Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 70.79 ↓

EUR 80.83 ↓

16 июля Четверг

Уфа   °

Молния

Ильдар Самерханов: «Наших людей в Канаде очень много, и мы продвигаем Terra Bashkiria»

УФА, 31 янв 2020. /ИА «Башинформ», Гульчачак Ханнанова/.

Ильдар Самерханов – человек в Уфе многим хорошо известный. Кто-то  помнит его преподавателем английского языка в Уфимском авиационном университете и БГУ, кто-то директором одного из первых рекламных агентств в Уфе, частного издательства и типографии. С 2003 года он живет в Канаде. Обосновался в Торонто, пробовал разные профессии, но в итоге стал известен не столько профессиональными достижениями, сколько деятельностью по пропаганде Башкирии и России. Став одним из активистов местных татаро-башкирских землячеств и руководителем общественной организации «Курултай Канада», Ильдар помогает проводить сабантуи и другие национальные праздники, а недавно открыл  музей «Сделано в СССР», набирающий популярность в Канаде не только у выходцев из бывшего Советского Союза. О своей нынешней жизни в Канаде и как он там оказался, Ильдар рассказал агентству «Башинформ».

Ильдар, расскажите Вашу историю: где родились,  учились, в каком уголке Башкирии жили, с кем дружили? Чем запомнились родные места?

- Родился я в Уфе, на улице Октябрьской революции был мой первый дом. На углу улиц Цюрупа и Пушкина – садик, ясельки, 3-я школа, наш университет...  А своей «малой родиной» я считаю Туймазы, откуда родом моя мама. Когда-то это была деревня. Очень люблю всю Башкирию, объездил ее вдоль и поперек и как турист, и по работе. Родной для меня — также Апастовский район Татарстана, откуда родом мой папа, попавший в Уфу по распределению после окончания Казанского финансово-экономического института.

Все детство, юность, молодость, вся моя предыдущая жизнь прошли в Уфе, поэтому я и дружил, и дружу со многими людьми, с кем-то — с яслей. Один пример: с 10 до 17 лет я ходил на занятия фехтованием, и там был кудрявый мальчик, с которым мы дружили. А потом случайно встретились на одной работе, в бывшем авиационном институте, потом еще на другой работе, и так по жизни...

-  Уфа — маленький город?

— Да, можно и так сказать, несмотря на миллионное население. Тот кудрявый мальчик сегодня — народный  художник республики, директор Государственного художественного музея имени Нестерова Айрат Терегулов. С ним мы дружим до сих пор. Мои дорогие сердцу друзья, знакомые – это вся Уфа, можно сказать, весь Советский Союз. Во всех концах мира у меня есть друзья из тех, с кем я учился и работал.  Например, в Торонто нас трое одноклассников по уфимской школе №3, есть друзья из двора, сокурсники по Башгосуниверситету, коллеги по уфимскому рекламному рынку и СМИ...

Детство и юность — это прекрасные воспоминания, даже если были какие-то грустные эпизоды, все равно по большому счету это — позитив.

- Когда приезжаете в родные края, путешествуете по Башкирии?

- Да, мы путешествуем с супругой, стараемся посетить разные уголки Башкирии, часто в рамках этнотуров. Я знаю, что сейчас в Уфе Госкомитетом по туризму разрабатываются разные новые маршруты, и вообще на повестке дня в республике — развитие внутреннего туризма. Я это очень приветствую и пользуюсь этим. Буду и впредь участвовать в этих турах.

Как в Канаде поживает башкирская и татарская диаспора?

— Нас здесь много: татар, башкир, вообще — выходцев из стран СНГ, в том числе из Башкирии, Уфы, разных районов республики. В основном это — первое поколение переселенцев, к каковым отношу себя и я. Конечно, рождаются дети, кому-то из них уже по 15-20 лет, и это уже новое поколение коренных канадцев.

— Второе поколение знает родной язык?

— С изучением наших языков тут, увы, проблема. В семьях в основном мои соотечественники используют русский язык, изредка — башкирский или татарский. Молодежь воспринимает язык семьи, но, тем не менее, школа, работа, университет накладывают отпечаток, и. чтобы поддерживать в семье знание родного языка, приходится прилагать немалые усилия, особенно если семья смешанная — выходец из бывшего СССР плюс человек другой культуры. Вместе с тем я знаю замечательные  примеры. Так, у нашей подруги Гульнары из Монреаля — англоязычный  муж, но дочь и даже нерусский супруг прекрасно говорят по-русски. Есть и обратные случаи, когда близкие люди перенимают языки друг друга, и рождается взаимопонимание.

Легко ли приживаться на новом месте жительства?

— За границей, конечно, сложно. Некоторые переселенцы остаются, некоторые ощущают себя потерянными и возвращаются. Такова, видимо, любая эмиграция. Сейчас она легче переживается, чем сто лет назад, но судьбы складываются совершенно по-разному. У нас полного отрыва от родины нет — мы читаем книги, слушаем передачи, смотрим фильмы — спасибо интернету. Но бывают и случаи неудовлетворенности, большинство из которых происходит оттого, что наши специалисты, получившие прекрасное образование в Советском Союзе или России, не могут в новой стране устроиться работать по специальности. Не всем удается приобрести новую профессию или уйти в так называемый, down shifting – позволить себе понизиться в своём профессиональном уровне. Поэтому иногда происходит отторжение. Допустим, из тех, кто был на родине врачом, не любой готов тут работать медбратом, а канадский диплом доктора получить здесь очень сложно. Чаще всего приходится учиться заново, это занимает очень много времени и денег. Нет единого правила для всех ситуаций. Главное, что помогает в сложных случаях — конечно, поддержка и общение с друзьями, знакомыми.

- Расскажите подробнее о вашей общественной деятельности, о местной общине татар и башкир.

- В Канаде существует довольно много татарских и  башкирских культурных  обществ. Это общество «Мирас» в Монреале, ведущее большую работу с детьми, ежегодно проводящее сабантуи. Есть общество «Берлек» в Торонто, которое существует более 15 лет. В 2019 году создано общество «Kurultay Canada», тесно связанное со Всемирным курултаем башкир и объединяющее живущих в Канаде татар и башкир не только из Башкирии, но и со всего мира. Меня избрали председателем этой новой организации. Есть и другие земляческие объединения, членами которых мы являемся.  

Наше общество «Kurultay Canada» мы создали для того, чтобы установить более тесные  связи с родиной, с Башкортостаном. Необходимость такая есть! Президент Татарстана Рустам Миниханов, надо сказать, оказывает большую поддержку татарскому сообществу в Канаде: правительство республики присылает артистов на сабантуи, поздравляет с общими праздниками, есть постоянная тесная связь и помощь. При его поддержке с концертами в Канаду приезжали, например, Айгуль Бариева, Лилия Хайруллина и Айрат Имашев. Чтобы установить такой же контакт и с руководством Башкортостана, мы и создали новое общество. Установили связь со Всемирным курултаем башкир, участвуем во всех мероприятиях, связанных с сохранением и продвижением башкирского языка. Направляли своего делегата в Уфу на последний курултай башкир.

По нашей инициативе в этом году в честь 100-летия Республики Башкортостан была осуществлена необычная и запомнившаяся акция: Ниагарский водопад был окрашен в цвета башкирского флага!

Все мы, конечно, заняты, работаем, семьи, дети... Но на всё стараемся находить время. Устраиваем регулярные встречи, просмотры фильмов. Дважды показывали для  канадской аудитории «Етегэн», другие, совсем новые фильмы. Такие, как «Сестренка», с правообладателями которой хотим договориться и устроить коллективный просмотр. Встречаемся, отмечаем дни рождении, юбилей Мустая Карима в прошлом году отмечали особо, даты, связанные с жизнью Габдуллы Тукая... Татары Монреаля и Торонто, кстати, недавно провели хоккейный матч между собой, победила дружба. Будем рады принять тут и наших уфимских футболистов или хоккеистов!

- Когда вы сами уехали из Башкирии, с чем был связан отъезд?

— Я уехал за рубеж 16 лет назад. Люди всегда стремятся к чему-то новому, интересному, может быть, более выгодному в материальном плане. Мой отъезд не был никак связан ни с политикой, ни с чем-то подобным, просто в тот момент Канада принимала мигрантов. Эта страна вообще очень открыта и лояльна к переселенцам. Существует целая программа по эмиграции в Канаду.

- Нравится ли вам слово «эмигрант» по отношению к себе или оно не корректно?

- Я не считаю себя эмигрантом, потому что подразумеваю под этим словом массовую эмиграцию столетней давности из ставшей советской России. Тогда это слово означало, что ты уехал и все, порвал отношения  с родиной, стал чуть ли не политическим врагом. Сейчас все совсем не так. Я теперь общаюсь с друзьями, пожалуй, чаще, чем когда жил в Уфе. Слово «эмиграция» в наш век самолетов и интернета — это чисто физическое перемещение. Я часто бываю в России и Уфе. Моя родня, друзья и дела остаются там, просто я расширил границы своей жизни.

— Считаете ли Канаду своей второй родиной или временным местом проживания?

— Я бы не назвал ее новой родиной, это страна, в которой мне очень нравится жить. Родина одна — СССР.

- Помогла ли Вам первая профессия в обустройстве в новой стране?

- Я закончил Башгосуниверситет, факультет романо-германской филологии, работал учителем, переводчиком, преподавал в университетах, и это была главная профессия. В то же время около 20 лет в Уфе я работал в области рекламы, печатного, издательского дела, на телевидении. Это тема, достойная отдельного разговора! Думаю, я могу считать себя и друзей, с кем работал тогда, одними из первопроходцев в мире рекламы в Уфе тех времен. В частности, мы делали одни из первых образцов рекламных роликов на башкирском телевидении и много еще чего, что тогда было в новинку. Есть о чем повспоминать.

А в Канаде, конечно, помогло, прежде всего, знание английского языка. Здесь я продолжаю работать по специальности, написал и издал пару книг, много печатной продукции по заказам. Но продолжать работу по профессии оказалось непросто, зарабатывать на жизнь этим сложно, рынок поделен между теми, кто получил местное образование. Поэтому я нашел себе другую сферу применения, освоил новую специальность, которая приносит мне доход и душевное спокойствие.

— Интересна ли коренным жителям Канады наша культура?

— Во время проведения сабантуев и других мероприятий канадцы приходят, да, их очень интересует происходящее. Задают вопросы, потом звонят, переспрашивают. Особенно им интересна связь башкир с североамериканскими индейцами, есть такие исследования. Кстати, я и сам сдал тест ДНК, который подтвердил наличие во мне индейской крови! Еще не решил, как это расценить. Что касается коренных канадцев, они, как и все иностранцы, Россию знают просто как «Россию», а то, что на территории бывшего Советского Союза есть столько регионов, культур, языков, национальностей – это для них новость.

Находит ли ваше сообщество поддержку из Уфы?

— Материальной поддержки нет, но ее и нескромно ждать, наверное. Культурной поддержки тоже пока ощущаем мало, поэтому очень надеемся на то, что республика сможет присылать к нам время от времени на концерты артистов с родины. Хочу обсудить этот вопрос в следующий приезд в Уфу с министерством культуры республики.

— Тем не менее, в мае 2019 года мы получили прекрасный подарок от Всемирного курултая башкир — национальные костюмы, который используем на сабантуях и других мероприятиях. Мы выходили в национальных костюмах на улицы Канады и зимой, и летом, и это вызывало  неподдельный интерес. А большую помощь в наших начинаниях оказывают небезызвестные в республике люди — Артур Идельбаев, Данир Гайнуллин. Важна и поддержка газет, телевидения — БСТ, телеканала «Россия», агентства «Башинформ», «Молодежной газеты» и других.

— Вы о национальных костюмах заговорили... А приедет ли из Канады в Уфу какой-то фольклорный коллектив на Всемирную фольклориаду-2020? Вы же знаете, что республику ждет это большое событие?

— Пока не знаю точно, но постараемся, конечно, Фольклориаду пропагандировать.

- Вы открыли уникальный музей СССР в Канаде. Как пришла в голову такая идея?

— Да, этот музей — моя гордость, которую я создаю уже на протяжении 10 лет. У меня осталось много вещей, предметов быта моего детства, юности, которые дороги моему сердцу. С ними мне было тяжело расставаться, и я привёз их сюда в Канаду как память о своих родителях, детстве и семье. Вот пишущая машинка  «Москва». Я сам на ней работал, писал первые рекламные тексты, ещё работая в бывшем уфимском авиационном институте, готовил выставки. И печатную машинку, и самовар, и старый телефонный аппарат, и даже коромысло из деревни — всё это я привез с собой в Торонто. Магазинные весы «Тюмень», знаменитые и единственные, какие были в Советском Союзе, мне подарила соседка. 90 процентов экспонатов музея — это предметы из моего дома, от мамы с папой, а около 10-20 процентов — подарки тех, кто проект поддерживает: моя учительница, соседи, друзья. Вот прямо сейчас мне пишет мой товарищ Артур Хангильдин, спрашивает, нужен ли для музея кинопроектор «Луч-2». Нужен, конечно! А у него лежит в гараже, и рука не поднимается выкинуть.

Многие вещи уникальны, их трудно достать сейчас даже в Уфе. При этом мой музей — бесплатный и открыт для всех. Он находится в моем доме, площадь пока позволяет, но, конечно, надо расширяться. Сюда приходят знакомые по татарскому и башкирскому сообществу, канадцы, соседи и гости соседей. Интересно, что многие вещи из Советского Союза, оказывается, имеют аналоги за рубежом.

Отдельная часть музея посвящена Башкирии. Там можно увидеть курай, кубыз, национальную обувь и одежду, образцы башкирского меда и многое другое. Три самовара. Один подарила моя сестра из Казани, два других — друзья. Музейная коллекция создается из разного. Есть несколько вещей, которые подарили мне знакомые уже в Канаде. Они тоже привезли их давно из СССР, хранили, а теперь решили отдать их в музей.

Коммерческую выгоду из этого, наверное, не удастся извлекать, да и цели такой не ставлю. Мне делиться памятью и рассказывать об истории важнее, достаточно того, что приходят дети, пытаются играть на кубызе, спрашивают, что такое весы и где у них цифры, рассматривают телефонные аппараты 1950-х годов, военный реквизит, подаренный друзьями – отставными военными и работниками милиции.

Часть экспозиции — художественная. Здесь представлены прекрасные работы художников Башкортостана — Натальи Якуниной, Айгуль Рашитовой, Екатерины Клименко, Аллы Дьячковой, Лилии Епанешниковой, Рустэма Муратова, Леонида Кувайцева, Айдара Альметова, Рината Харисова, Камиля Бузыкаева.

Везти через океан тяжелые старые весы — это подвиг! Как удалось перевезти их при том, что за каждые 100 граммов перевеса авиакомпании заставляют платить?

— В самом деле, вопрос перевозки очень тяжелый, действительно, причем в буквальном смысле слова. Весы пришлось разобрать на части, перевезти, а потом собрать. Многие вещи нуждаются в реставрации, и я делаю это сам: подкрашиваю какие-то детали, недостающие и сломанные изготавливаю из металла или дерева.

Сколько всего выходцев из Башкирии, по Вашим данным, проживают в Канаде? В каких городах?

— Наши люди живут везде, от Ванкувера, побережья Тихого океана, до Атлантики. Точной статистики нет, ни официальной, ни неофициальной. Просто скажу, что здесь можно встретить людей чуть ли не из любого района Башкирии. В основном люди оседают в больших городах, таких, как Торонто, Монреаль, Ванкувер, но и в более маленьких городах тоже.

- Чего, на Ваш взгляд, не хватает в самой Башкирии? Почему люди уезжают за рубеж? Что можно сделать, чтобы не уезжали?

— Вопрос сложный, со стороны, возможно, виднее, хотя, может, и нет. На мой взгляд, не хватает развития экономики. Посмотрите, сколько заводов и предприятий разрушено или оказались неконкурентоспособными. Это вина не только руководства Башкирии, наверное, по всей России так. Всё импортируется, а наши предприятия оказываются нежизнеспособны. У нас в республике была прекрасная система образования! Но почему люди, имея в прошлом великолепный Башкирский госуниверситет, авиационный или нефтяной институты, уезжают в Москву или Казань? Нужны реальные дела в экономике, культуре, образовании.

- Как считаете, какие-то подвижки в этих сферах все же есть?

Да, но много пока, на мой взгляд, и пиара. Я очень надеюсь, за ним стоят или будут стоять реальные дела.

Не собираетесь ли вернуться в Россию?

- Никто не знает, что будет завтра. Может быть, и вернусь, через год или пять. Сейчас уже нет границ и рамок. Допустим, моя дочь Лиличка училась в уфимской школе, а потом окончила университет по направлению «Архитектура и дизайн» в Торонто. Теперь работает архитектором и дизайнером интерьеров, а живет в Уфе, Москве, Киеве, Торонто, заказы у неё из многих городов России, Канады и Украины. То есть, живя где-то, она берёт и выполняет заказы по всему миру. Я считаю, это то, к чему близится человечество, — стиранию границ. Понятия родины и гражданства, однако, никто не отменял. Эмиграция — это не безвозвратное, как в прошлом, состояние, сейчас это условность. Не скажу, что я полностью виртуальный человек, но за делами в стране я могу наблюдать в режиме  реального времени. И надеюсь принести республике пользу в меру своих сил. Продвинуть в мире нашу Terra Bashkiria. Думаю, так полагает большинство уехавших из страны.

Чем нравится Канада?  

— Я очень скучаю по Уфе. Но Канаду тоже полюбил всем сердцем. Это исторически страна аборигенов и эмигрантов и страна возможностей. Если США сравнивают с плавильным котлом, где идет «сплав» наций, то девиз Канады — Unity in diversity – «Единство в разнообразии». Национальные сообщества тут всячески поддерживаются. Здесь я совершенно не чувствую себя чужим. Страна терпимая, обеспечивающая честную оплату труда, достойную старость, страховки, хороший уровень медицины, жизнь студентов. Хочется, чтоб однажды все это воплотилось на родной земле и в родной стране.

  

Теги: земляки
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть