход на ковёр. У нас не было борцовок – мы боролись либо в носках, либо в чешках. Не было борцовских трико, а просто красные или белые спортивные трусы. Всё было проще, мы на эту тему не заморачивались. Самое важное для нас было – ковёр. Сейчас и ковры другие, они быстро стелются и перестилаются.

Для меня главным является не столько воспитать профессионалов, сколько вовлечь как можно больше ребят в занятия борьбой. Именно поэтому мы поддержали предложение Федерации спортивной борьбы России и начали проект «Спортивная борьба – в школы». Его уже реализовали в 62 школах республики. То есть в часы, установленные в рамках школьной программы, – борцовский ковёр, тренер, который прошел определённую подготовку, и, соответственно, тренировка. Ребята с большим удовольствием занимаются. Я сам посещал несколько школ, видно, что там эта история хорошо развивается.

Меня спрашивают: «Зачем ты это делаешь?». Я не хочу всех поголовно заставить бороться. Ведь что дают азы борьбы? Прежде всего, когда мальчишка приходит на ковёр, его учат правильно падать, кувыркаться, группироваться. Например, если упал, то не переломался. Это важно, чтобы человек чувствовал своё тело и чтобы в целом у него появился интерес к занятиям спортом.

У нас амбициозные планы. Сейчас у нас борьбой занимаются в 62 школах. Это самое большое количество учебных заведений в России в рамках одного региона среди тех, которые вошли в эту программу. Мы хотим к 2024 году довести количество школ, где занимаются спортивной борьбой, до 200. Такая потребность есть.

ОБ ОЛИМПИАДЕ И ПАРАЛИМПИАДЕ В ТОКИО

- Фехтовальщики из Башкортостана успешно выступили на Играх в Токио. Каковы дальнейшие планы по развитию этого вида спорта в республике?

— У нас в республике традиционно сильная школа фехтования. Прежде всего, благодаря тренерам, энтузиастам, которые пришли и начали воспитывать детей. Этим видом спорта у нас занимаются около 1 000 ребят. Причём фехтование не получило распространения по всей республике, а развито в основном только в двух городах – Уфе и Нефтекамске.

У наших фехтовальщиков – титулованных спортсменов и их тренеров, у Федерации фехтования республики есть давняя мечта – ей уже, наверное, лет 10-15 – построить свой Дворец фехтования. Поэтому, когда по итогам Олимпиады я встречался с Аделиной Загидуллиной и Тимуром Сафиным, они хотели мне задать этот вопрос, но я его у них перехватил и сказал: «Всё! Построим!». Поэтому такой у нас план. Это определённая финансовая нагрузка, но средства мы найдём. Мы договорились, что спортсмены сами нам подскажут, дадут техзадание, каким должен быть Дворец фехтования. А мы его построим. К 2024 году я постараюсь этот объект сдать. Наши фехтовальщики это заслужили.

- Ваши самые яркие воспоминания об Играх в Токио?

- Я очень болел за наших ребят-волейболистов. Это зрелищный вид спорта. Вообще они вместе с нашими девушками так хорошо шли. И в душе я рассчитывал, что всё получится. Я смотрел их игры. Например, как ярко и красиво играли с бразильцами!

Гандбол у женщин. Были буквально в мгновении от золотой медали. Причём, когда проиграли, у меня не было разочарования. Мне очень понравилась игра.

Ну и остальное, конечно, борьба. Я посмотрел практически каждую схватку. Наш великолепный Заур Угуев, который перед финалом почти проигрывал схватки, но потом каким-то неимоверным усилием воли вытаскивал.

Я перечислил наиболее яркие для меня моменты. Например, синхронистки избаловали нас своими победами, честно говоря. К моменту их выступления у нашей сборной было 17 золотых медалей, и мы смотрели, зная, что это 18-е «золото».

Художественную гимнастику не очень хотелось смотреть. Особенно, когда началось всё, что связано со спорным судейством. Мне кажется, Олимпийские игры – не то место, где должны быть неоднозначные решения. Для этого же есть всевозможные подстраховочные моменты.

В целом, я ведь давно на свете живу и смотрел разные Олимпиады. Что касается этой, то Олимпийские игры без зрителей – это что-то ужасное. Надеюсь, что больше такой Олимпиады у нас не будет.

- Как в республике развивается паралимпийское движение?

- Мы, можно сказать, являемся одними из лидеров при формировании состава национальной паралимпийской сборной. Поэтому здесь традиционно мы ждем много медалей.

У нас за десятилетия сложилась очень хорошая команда тренеров и система подготовки спортсменов. В своё время наша известная паралимпийка Рима Баталова обратилась к Президенту страны, сказав, что нам нужен паралимпийский центр. Президент дал соответствующее поручение. Благодаря этому в 2019 году мы ввели в эксплуатацию огромный Центр спортивной подготовки площадью 38 тысяч кв. м, где созданы все условия, в том числе для паралимпийцев.

Таким образом, у нас есть материальная, методическая база, есть тренеры и, самое главное, плеяда ярких выдающихся спортсменов, многочисленных рекордсменов, чемпионов Паралимпийских игр. Поэтому ждём результатов. Я абсолютно уверен, что наши паралимпийцы сделают достойный вклад в копилку российской сборной.

О БУДУЩИХ МИРОВЫХ СОРЕВНОВАНИЯХ В РЕСПУБЛИКЕ

- В ближайшие годы Башкортостан примет чемпионат мира по волейболу и «Евразиаду». Как идёт подготовка?

- Что касается волейбола, то мы готовимся уже год. Конечно, у меня были планы наполеоновские, связанные со строительством социальных объектов. Но, как вы знаете, из-за коронавируса многие планы сдвинулись немного вправо. Вообще у нас уже есть готовый проект Дворца волейбола. Я его показывал Всероссийской федерации волейбола, им очень понравилось. Мы уже определили место. Нужно только дать щелчок к старту – и начать строить. Я надеялся построить Дворец к 2022 году, потому что планировать его мы начали ещё в 2019 году. Но, к сожалению, не получилось. А вообще все необходимые условия для проведения чемпионата у республики есть. У нас уже довольно большой опыт проведения подобного рода соревнований. Всё будет хорошо.

Что касается «Евразиады», то мы сами настоятельно добивались её проведения. Работали с Ассамблеей народов Евразии, евразийскими общественными организациями. Я неоднократно обращался в Министерство спорта нашей страны по поводу проведения «Евразиады» в 2025 году. Почему это так важно? Башкортостан находится в сердце Евразии. Поэтому мы хотели бы регулярно проводить именно в Уфе соревнования, объединяющие евразийские государства. У нас для этого есть вся необходимая инфраструктура: хоть для зимних, хоть для летних видов спорта. Пока мы ведём переговоры, определяем перечень видов спорта. Мы уже примерно понимаем расстановку сил, все расчёты по гостиничному фонду, спортивным объектам, транспорту и так далее. Надеюсь, это тоже будет яркое, интересное мероприятие.

- Почему для Башкортостана важно проведение крупных соревнований?

- Существует такое досужее мнение, и, мне кажется, мы к этому уже привыкли: если проводишь какие-то крупные соревнования, то обязательно должен что-то под них построить. Это, конечно, здорово. И когда мы проводили Первенство мира по борьбе, собственно, об этом я говорил и с министром спорта России. Сейчас мы ведём серьёзный диалог с Минспорта и Минэкономразвития страны, чтобы по Центру спортивной борьбы, который я строю, частично было федеральное софинансирование.

Но проведение соревнований – само по себе яркое событие в жизни. Там столько нюансов. Когда приезжают известные спортсмены и дети, раскрыв глаза, на них смотрят, то у них внутри появляется тяга к этому виду спорта.

Кроме того, есть ещё культурологический и экономический смысл. У меня был елей на сердце, когда министр спорта республики во время Первенства мира по борьбе докладывал, что все гостиницы Уфы забиты. После пандемии, когда гостиничный бизнес «просел», мы дали ему подышать. Отели хоть немного оправились и что-то заработали. Гостиницы забиты, транспорт работает, сувениры покупают, в ресторанах кушают. Такие мероприятия – это своего рода драйвер экономики.

Каждое соревнование – это ещё и узнавание республики. На Первенство мира к нам приехали спортсмены из 55 стран, и каждый из них увёз с собой частичку знаний о Башкортостане, рассказал своим близким, друзьям. Так и формируется туристическая, инвестиционная привлекательность. Поэтому проведение подобного рода соревнований очень важно.

О СПОРТИВНЫХ ОБЪЕКТАХ И РАЗВИТИИ СПОРТА

- Башкортостан – один из лидеров по количеству спортсооружений в России. Как удалось этого добиться и каковы дальнейшие планы?

- Это действительно так. Это не я придумал. Это справочная информация, рейтинг, который составляет Министерство спорта России, опираясь на достоверные данные.

Но это не только моя заслуга. И предыдущие руководители Башкортостана – Муртаза Губайдуллович Рахимов, Рустэм Закиевич Хамитов, и я всегда уделяли и уделяем внимание строительству спортивных объектов. Этот процесс у нас идёт волнами. Лет 20 назад в районах не было ФОКов – застроили ФОКами. Сейчас идёт волна, чтобы в каждом муниципалитете был бассейн. Эту работу мы постепенно заканчиваем. Теперь уже районы просят, чтобы у них появились ледовые стадионы. И сейчас в моменте у нас идёт строительство двух ледовых арен.

Постоянная стройка – это, конечно, расходы. Но у нас большая республика – более 4 млн жителей. И этот факт предполагает большое количество спортсооружений. Но того, что есть, недостаточно. Поэтому здесь ещё работать и работать.

У нас строится футбольный манеж. В конце года сдадим Центр гимнастики – тоже очень красивый спортивный объект. Приступаем к строительству Центра спортивной борьбы. В планах – начать строительство Дворца волейбола. В районах осталось построить ещё 14 бассейнов.

Как вы знаете, многие спортивные объекты были построены в Советском Союзе. Как правило, если приедете в любой среднестатистический небольшой городок Башкортостана или России, там есть городской стадион. Но все они были построены в 1960-1980-е годы и сейчас в ужасном состоянии. Поэтому в трёх городах мы приступили к серьёзной реконструкции. По сути, если сделать нормальный стадион со всеми залами, раздевалками, беговыми дорожками, подсобными помещениями – это полмиллиарда рублей. Поэтому нам есть над чем работать.

- Как будет развиваться детский и массовый спорт в республике?

- Если говорить про крупные города, то количество секций там достаточное. Ребята могут себе позволить заниматься самыми разными видами спорта, в том числе теми, которые только ещё появляются в нашей стране и мире. В муниципалитетах мы развиваем традиционные виды спорта, там тоже есть возможность заниматься.

Сложнее другое – массовый спорт есть там, где есть компетентный тренер. Это большое искусство – научить ребёнка занятиям спорту, физкультуре. Мы над этим работаем. У нас есть Башкирский институт физической культуры. Мы одни из первых в стране придумали программу «Сельский тренер». Для того, чтобы молодой человек шёл на село и работал, мы даём ему грант в размере 600 тысяч рублей на покупку квартиры, ипотеку, приобретение автомобиля или повышение квалификации. Такими мерами мы пытаемся привлечь тренеров и инструкторов не только в Уфу и крупные города. У нас и в сёлах дети растут. Они тоже хотят заниматься хоккеем, футболом, плаванием, борьбой, боксом. Мы ощущаем нехватку тренеров, понимаем это. Поэтому начали задумываться над их социальным статусом, материальной поддержкой, потому что зарплаты у них не очень большие. Есть проблемы, мы над ними работаем.

Программу «Сельский тренер» мы неоднократно обсуждали с министром спорта России Олегом Васильевичем Матыциным, она ему очень нравится. Он сейчас бьётся в Правительстве, чтобы сделать эту программу общероссийской. Тогда и нам проще будет. Если придут федеральные деньги, мы сможем увеличить количество тренеров, которые получат такую поддержку.

 

ИА «Башинформ»

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или

Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Лонгриды
закрыть