Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.19 ↑

EUR 86.89 ↓

22 июня Вторник

Уфа   °

Четыре сложных вопроса о добыче полезных ископаемых в Башкирии

ЭКОНОМИКА|ДЕНЬГИ

На прошлой неделе глава Башкирии Радий Хабиров сделал громкие заявления об экологической ситуации в восточных регионах республики. Там добывают золото и руду, но все чаще звучат возмущенные их поведением голоса людей. Крупный бизнес давно принял правила игры, предельно коротко их озвучил во время послания Владимир Путин — «получил прибыль за счет природы – убери за собой». Промышленные гиганты вкладывают в экологию миллиарды рублей. Предприятия поменьше еще пока не все осознали, что происходит, и нередко приходится приводить их в чувство.

Как распределяют лицензии?
Нельзя так просто прийти на участок и начать добычу нефти, газа и любых других полезных ископаемых. Сначала нужно получить лицензию и разрешение. Если бизнесмен хочет добывать глину, песок, строительный камень и некоторые другие так называемые «общераспространенные» ископаемые, обращаться нужно в республиканское Министерство природопользования и экологии, а если золото, нефть, хром и другие «стратегические» ископаемые, то это уже полномочия федеральной структуры — Управления по недропользованию по Республике Башкортостан.

Процедура получения лицензий сложная и имеет много тонкостей. В абсолютном большинстве случаев каждый участок проходит через торги. То есть собирают заявки от всех желающих, кто предложит больше денег, тому лицензия и достается. График торгов можно посмотреть по этой ссылке.

Какая вообще разница, где зарегистрировано предприятие?
Компании, добывающие полезные ископаемые, платят дополнительный налог. Он так и называется – «налог на добычу полезных ископаемых». Сокращенно — НДПИ. Это прямой федеральный налог, то есть он полностью идет в федеральный бюджет, и где зарегистрировано предприятие, совершенно неважно.

Но есть и другие налоги. Например, НДФЛ (13%, которые удерживает с вашей зарплаты бухгалтерия) полностью идет в бюджет региона по месту регистрации предприятия. Налог на прибыль организаций (20%) распределяется между федеральным бюджетом (2%) и региональным (18%).

Получается, что люди буквально живут на «золотой жиле», но фактически этого не чувствуют и ничего с этого не имеют, так как практически все налоги уходят в условную Москву или какой-то другой регион.

Если еще и бизнесмен социально безответственный – золото и серебро добывает, а району не помогает, то совсем несправедливо выходит.

Собственник за рубежом. Это плохо?
Это и не хорошо, и не плохо. Где жить — личное право человека. Да хоть на Луне. Но государству важно знать, кто собственник предприятий, особенно таких «чувствительных».

Директор — это просто наемный работник. Сегодня он есть, завтра придет другой. На Сангалыкском диоритовом карьере в Учалинском районе за пару лет сменилось шесть директоров! А предприятие непростое, со сложными экологическими проблемами, которые нужно решать. С каждым из новых директоров переговоры, по сути, нужно начинать с нуля.

Проблема не в том, что хозяин предприятия живет не в соседнем дворе, а в том, что иногда даже неизвестно, кто это. С кем вести переговоры? В случае с компанией «Альт-инвест», которая, как выразился Глава региона, бесконтрольно добывает в Башкирии золото на землях сельхозназначения и сваливает производственные отходы где попало, есть ещё геополитический аспект. Как мы уже рассказывали, среди учредителей через кипрский офшор оказался, предположительно, украинский политик Леонид Казаченко. А он, на минуточку, включен в так называемый «санкционный список» России по Украине. Оценку и легальность этого предстоит проверить правоохранителям.

Для чего нужно создавать новую структуру по борьбе с неэкологичными предприятиями?
Проблема собственно в чем — что пользование и разработка недр практически полностью регулируются федеральными законами и контролируются федеральными структурами. А проблемы, которые эти предприятия создают, – решают уже местные власти.

Межведомственная комиссия по недропользованию, о создании которой заявил Радий Хабиров, это не новый орган власти, не министерство и не ведомство. Совсем просто говоря, это перечень людей, работающих в самых разных структурах — республиканского правительства и министерств, местные администрации, контролирующие и надзорные органы. Они будут периодически собираться за одним столом для быстрого решения сложных задач, которые не могут решить по отдельности, так как это не их компетенция.

Можно и нужно организовать информирование людей о готовящейся разработке участка. Сейчас бывает так, что конкурс прошел, лицензии раздали, техника уже на место прибывает, а ни народ, ни местная администрация не в курсе, что у них на земле кто-то что-то будет добывать. Или найти управу на нерадивых предпринимателей, которые нагло выходят за пределы своих участков, портят плодородные земли и годами не рекультивируют, то есть не восстанавливают участки за собой. «После нас хоть потоп» — как бы говорят они.

И в обратную сторону — когда на таких комиссиях бизнес может оперативно решить свои вопросы: поправить бумаги, получить нужные подписи и поддержку, согласования и другие насущные нужды.

 

ИА «Башинформ»

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или

Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Лонгриды
закрыть