Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 72.56 ↑

EUR 85.46 ↓

18 сентября Суббота

Уфа   °

Профессор из Уфы рассказал об особенностях новых штаммов коронавируса

ОБЩЕСТВО

Алексей Чемерис — доктор биологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института биохимии и генетики УФИЦ РАН изучал коронавирус еще весной 2003 года.

Тогда появился первый SARS, который довольно быстро исчез летом 2003 года, заразив всего лишь около 8 тысяч человек. Новый SARS-2 заразил уже около 200 миллионов человек.

Когда в поле зрения ученых появился SARS-2, он не вызвал большого удивления: исследователи уже знали, какой он бывает. Вирус отчасти уникальный, он содержит РНК, но у него имеется редактирующая активность — при репликации он контролирует правильность встраивания тех или иных нуклеотидов. Если обнаруживается неправильно вставленный нуклеотид, вирус заменяет его на правильный. Таким образом, вирус уменьшает количество собственных мутаций, что для него все же важно, поскольку у него довольно большой размер генома, хотя любому вирусу мутации нужны для своего более широкого распространения.

«В феврале-марте появились нуклеотидные последовательности уже относительного большого числа изолятов: вирус секвенировали в Европе, Южной Америке и других странах — они практически совпадали с референсным китайским штаммом, секвенированным в самом начале 2020 года. Тогда особо опасных мутаций вируса не наблюдалось. При этом все же в Европе появился штамм, у которого произошла замена одной аминокислоты в белке короны, так называемая D614G, которая затем стала по всему миру превалирующей, поскольку вирусы, ее несущие, стали более заразными. С ней одно время даже связывали более опасное течение болезни, но похоже, что не так. Ученые подсчитали, сколько вирусных частиц имеется у человека в пике заболевания — 109 — 1011. Известно число заболевших. Если грубо подсчитать — число вирусных частиц будет около секстиллиона. Получается, что количество перешло в качество, под которым следует понимать как раз мутации вируса. Таким образом, стали появляться новые штаммы. Это составляет определенную проблему. Если раньше у штаммов из разных мест планеты регистрировались всего две-три мутации, то сейчас в новых уже более опасных штаммах (английском, индийском, южноафриканском) – до 30 — 37 мутаций на 30 тысяч нуклеотидов по сравнению с референсным. Из них восемь и более приходятся на S-белок», — сказал Алексей Чемерис.

Белок короны или «спайковый» белок состоит из двух субъединиц. S1 — наружная, S2 – внутренняя. Предполагалось, что, когда человек сталкивается с частью S1 и с мутациями в ней, они могут быть критичными, так как вакцины против такого коронавируса могут не сработать.

«На самом деле те изменения вируса, которые произошли, не настолько критичны, чтобы вакцина перестала узнавать эти новые штаммы вируса. То, что некоторые вакцинированные заражаются коронавирусом и переносят в легкой форме, свидетельствует о том, что защита работает», — пояснил ученый.

При этом нужно понимать, что каждый человек индивидуален и у каждого свой иммунный ответ, поэтому уровни антител у некоторых людей могут все же позволить вирусу проникнуть в организм человека, но наличие антител все равно будет мешать ему размножаться и соответственно количество вирусных частиц в человеке будет меньше, от чего и зависит в том числе тяжесть течения болезни.

В индийском штамме исследователи также обнаружили две замены в S2 субъединице белка короны вируса.

«Вакцина "Спутник V" изготовлена на основе полного S—белка. Если человек все же будет инфицирован, антитела, выработанные на S2, дополнительно включатся и не дадут болезни активно развиваться», — говорит Алексей Чемерис.

Но привитым не стоит рассчитывать только на приобретенный от вакцины иммунитет. Нужно соблюдать дистанцию и носить маски.

- Как работают антитела?

— Представим шарик для настольного тенниса. Его можно сравнить с глобулярными белками, на которые антитела не вырабатываются – не за что зацепиться. Им нужны некие участки, образующие своеобразный неповторимый рельеф, называемый эпитопами или антигенными детерминантами, поскольку антитела узнают свою мишень по принципу «ключ — замок». И такие участки есть как раз в S-белке коронавируса.

Уже известно, что довольно высокий уровень антител обеспечивает вакцинация после перенесенной болезни.

Кроме того, известно и о стойком T-клеточном иммунитете, он сохраняется на годы, в то время как уровень антител снижается в течение шести-восьми месяцев, но это опять-таки индивидуально. Проблема в том, что Т-клеточный иммунитет определять дорого и долго, и это настоящее научное исследование. Но исключать, что тест на него станет более доступным населению, нельзя.

— Какая защита наиболее действенна в нынешних обстоятельствах?

— Вакцинирование! Как только 80 процентов граждан сделают прививки — мы будем относительно защищены. 60% — недостаточно. Нужно продолжать избегать массовых сборищ, носить маски, мыть руки.

Надо понимать, что некоторые новые штаммы коронавируса более заразны. Заражение вызывает меньшее количество вирусных частиц, попадающих внутрь человека. Поэтому они и вытесняют предыдущие штаммы. Но маски помогут предотвратить попадание некоего большего количества вирусных частиц, что может оказаться критичным, и тем самым ношение масок не позволит человеку заболеть, поскольку одна вирусная частица и даже их десятки вызвать болезнь не смогут.

— Насколько эффективна прививка?

— По последним данным, эффективность вакцины — 96 процентов. К сожалению, наши сограждане из интернета черпают разную информацию, и правдивую, и откровенно шарлатанскую. Чтение нужно фильтровать. И верить ученым, а не несведущим гражданам.

— Какие у нас шансы?

— Мы когда-нибудь победим пандемию, но хотелось бы быстрее и с минимальными потерями. В настоящее время возможности науки большие. Случись пандемия пятьдесят лет назад — была бы ужасающая ситуация. Сейчас мы можем секвенировать геном вируса за короткое время, в мировой базе данных уже есть нуклеотидные последовательности больше двух миллионов изолятов вируса, исследователи могут следить за его мутациями. Те же ПЦР-тесты, которых 50 лет назад не было, благодаря этому адаптируют к новым штаммам. Все это позволяет с оптимизмом смотреть в будущее.

Но нужно помнить, что каждый человек в ответе за себя и своих близких.

 

Розалия Валеева

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или

Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Лонгриды
закрыть