До выборов Главы Республики Башкортостан осталось

Лежали в одной палате: нетрезвый житель Башкирии искалечил в ДТП себя и второго водителя

ОБЩЕСТВО

Фото: Ксения Калинина, ГИБДД РБ

В деревне Кабаково Кармаскалинского района Башкортостана вечером 22 декабря 2018 года водитель, не имея водительского удостоверения, за рулем «ВАЗ-2109» выехал на встречную полосу, где столкнулся с «ВАЗ-2107». В результате ДТП оба водителя были доставлены в хирургическое отделение местной больницы с переломами и рваными ранами и ушибами, говорится в официальной сводке ГИБДД РБ.

По стечению обстоятельств, виновник ДТП — житель Межгорья Амирзян Сахипгареев и его жертва оказались практически с одинаковыми жуткими травмами в одной больничной палате. Потом был суд, срок и внушительная сумма компенсации. 28-летний мужчина получил полтора года колонии-поселения №5 (Шакша, Уфа) за преступление по статье «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения». Кроме того, отец троих детей обязан выплатить полмиллиона рублей компенсации морального вреда пострадавшей стороне.

Специальный корреспондент информационного агентства «Башинформ» посетила осужденного в КП-5. Мужчина рассказал о том, как «пьяное» ДТП испортило жизнь ему, его близким и пострадавшему водителю встречного автомобиля.

- Амирзян Арсланович, расскажите о себе, о своей семье, о планах на будущее.

— Родился я в закрытом городе Межгорье. Воспитывался в полной семье – родители, две старшие сестры. Когда мне исполнилось 11 лет, мать с отцом развелись. Я остался с папой и старшей сестрой, а мама уехала со средней сестрой в Оренбург. Будучи подростком, всегда хотел заработать собственные деньги, чтобы куда захотеть, туда и потратить. Мечтал пойти по стопам отца – работать шахтером. После 9 класса, в 17 лет, впервые поехал с папой на вахту. Заработал первые свои деньги и отдал их отцу. Потом отучился на горнорабочего, трудился в Межгорье, пока контору не расформировали. Потом были шабашки, находился в поисках заработка.

Что касается собственной семьи, то всегда думал – никогда не женюсь – а в итоге встретил любимую, сыграли свадьбу в 19 лет. Сейчас воспитываем троих детей – двух маленьких дочек и сына-школьника.

- Вы до «пьяного» ДТП ранее садились за руль нетрезвым?

— Я вам больше скажу, у меня машины не было до ДТП. Автомобиль появился недавно, в 2018 году. Были деньги, купили «девятку» — для семейных нужд. Но на права я не сдал, хотя водить умел, ездил до аварии месяцев пять.

- Что произошло в тот злополучный день, когда изменилась вся Ваша жизнь?

— Мы с женой и детьми живем в частном доме. Там, естественно, что-то постоянно надо делать. У меня был выходной, решил заняться домашними мужскими делами – дрова наколол, сарай подлатал, бензопилой работал. При этом по чуть-чуть пил бутылочное пиво. Сколько выпил – не считал. Тут в бензопиле кончился бензин, а дела были не доделаны. В машине тоже было мало топлива. Не планировал я никуда ехать, но обстоятельства так сложились. Я про себя подумал: «Я же не пьяный, могу съездить на заправку». Посмотрел, до нее доехать – бензина хватит. Сел – поехал. Был морозный вечер: днем 22 декабря прошел снег с дождем, позже подморозило, дорога покрылась льдом. Я двигался потихоньку. Добрался до АЗС, заправился, поехал обратно. В итоге, не справился с управлением – вылетел на встречную полосу, где врезался в «семерку». Все произошло очень быстро, помню занос, что не смог вырулить, потом удар, я потерял сознание. Очнулся от того, что не мог дышать.

- Кто-то пришел Вам на выручку? Во встречной машине были пострадавшие?

— Да, видимо, проезжавшие в этот момент водители пришли на помощь. Я повернул голову, несколько мужчин решали, как меня вытащить. «Сейчас, потерпи! Мы тебя достанем!», — говорили они. У меня появился какой-то страх: начал бить себя по груди, пытался восстановить дыхание. Вдохнул и отключился. Потом помню салон «скорой», меня везли в Кармаскалинскую больницу. Очнулся в операционной от боли – мне колено сверлили. Снова потерял сознание. Утром в палате почувствовал сильнейшие боли в тазу – он был весь переломан. Лежал на растяжке, с гирей. Вставили мне железную скобу в ногу, врачи буквально заново собирали мне таз – весь был в железе. Через пять лет нужно будет менять сустав – как это, даже не представляю.

В больницу приехала жена, от нее-то я и узнал, что произошло. Она сказала, что в аварии я угробил человека – его переломал и себя. Супруга плакала, переживала, как жить дальше, ведь я кормилец в доме. В «ВАЗ-2107» ехал 50-летний житель той же деревни, где и мы живем. Я с ним не был знаком, лишь на улице видел. У него есть семья, дети. И так вышло, что пострадавший получил такие же тяжелые увечья, что и я. И лежали мы в одной палате больше месяца. До пролежней лежали, за мной супруга ухаживала, мазала спину. Я выписался чуть раньше, он позже. Потом мне пришлось вернуться в больницу из-за сломавшегося аппарата, в который вставляется железный штырь. Поломка произошла из-за того, что я перенапрягся: старался больше ходить, быстрее восстановиться. Врач заявил, что я тороплюсь, а быстро поправиться в моем случае нельзя.

- Каково это, длительное время находиться в замкнутом пространстве с человеком, который пострадал из-за Вас? Вы общались?

— Извинялся перед ним. Много раз извинялся. Когда лежали, общались, было всегда не по себе, преследовало чувство стыда и вины, до слез. Он говорил со мной спокойно, вслух не обвинял меня, но, возможно, думал об этом. У него все также, как и у меня болело – то я позову медсестру, то мой сосед. Наши жены друг друга хорошо знают. К нему приходили родственники, агрессии от них я не чувствовал.

- Врагами не стали после случившегося?

— Можно сказать, что после суда стали. Но я не считаю пострадавшего и его семью врагами. Если бы я только мог все вернуть назад, все бы были здоровы, я бы вообще не покупал машину.

- Как выяснилось, что Вы были пьяны на момент ДТП?

— Сразу при поступлении в больницу, взяли кровь на анализы, вот тогда и выяснили. Но сколько промилле – не помню, даже не интересно. У меня после аварии совсем другие мысли были, заботы.

- Трудно было переносить судебные тяжбы в Вашем незавидном положении?

— Судебный процесс начался, когда я только вышел из больницы, и передвигался с помощью ходунков, потом на костыли перешел. У меня была подписка о невыезде. Несколько раз ездил к потерпевшему: он выходил ко мне общался. Выставил иск на миллион рублей. Я, конечно, ожидал, что будет иск, но не на такую сумму. Да, я виноват, признал свою вину, осознал всю тяжесть совершенного преступления, много раз извинялся. Но потерпевший не говорил, что простил. В Кармаскалах суд удовлетворил исковое требование в полном объеме. Пришлось нанять адвоката, который сказал, что сумма иска слишком большая. Подал апелляцию, Верховный суд РБ снизил сумму вдвое, но срок оставил без изменения. 9 месяцев я уже отбыл наказание, надеюсь, выйти по УДО.

- Полмиллиона тоже большая сумма, тем более для человека, находящегося в КП, к тому же для отца троих детей, которому нужно и семью рублем поддерживать. Как удается возмещать?

— Да, жена у меня дома с детьми сидит, не работает, водит девочек в детсад, сына в школу. Живут на мою пенсию по инвалидности (3 степень – прим. автора). В КП-5 работаю в швейном цеху, из зарплаты высчитывают иск, ну и часть пенсии также идет на погашение суммы компенсации. Родственники немного помогают. Находясь здесь, тяжело осознавать, что там, дома без меня тяжело.

- Как на Вашу семью отразилась автоавария?

— Отец до случившегося был здоров. После ДТП он стал много нервничать, переживать. И сейчас у него инвалидность и диагноз – рак желудка. Сейчас он в Оренбурге на лечении. Мать уже пять лет, как скончалась. Когда я был в больнице, папа помогал моей семье, привозил ко мне жену и детей. Супруге трудно приходится – одна троих детей сейчас поднимает, пока я тут. Дочкам и сыну я не объяснял, что попал в аварию. Младшая железки мои трогала, крутила.

Вся наша жизнь в корне поменялась. Все, что мы планировали с семьей, из-за меня одного не получилось, к тому же на нас повис этот долг. Больше всего страдают мои близкие, а также родные потерпевшего, который тоже стал инвалидом.

- Что дальше? Как намерены восполнять утраченное?

— Работать-работать-работать. Готов выйти на любую работу, которую, по состоянию здоровья, осилю. Любыми способами загладить вину перед пострадавшим. Руки не опущу, есть ради кого стараться.

Сейчас я по-другому смотрю на многие вещи. Я даже за руль больше не хочу садиться. Уже с женой говорил, она будет учиться на права.

Водителям хочу только сказать, не садитесь за руль в нетрезвом виде и без прав, не ломайте жизнь себе и своим близким, а также тем, кто может оказаться у вас на пути. Алкоголь – зло.

Амирзян Арсланович, спасибо за откровенный разговор.

Ксения Калинина

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.


Читайте нас в Яндекс.Новостях

Читайте также

Яндекс цитирования
Top.Mail.Ru