Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.28 ↓

EUR 86.62 ↓

6 августа Четверг

Уфа   °

Молния

«Песни «Дервиш-хана» пою с детства» - новый солист группы Ринат Зарипов

УФА, 13 фев 2020. /ИА «Башинформ»/.

«Дервиш-хан» – культовая группа башкирской эстрады, одна из основателей башкирского рока. В 1990-е годы группа была одной из самых популярных на башкирской эстраде. Основатель коллектива – талантливый гитарист и автор музыки песен Альберт Габбасов. После скоропостижной смерти в 35 лет фронтмена «Дервиш-хана»  Дима Маннана (Кулахметова) в 2005 году группа перестала существовать. Событием в 2019 году стало возрождение группы с новым солистом. Однако, люди, которые с удовольствием подпевают хитам легендарной группы, почти ничего не знают о ее новом солисте. С артистом побеседовала обозреватель «Башинформа» Лейла Аралбаева.

Корр.: Я знаю только то, что тебя зовут Ринат Зарипов и тебе 33 года. Расскажи о себе.

Ринат Зарипов: Я родом из Бурзянского района, села Старо-Субхангулово. Учился там до 6-го класса, потом переехал в Уфу, поступил в экономический лицей. Окончил музыкальную школу по классу аккордеона. Всегда выступал, пел на мероприятиях в школе, на сабантуях. С детства увлекался музыкой, практически весь репертуар башкирских групп и, конечно, «Дервиш-хана» знаю, эти песни мной навсегда любимы. Потом учился в УГАЭС по специальности туризм. Пел в группе «Шау-Шоу», сходил в армию, работал в строительной отрасли, потом на фанерном комбинате. Сейчас тружусь в студии Дворца культуры Республиканского центра народного творчества звукорежиссером, делаю записи солистов и фольклорных коллективов.

Корр.: Твои родители не музыканты? Может, поют башкирские народные песни?

Р.З.: Профессионалов нет, но петь любили – и бабушка, и отец. Папа Ирек Фасхетдинович Зарипов 18 лет был главой Бурзянского района. К сожалению, отец полтора года назад ушел из жизни. Мама Валентина Ивановна – наполовину русская, наполовину чувашка, врач-бактериолог. Кстати, у отца мама тоже была русская, с белорусскими корнями.

Корр.: То есть ты башкир всего на 25 процентов?

Р.З.:  Нет, на все 150! Душой и телом я башкир. Родители познакомились, когда учились в сельхозинституте. Мама согласилась переехать в Бурзян, который тогда считался недосягаемой тайгой. А в Бижбулякском районе, откуда мама родом, уже тогда многое было благоустроено, на дорогах везде был асфальт. Моя мама давно уже стала башкиркой, в мечеть ходит. Вырастили трое детей, брат живет в районе, врач-ветеринар, сестренка учится в Уфе, студентка.

Корр.: Как ты оказался солистом культовой группы?

Р.З.: Я, конечно, знал ребят из «Дервишхана». Но не знал, что они ищут солиста. Послушать меня им посоветовал, если не ошибаюсь, Данир Гайнуллин (директор НПЦ по охране памятников культуры – Ред.). Они предложили мне встретиться, решили попробовать. И вот уже два года я в группе.

Корр.: Многие, кто слышал твои выступления, спрашивают, — почему ты поешь в той же манере, что и Дим? Специально?

Р.З.:  Да нет, не специально, конечно. У меня с детства заложено в голове, что эти песни так поются. Когда тебе песня знакома, то и слышится так, и исполнение, наверно, получается похожим. Особенно нравятся патриотические песни, например, «Уралым байлығы». А когда мы поем вместе с Альбертом (Габбасовым – ред.) и Ириком (Абдуллиным, клавишником – ред.), еще более похоже получается.

Корр.: Не приходило в голову уйти от этой манеры? Не критикуют тебя за это?

Р.З.: Пока нет. Когда новые вещи делать будем, там, наверно, появится разница. Упреков пока никто не высказывал. Говорили – да, похоже на Дима, классно. Хотя до Дима мне еще расти и расти. Надо репетировать, тренироваться, вокальные данные улучшать.

Корр.: Многие могут сказать, что взрослели вместе с песнями Дима, которые становились всё более глубокими, философскими. Он сам писал к ним тексты. А ты пишешь песни?

Р.З.:  Нет, не пишу. Новые песни мы готовим. Музыку также пишет Альберт Габбасов, со словами пока еще проблема. В группе так сложилось, что всегда сначала писалась музыка, а потом под нее писались слова. Всегда так было, и Дим писал на готовую музыку.

Корр.: Какая музыка в твоем play-листе, кто твои любимые музыканты?

Р.З.:  Мне нравятся не только рок, но и попса, и рэп. Сейчас больше слушаю рок, например, Shinedown или Криса Дотри. Из российских раньше мне нравились «Ария», «Звери».

Корр.: А с Димом ты общался?

Р.З.: Я не был с ним знаком. Хотя, конечно, мы могли пересекаться, здороваться, когда я еще в «Шау-Шоу» пел. Он меня точно не знал.

Корр.: Что ты чувствуешь, когда поешь песни Дима? На концертах бывает ощущение, что незримо присутствует его дух?

Р.З.: Нет. Я выхожу, концентрируюсь на выступлении – на нотах, словах. Волнуюсь, хотя уже стал привыкать.

Корр.: Ребята из группы поддерживают тебя?

Р.З.:  Да, очень поддерживают, у нас в группе хорошая атмосфера. Они уже как родители. Помогают, подсказывают.

Корр.: Что в песне для тебя главное – слова или музыка?

Р.З.:  Музыка в первую очередь. Сначала слушаю музыку, потом уже прислушиваюсь к словам.

Корр.: В 90-е годы, когда гремела слава группы «Дервиш», имя солиста Дима Маннана тоже было брендом. Мне показалось, что ты свое имя не продвигаешь, многие даже не знают, как тебя зовут. Ты не амбициозный?

Р.З.:  Не знаю, надо ли это. Мне нравится работать в команде, быть ее частью. Без команды пока я никто в культуре, куда я без них. Также как они без кого-то из нас.

Корр.: У группы есть будущее?

Р.З.:  Если работать, всегда есть. Мы пока больше возрождаем старый репертуар – это наш долг. Мы должны исполнить все песни. Сделаем сольник, а потом уже займемся новыми программами.

Корр.: На гастроли выезжаете?

Р.З.:  Мы ездили на гастроли в Учалы, Баймак, Акъяр. Общались с мамой Дима, ей очень понравилось, она была рада увиденному. Я подумал, что, значит, мы не зря приехали, затеяли концерт. Она вспомнила сына, песни, молодость свою.

Корр.: Хорошо помню телевизионный клип, когда Дим Маннан пел, лежа на полу, и одет он был в какие-то лохмотья. Дим запомнился своими свободными манерами, неким вызовом. Он всегда много и охотно говорил, был очень остроумным. Ты наоборот, производишь впечатление очень скромного, немногословного человека, фактически – его антипод.

Р.З.:  Сейчас и время другое...

Корр.: ...а в последние годы жизни Дим стал религиозным, читал намаз, бросил пить.

Р.З.:  Я тоже в мечеть хожу. Хотя изредка, бывает, могу и выпить.

Корр.: А что в тебе есть необычного?

Р.З.:  Ничего такого нет, обычный человек.

Корр.: У тебя есть семья? Как относится к тому, что ты с головой ушел в творчество?

Р.З.: Супруга сначала немного настороженно отнеслась, потом смирилась. Но мы с ней и познакомились на концерте «Шау-Шоу». Теперь у нас с Лилией две дочери.

Корр.: Артистов часто сопровождают поклонницы, в свое время за музыкантами башкирских групп тоже ездили девушки. За тобой еще не охотятся?

Р.З.: Нет, сейчас такого нет в принципе. Может, за Моргенштерном ездят…

Корр.: Когда у вас будут выступления? Слышала, что вы готовите сольный концерт. Репертуар к нему готов уже? Клип снимать не планируете?

Р.З.: В марте собираемся принять участие в ретро-концерте в ГКЗ «Башкортостан». Сольный концерт планируем на лето. Репертуар готовим. Есть две новых вещи, их доделаем к концерту. Каждый день репетируем, прогоняем песни. Клип планируем снимать на новую песню.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть