Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.77 ↑

EUR 86.82 ↑

11 августа Вторник

Уфа   °

Молния

Эмануэла Сфорца: «Рудольф Нуреев дал мне автограф на своей фотографии, сделанной мной»

Эмануэла Сфорца — одна из самых авторитетных в Италии женщин-фотографов, почетный гость Музея современного искусства, информации и фотографии города Сенегаллия, считающегося в Италии «городом фотографии». Более сотни ее персональных выставок прошли в Италии, Франции, Швейцарии, Канаде и других странах. Родившись в маленьком городке региона Марке, после школы она переехала в Болонью, где окончила факультет археологии местного университета. А после волей случая ее жизненный путь развернулся совсем в другую, далекую от полученной в университете профессии сторону. Главной страстью Эмануэлы стало любимое занятие — фотография.

Начинала она как любитель, а сейчас многие ее работы хранятся в галереях, музеях, государственных и частных коллекциях разных стран. Эмануэла фотографировала великих персонажей своей современности, конца 20-го и начала 21-го века, а также создала высокохудожественные образы женщин из мира труда. В 2006 году она даже помогала итальянскому парламенту в подготовке мероприятий, посвященных 60-летию предоставления права голоса женщинам. Но самой большой ее заслугой стала фотографическая летопись мира классического и современного танца, который она запечатлевала на фотопленке с конца 1970-х годов прошлого века и до сегодняшнего дня. За эти работы она была удостоена премий Позитано и Венецианского клуба фотографии. Ценность работ Сфорца — в красоте черно-белых изображений, напечатанных по старым канонам в темной комнате. Ее снимки необычайно поэтичны и демонстрируют, по выражению одного из крупнейших хореографов мира Мориса Бежара, «шаг танца, преодолевающего тяжесть веса».  Они запечатлели таких известных танцоров своего времени, как Лучана Савиньяно, Паоло Бортолуцци, Алессандра Ферри, Марсия Хайди, Даниэль Ломмел, Хорхе Донна и многих других.

Все эти имена говорят много знатокам классического искусства, но для жителей Башкортостана важнее одно, главное имя персонажа, которого посчастливилось запечатлеть Эмануэле — Рудольф Нуреев. Его неизвестные ранее фото не так давно увидели свет на персональной выставке Эмануэлы Сфорца в живописном арт-городке Арчевия, в итальянском регионе Марке, с которым Башкортостан давно развивает сотрудничество. А наше знакомство с Эмануэлой состоялось благодаря нашим землякам, обосновавшимся в этих краях — Любе и Вячеславу Коваленко. Вячеслав, молодой и подающий большие надежды скульптор, успел поставить в Арчевии по заказу местной мэрии памятник одному из здешних героев, а теперь загорелся идеей поставить в Италии монумент, посвященный Рудольфу Нурееву. Он уже набросал эскизы и готов реализовать эту мечту — нужен только спонсор или желание подхватить идею со стороны башкирского министерства культуры.

В Арчевии же — хранительнице римских руин, наследия капуцинов, уникального архива древних пергаментов и других свидетелей прошлого, есть свой прекрасный театр — мини-копия миланского «La Scala». Неподалеку от города проходит легендарная река Рубикон, которую когда-то, несмотря на запрет римского сената, пересек Юлий Цезарь. Так что дух Нуреева, бунтаря и одновременно хранителя классического искусства, тут просто витает в воздухе. Само имя Сфорца переводится с итальянского языка как «усилие», «сила», и это тоже сродни нуреевскому характеру.

Эмануэла, где Вы сейчас живете?

- Я давно живу в Болонье, а родилась в небольшом итальянском городке Серра-ди-Конти в провинции Анкона. Училась в Болонье, здесь и осталась.  

Какова Ваша основная профессия?

- Моя главная профессия была совершенно отличной от фотографии. Я работала  документалистом в исследовательском центре, многие годы занималась тем, что на компьютере создавала поисковые системы для библиотек и других структур, где нужен был поиск информации. Работала так со времен, когда ещё не было интернета, и работа моя была чисто техническая. Мне не хватало в ней чего-то творческого, и так получилось, что второй моей, креативной стороной и стала фотография. А эта страсть пришла ко мне после того, как я с головой влюбилась в театр, особенно балет.

Как давно Вы фотографируете?

— Я уже невероятное количество лет снимаю театр и, прежде всего, театр танца, балет. А начала эту деятельность в 1970-х годах. В 1970 году провела свою самую первую выставку фотографий, посвящённых балету. Она была организована в связи с 200-летием знаменитого миланского театра «La Scala». С тех пор я постоянно живу в этой теме. Кстати, это была самая первая фотовыставка, посвящённая балету,  и для самого театра. В нем я фотографировала Бортолуцци (Паоло Бортолуцци, знаменитый итальянский балетмейстер конца 20 века, директор Balletto della Scala в Милане с 1981 года, партнер Рудольфа Нуреева по исполнению знаменитой хореографической работы Мориса Бежара «Песни странствующего подмастерья»  — ред.), Савиньяно (Лучана Савиньяно, выдающаяся итальянская танцовщица, обучавшаяся в балетной школе «La Scala» и Большом театре в Москве, прима-балерина «LaScala» с 1972 года  — ред.). После этого я настолько втянулась в мир театра, что сделала тысячи, наверное, уже миллионы фотографий о мире балета.

А какой случай дал Вам шанс увековечить на фото нашего земляка, Рудольфа Нуреева?

- К сожалению, я смогла пофотографировать его очень мало потому, что он часто не разрешал фотографам снимать. У него был сложный характер и потому зачастую получить разрешение на фотографирование не удавалось. Дело было не только в нем самом, с ним ещё часто был его ближайший помощник, итальянец по имени Луиджи (личный менеджер Рудольфа Нуреева на протяжении 26 лет Луиджи Пиньотти — ред.), который тоже не допускал фотографов, не получив от Нуреева личного разрешения. В последние годы всё зависело от Луиджи. Поэтому, несмотря на море моих балетных фотографий, снимки Рудольфа Нуреева у меня можно буквально перечесть по пальцам. Но мне посчастливилось сфотографировать Нуреева во время выступления на летнем фестивале балета в городе Равенна в 1982 году. Это был балет «Дон Кихот» в его собственной хореографической постановке. Позже я ещё несколько раз его снимала в миланском театре «La Scala», но только в моменты репетиций.

- А с самим Нуреевым Вам довелось общаться?

- Да,когда я проводила фотовыставки о классическом балете и современном искусстве, всегда использовала фотографии Нуреева в своих экспозициях. Я начала фотографировать танец в конце 1970-х, поэтому, к сожалению, у меня не было возможности снять этого великого танцора в разгар его карьеры. Но однажды сам он, увидев на одной из выставок свою фотографию, оставил мне автограф — она ему очень понравилась. Фотография была напечатана и лично показана Нурееву по случаю одного из его шоу в Teatro Comunale в Модене, в 1983 или 1984 году. Он в тот вечер был свободен, не танцевал, так что я смогла показать ему всю свою выставку, и он остался очень доволен. К сожалению, посвящение он написал мне белым карандашом, который не очень хорошо виден, но я бережно храню все эти годы его как драгоценное свидетельство.

Вы всю жизнь отдали увлечению балетом, что думаете о танце Нуреева, манере исполнения?

— Это было сказочно! Это было что-то особенное, грандиозное, стильное. Безусловно, он был великий артист.

А с кем он обычно танцевал в Италии?

- Чаще всего — с итальянской прима-балериной Карлой Фраччи, но, например, в спектакле «Дон Кихот» 7 августа 1982 года, про который я упомянула, с ним была другая партнёрша, Мари-Кристина Моис. Нуреев же исполнял партию Базилио. Я сохранила в своем архиве программки многих спектаклей, в том числе и этого.

- Расскажите о себе, как много Вы работали в театрах?

- Фотографией я всегда занималась только как увлечением, самым большим в моей жизни, и снимала не для того, чтобы жить и зарабатывать на этом. Она никогда не была моей основной профессией и все, что я делала, делала только из огромной любви к фотографии, танцу и театру. Начала этим заниматься в 1978 году, в общем, довольно случайно, познакомившись с Бортолуцци. Так получилось, что он практически привел меня в театр, где готовил балетную постановку к 200-летию театра «La Scala». В итоге мы вместе написали книгу о театре, о его истории, сделали выставку, и с того времени я и продолжила заниматься съемками. 200-летие театра отмечалось в 1979 году, Паоло Бортолуцци тогда поставил к юбилею театра в «La Scala» свою версию балета Сenerentolla («Золушка») с Лучаной Савиньяно в главной роли. Она была тогда одной из самых выдающихся танцовщиц Бежара и была приглашена на этот спектакль как этуаль. Она меня познакомила с Бежаром, и я после этого фотографировала еще много его спектаклей.

После этого начала снимать и во многих других театрах, в том числе самых выдающихся, в Италии и за рубежом. Очень много я фотографировала зарубежных балерин и танцовщиков, который приезжали в итальянские театры с гастролями. Когда мне давали разрешение, делала их портреты. С разрешениями каждый раз было непросто. Например, американские артисты были очень жесткими в этом плане и почему-то категорически не хотели фотографироваться. Но в общей сложности за 30-40 лет у меня накопился огромный фотоархив, в том числе и о современном балете, его исполнителях, которых я фотографировала вплоть до 2005 года. Сейчас стараюсь именно эти работы как можно чаще показывать современному зрителю.

- Наверняка Вы снимали и приезжающих на гастроли в Европу артистов из России, СССР?

- Да, у меня есть замечательные портреты Владимира Васильева. Я его фотографировала на сцене вместе с Лучаной Савиньяно. Однажды снимала его с супругой, Екатериной Максимовой, когда они на «Арене» Вероны исполнили небольшой фрагмент из «Ромео и Джульетты» Бежара. Потом были еще русские артисты на гастролях в Италии...  

Знакомы ли Ваши фотографии Нуреева российским зрителям?

- Нет. Эти снимки — мои эксклюзивные работы, и я их никогда не передавала ни в никакой музей, ни для публикации, поэтому наверняка в России они неизвестны.

И Вам никогда не приходилось проводить фотовыставки в России?

- Нет, к сожалению. Но я была бы рада этому, особенно, если бы выдалась возможность показать мои снимки на родине Нуреева.  

Гульчачак Ханнанова
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть