Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.13

EUR 86.99

2 августа Понедельник

Уфа   °

Минлесхоз Башкирии о борьбе с шелкопрядом: ущерб от потери древесины достиг бы миллиардов

ЭКОНОМИКА|ДЕНЬГИ

В лесах Башкирии закончилась обработка против непарного шелкопряда. Вредитель размножился на территории Оренбургской области, после чего появился в приграничных районах. Общая площадь зараженной шелкопрядом местности достигла 476 тысяч га, наиболее сложная обстановка сложилась на площади 241,6 тысячи гектаров в Баймакском, Зилаирском, Зианчуринском, Кананикольском, Кугарчинском и Хайбуллинском лесничествах. Была объявлена чрезвычайная ситуация регионального масштаба.

Проблема была известна еще в 2020 году, были разработаны меры борьбы, из федерального и республиканского бюджетов выделены деньги.

Леса обрабатывали наземным и авиационным способом. С земли в лес запускали облако с минимальной концентрацией рабочего раствора — три литра на гектар. Туман рассеивался по кронам и поверхности земли.

Как рассказала генеральный директор одного из подрядчиков ООО «Гард-сервис» Земфира Закиева, для обработки использовались 11 установок — аэрозольных генераторов регулируемой дисперсности.

— Мы работали ночью, когда все нецелевые насекомые спят. В тумане, распыляемом установкой, микродозы препарата, которые доводятся до вредителя: обрабатываются листья, личинки поедают их и погибают, — пояснила Земфира Закиева. — Маршрут обработки составляется согласно техническому заданию, работали лишь по определенным кварталам. На каждой установке два бака, в которых мы готовим раствор рабочей жидкости. Ночью — самые подходящие условия для распыления: воздух двигается сверху вниз, облако препарата стелется по земле и не покидает пределы леса.

— У аэрозольного метода распыления есть значимое преимущество — для обработки одного гектара при традиционном опрыскивании потребуется 200 литров рабочего раствора, а мы используем три литра на один гектар. При такой обработке очень важно успеть попасть в определенный возраст личинок, чтобы яд подействовал, иначе концентрации пришлось бы повышать. Мы успели в срок, предварительные результаты осмотра обработанных площадей свидетельствуют об эффективности воздействия.

Говоря о претензиях пасечников по поводу гибели пчелосемей, Земфира Закиева отметила, что пчеловодов об обработках оповещали через лесхозы.

— Нестационарные пасеки нужно было отогнать на безопасное расстояние, а на стационарных принять меры для сокращения воздействия. По инструкции, от непередвижной зарегистрированной пасеки мы должны отступать пять километров, — говорит Земфира Закиева. — Если подмор произошел, нужно проводить экспертизу. Кочевки разрешены только при наличии паспорта пасеки, отрицательных результатов обследования насекомых на инфекционные заболевания. Предъявлять погибшие пчелосемьи на возмещение пасечники без документов не смогут. У нас нет задачи погубить пчел — мы спасаем лес. Страдают деревья, шелкопряд размножается как саранча, выедая даже почки, которые должны были распуститься в следующем сезоне.

На помощь привлекали химию и биологию

В Башкирии с шелкопрядом боролись с помощью химических и биологических препаратов.

Рассказывает руководитель Республиканского лесопожарного центра Айрат Юсупов:

— Химический препарат воздействует непосредственно на гусеницу, а биологический — ложится на лист, личинка его поедает, после чего препарат вызывает сильные расстройства пищеварения. Почему нужно было привлекать авиацию? Вы наш башкирский лес представляете? «Наземка» не может охватить большие площади — облако препарата проникает вглубь леса, метров на 500. А леса у нас густые и темные. Таким методом и за один год бы не успели всю площадь обработать. Есть труднодоступные места, где даже вездеходы не проедут. Башкирия — лесной регион, можно сказать — тайга, поэтому авиационная обработка совместно с наземной была необходима.

На вопрос о причинах гибели пчел при обработке Айрат Юсупов отметил, пчеловоды были предупреждены об обработках.

— Пчеловоды сами не соблюдали карантинные нормы, все были предупреждены. Главы районов подписывали документы, они в курсе ситуации. У тех, кто вывез своих пчел — ни одна пчела не погибла. В защиту обработчиков скажу тоже: если мы не обработаем, те же пчеловоды будут жаловаться, что «вовремя не обработали лес и наша пчела не смогла собрать нектар».

Директор по науке ООО «Гард-Сервис», доктор биологических наук, профессор Вакиль Ширяев подтвердил, что деревья могут не выдержать повторного нашествия шелкопряда.

— Пострадавшее дерево стремится восстановить листовую пластину — может наблюдаться явление, подобное весеннему сокодвижению в стволе, когда питательные вещества поднимаются к кроне. Может случиться так, что этот процесс продлится до осенних морозов, жидкость замерзнет, и как домкратом раскроет ствол. В результате получим морозобойные трещины у 12 процентов пострадавших деревьев. Трещины — это ворота для беспрепятственного попадания внутрь дерева бактерий, вредителей, плесени и грибов. После высыхания это сухостой, который отлично горит.

У березы есть ресурс выдержать нашествие саранчи в течение двух лет подряд, дуб — не более одного года, липа способна выдержать несколько сезонов с вредителями.

В лесу стоял хруст от работы челюстей гусениц

— Когда в лес заходишь — стоит хруст от работы челюстей гусениц. Поедают не только листья, но и почки будущих соцветий, которые на следующий год должны были зацвести. Какая будет нектаропродуктивность деревьев — нетрудно представить, — рассказал Вакиль Ширяев.

Для предотвращения загрязнения водных источников половина зараженной территории обрабатывалась биологическим препаратом «Лепидоцид СК», произведенным компанией «Сиббиофарм». Действующее вещество — эндотоксины, имеющие строго избирательное воздействие и губительно воздействующие только на личинки вредителей.

Попав в кишечник, они вызывают необратимое расстройство пищеварения, и происходит гибель насекомых. У пчел в кишечнике — кислая среда. Эндотоксин, попав внутрь рабочей пчелы, нейтрализуется без вреда для насекомого.

Химический препарат «Клонрин» контактного действия, в нем два компонента, они вызывают нервные нарушения.

— Всех пчеловодов, состоящих на учете, под роспись предупреждали и подсказали кварталы, которые не будут подвергаться обработке, чтобы они откочевали. Приступали к работе с переходом конвекции с восходящих к нисходящим потокам воздуха — с заходом солнца. Обработка длилась до рассвета и повышения температуры. Дневные животные под аэрозольный туман не попадали, — уверяет Вакиль Ширяев. — Со специалистами Милесхоза, районного лесничества, Службы защиты и охраны лесов проводили проверку результативности. Шелкопряд погиб, шмели, муравьи и другие насекомые леса — живы.

Работа в ночное время минимизирует вероятное воздействие на нецелевые объекты. Инсектицид используем в ультрамалых объемах, в жаркое время туман просто испарится и уйдет в атмосферу. Чтобы этого не происходило, работаем в ночное время — когда туман стелется по поверхности земли и по кронам деревьев. Лес в течение дня нагревается, а с понижением температуры окружающего воздуха тянет потоки в себя. На поле, за пределы лесного массива облако с препаратом не может выйти.

На борьбе с шелкопрядом — военные летчики

В Башкирии на борьбу с шелкопрядом привлекались авиакомпания «Авиахим-Юг» и «Русавиа».

На обработку вылетал один Ан-2 и пять самолетов СП-30. Ан-2 «кукурузник» — относится к типу легких самолетов весом до 5,7 тонн, СП-30 — сверхлегкие самолеты до 500 кг.

Вместе с ними по земле следовал грузовик с топливом. В баке самолета находился рабочий раствор с препаратами.

— Для Ан-2 нужна взлетно-посадочная полоса около 450-500 метров, для СП-30 — 150 метров. Мы использовали для этого полевые дороги. Это позволило нам максимально приблизиться к очагам поражения, меньше тратили времени на полет. На Ан-2 работу по обработке контролировали лесники, а на СП-30 установлено современное навигационное оборудование, которое позволяло пилоту самостоятельно определять необходимые квадраты для обработки: предварительно со специалистами мы сделали облет и оценили масштабы, — рассказал генеральный директор компании «Авиахим-Юг» Петр Прихидько.

Самолеты пролетали над верхушками деревьев не ниже 10 метров.

По словам пилотов, работать пришлось в сложных условиях горно-лесистой местности.

— В летном составе основной костяк — военные летчики, которые летали на истребителях и бомбардировщиках, бывали в условиях горячих точек. Пилоты опытные. Основная опасность местности в непредсказуемости воздушных потоков, — рассказал Петр.

«Авиахим-Юг» базируется на Северном Кавказе, поэтому рельеф местности в чем-то был знаком.

— До начала работ в Башкирии мы провели занятия с планеристами, которые работали в горах республики.

В основном компания занимается борьбой с вредителями на всей территории европейской части России: Ставропольский, Краснодарский край, Ростовская область, Тамбов, Воронеж, Оренбург. В Ставропольском крае были заняты на борьбе с саранчой, клоп-черепашкой, пиявицей, хлебной мухой, жуком-кузькой. Желающих съесть наш урожай довольно много, — отметил директор. — Также работаем по уничтожению сорняков на полях и по борьбе с болезнями растений.

Петр Прихидько также отметил, что основная база компании находится в Ставрополье, в Уфе зарегистрировано обособленное подразделение. «Налоги будут уплачены в Башкирии», — подчеркнул он.

Девять самолетов Ан-2 поднимала в небо для борьбы с шелкопрядом и башкирская авиакомпания «Русавиа». Они работали над лесами в Зилаирском, Баймакском, Хайбуллинском и Кугарчинском районах.

— В самолете Ан-2 внутри большой химбак на полторы тонны воды или жидкости и специальная распылительная аппаратура. Из-за этого его и начали называть «кукурузником», потому что во времена Никиты Хрущева самолет часто привлекали для обработки полей кукурузы, — рассказал генеральный директор компании «Русавиа» Дмитрий Торопов.

Под крыльями — штанги, через которые распыляется воздушно-водяная смесь воды и препарата.

— Это все происходит на малой высоте и распыляется непосредственно на кроны деревьев.

Обработка происходит исключительно в тех квадратах, указанных специалистами-лесниками, в основном рано утром и поздно вечером, так как для работы самолета нужны определенные метеоусловия — температура, сила ветра, направление воздушных потоков. Как правило, все складывается именно в ранние утренние или поздние вечерние часы.

Враг побежден — 99 процентов

Министр лесного хозяйства Башкирии Марат Шарафутдинов сообщил, что после завершения мероприятий по борьбе с лесным вредителем — непарным шелкопрядом — специалисты Минлесхоза РБ и Центра защиты леса приступили к учету эффективности лесозащитных работ.

«В проверенных 78 участках на площади 36 307 га эффективность составила от 93 до 99%, при плановом показателе 90%, работа в этом направлении продолжается.

Следует отметить, что при несвоевременном проведении истребительных мер борьбы на площади 241,6 тысячи га возможный прямой экономический ущерб от потери древесины составил бы не менее 5 млрд рублей», — сказал он.

Ранее стало известно о массовой гибели пчел в районах юга Башкирии, обрабатываемых против шелкопряда. Пчеловоды считают, что причиной мора насекомых стало отравление токсическими ядами, распыляемыми с земли и с воздуха.

 

Розалия Валеева

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или

Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Лонгриды
закрыть