Новости Башкортостана и Уфы
91.33
0
98.72
0
83.56
+0.01
-4 °C
Облачно
Время наукиИдеи - в дело
Все новости
Экономика
1 Апреля 2022, 15:19

Смогут ли производители из Башкирии заменить «Зару» и Н&М? Расследование «Башинформа»

В начале марта 2022 года стало известно о прекращении работы на российском рынке многих известных брендов, таких как «Зара», Н&М, Pull&Bear, Uniqlo и других. 29 марта о приостановке деятельности в Уфе объявил «Декатлон».

Сначала шопоголики напряглись — как теперь жить без худи, джинсов и блузок?

«Там была крутая детская, очень качественная одежда», — говорит Катя Р.

«Женский гардероб можно было обновить очень бюджетно — могла себе позволить каждый месяц покупать кофточку или юбку. Что делать теперь?» — сокрушается Алина.

Когда сообщений о закрытии магазинов стало слишком много, тревожность, как это обычно бывает у россиян, трансформировалась в юмор: жители Башкирии в сетях стали шутить, сочинять мемы.

«В Уфе начнут шить одежду НМ — теперь магазины будут называться "Носкилар и Майкалар"».

Но шутки шутками, а вопрос о перспективах насыщения текстильного потребительского рынка, действительно, имеет место быть.

Журналист агентства «Башинформ» решил выяснить, какие предприятия регионального минпрома готовы пополнить гардероб жителей Башкирии, да и России.

Кто оденет? 

«С уходом полюбившихся брендов с российского рынка многим хотелось всплакнуть, но не стоит этого делать, — успокоила модниц  шопинг-стилист Руфина Галинурова. — Россия богата на креативных, ищущих, азартных дизайнеров. Например, локальный бренд головных уборов NADO. В Уфе развивается наш, локальный бренд „скромной моды“ SAHARA. Они уже давно на рынке и имеют большую армию поклонников по всей стране. Еще один местный бренд SOULFUL — они создают романтичные женские платья и не только».

В Башкирии, согласно данным регионального минпрома, в настоящее время работают около 300  предприятий и индивидуальных предпринимателей в сфере легкой промышленности. Предприятия задействованы в таких производственных направлениях, как производство детской обуви («Давлекановская обувная фабрика», «Алмазик», «Сандра»); производство женской одежды (компания Madyart, «Дружба» (бренд Juliya Trozenko), ИП Сидоров А.Н. (бренд — Паетки), ИП Гарипова Л.М. (бренд — Farberry)), производство одежды из трикотажа для всей семьи («Малыш», «Ишимбайский трикотаж»), производство школьной формы (компании — «ОПТРИ», «Кристина», «Комильфо», «Радуга», «Марта»), производство спортивной одежды («Мимоза», «С-пинт» и др.), производство медицинской одежды («Камея», «Медис», «Октава» и др.), производство одежды с национальной символикой («Ателье Салават», «Народные узоры»), производство специальной форменной и корпоративной одежды («Комбинат рабочей одежды», «Магеллан», «Метро», «Дельта» и др.), производство носочно-чулочных изделий (единственный представитель «Ишимбайская чулочная фабрика»), производство средств защиты для рук — компания «Ликом».

По закону заполнения пустоты

В ведомстве считают, что большую часть освободившихся ниш, образовавшихся после ухода иностранных брендов, могут занять республиканские предприятия, предложив населению альтернативу — а именно собственную продукцию. Более того, региональный бизнес готов подстроиться под потребности рынка и развиваться в новых направлениях.

Кстати, по данным статистиков, в 2021 году республиканский легпром отгрузил товаров на сумму более 6,3 млрд рублей.

Это, в принципе, вполне логично, ведь закон заполнения пустоты гласит, что на пустое место всегда приходит то, что может его заполнить.

Те же категории продукции, которые не производятся на территории республики, выпускают в других регионах страны (мужские деловые костюмы и сорочки, верхняя одежда, обувь).

В последние годы наши предприятия модернизировали, обновили парк оборудования, автоматизировали производство, вследствие чего увеличилась производительность и повысилось качество готовой продукции.

Как сообщили в пресс-службе минпрома РБ, «…на сегодняшний день они могут с уверенностью конкурировать с предприятиями Китая, Индии, азиатских стран и стран СНГ. Республиканские предприятия легкой промышленности поставляют свою продукцию как в другие регионы, так и в ближайшее зарубежье. В особенности это поставки специальной форменной, медицинской, а также спортивной и детской одежды».

«За» и «против»

Впрочем, у самих производителей, особенно частников, мнения относительно собственных перспективы в сложившихся обстоятельствах расходятся. Одни видят в нынешней ситуации старт для взлета, другие — дорогу с неизвестным итоговым «пунктом прибытия».

Так, к примеру, владелица уфимского производства головных уборов и платков Регина Лукманова считает, что перспективы впереди — достаточно туманные. Регина занимается изготовлением трикотажных шапок, шарфов и прочих аксессуаров с 2008 года, когда создала собственную мастерскую. До недавнего времени все было хорошо: были планы перейти на более качественное итальянское сырье, пряжу, которая не скатывается, были уже налажены связи с двумя частными фабриками в Москве, которые отшивали большие объемы заказов.

Но в конце февраля Регине пришлось пересмотреть свои планы. Цены на российское сырье выросли на 35 процентов.

«Сейчас мы купили пряжу на весеннюю коллекцию платков. А на осень и зиму даже представить сложно (и страшно), какой будет цена. Это хлопок турецкого производителя. Итальянская пряжа по нынешнему курсу для нас просто недоступна — цена получается заоблачной».

Но проблема не только с сырьем. Сейчас Регина ожидает и увеличение стоимости услуг фабрик, так как они работают на японском оборудовании, а их обслуживание рассчитывается в валюте.

Владлен Окунев, владелец уфимского бренда DAMDAM предполагает, что республиканские производители не смогут предложить что-то взамен крупных сетевых брендов.

«Ушли сетевые магазины. Замены им даже среди российских нет, не говоря уже о башкирских. Людям нужно дёшево и много. К сожалению, в нынешней ситуации это маловероятно: материалы производители покупают за валюту. Цены на все выросли в полтора-два раза, будь то Китай, Узбекистан или Турция», — сказал Владлен.

А вот руководитель ателье «Салават», специализирующегося на пошиве верхней одежды из кожи и меха, Зоя Демина считает, что настал «звездный час» для производителей. По ее мнению, пока особых непреодолимых трудностей не наблюдается.

«Кожу для дубленок, овечий мех мы закупали на юге России — в основном в Пятигорске. Если в нашей стране продолжат выращивать овец — мех будет. Выведена и короткошерстная норка. Выделщики могут столкнуться с проблемой поставок химии — она была импортная. Но думаю, российские специалисты подключатся и найдут достойную альтернативу. Хотя могу предположить, что возникнут определенные сложности с фурнитурой и деталями.

Основатель и гендиректор авторского ателье Juliya Trozenko и фабрики «Дружба» Юлия Аннамурадова из Стерлитамака также видит хорошие перспективы для своего бизнеса, однако признает, что республиканским производителям потребуется помощь в продвижении брендов.

Ее предприятия изготавливают женскую одежду уже 16 лет. Это и верхняя и легкая одежда: вечерние наряды, одежда для офиса, повседневная, спортивная, корпоративная одежда и униформа для персонала.

Конечно, признает Юлия, рост цен на ткани и фурнитуру на 30 процентов — факт уже свершившийся, а складских запасов сырья поставщиков хватит лишь на ближайшие пару месяцев, но компания уже начала поиски альтернативы иностранному сырью.

Кстати, готовый товар они реализуют через соцсети и маркетплейсы, а в Стерлитамаке есть магазин.

«Я думаю, нет худа без добра. Крупные сети ушли из России, рынок освободился, возможностей для развития больше. Одно „но“: сравниться по узнаваемости с такими брендами, как „Зара“ и прочие мы, к сожалению, пока не можем. Нужна помощь в раскрутке бренда. У нашей компании есть возможности для развития, мы могли бы увеличить мощности (сейчас производство работает на одну треть загрузки), но для этого необходимо расширять рынки сбыта», — говорит Юлия.

Ишимбайское — родное

В Башкирии продолжает действовать и известное в республике предприятие «Ишимбайский трикотаж», в одежде которого выросло не одно поколение.

На предприятии рассказали, что продолжают выпускать продукцию традиционного ассортимента —  нательное белье для всех возрастных групп населения, а также разрабатывают и создают новые коллекции. К примеру, в сентябре были представлены новые модели спортивных костюмов, домашней одежды и ясельной продукции.

«Мы почувствовали на себе последствия роста курса валют. Сырье, из которого делают трикотажное волокно для наших изделий, производится в республиках Средней Азии. И это биржевой товар, который покупается за валюту», — говорит генеральный директор предприятия Дина Емельянова.

Но в целом на предприятии рассчитывают возобновить полный производственный цикл и занять освободившиеся ниши. Благо сейчас для этого — самое время.

Ищем замену

В министерстве промышленности оказывают ресурсную поддержку предприятиям: организован «Центр импортоснабжения и импортозамещения», где аккумулируются все предложения, вопросы, просьбы и потребности (в сырье, комплектующих, оборудовании, ранее закупаемым за рубежом) предприятий для их бесперебойной работы.

«На сегодняшний день, с учетом санкций и закрытия границ для поставок европейского сырья и оборудования идет переориентация на другие страны и поиск других каналов снабжения, например через Турцию, Китай и другие страны Азии. Налаживаются новые логистические цепочки. Как показывает опыт прошлых лет, наши предприятия легкой промышленности переориентируются под спрос наших жителей», — сказал министр промышленности и энергетики Башкирии Александр Шельдяев.

В этом году министерство планирует запустить две субсидии для предприятий легкой промышленности.

Речь идет о возмещении до 30 процентов затрат на приобретение сырья и материалов, а также  финансовом обеспечении части затрат на реализацию доходогенерирующих проектов в легкой промышленности.

В целях поддержки предприятий легкой промышленности республики в условиях санкционного давления со стороны стран Запада, которое привело к резкому увеличению стоимости сырья и материалов, было принято решение о передвижении бюджетных ассигнований с программы субсидирования оборудования на программу субсидирования сырья и материалов и увеличения последней до 150 млн рублей.

Когда сменим гардероб?

В среднем запуск производства в легпроме и выход на полную мощность занимает, по примерным оценкам, от трех месяцев до одного года.

Но с учетом того, что предприятия башкирского легпрома уже работают и нужна только модернизация, обеспеченность сырьем и финансы на все это техперевооружение, времени потребуется еще меньше.

Ну а пока освежить гардероб жителям республики помогут Китай, Индия, Узбекистан, Кыргызстан, да и российские регионы, где развита легкая промышленность — Ивановская, Тверская, Костромская, Рязанская, Еврейская автономная область, Чувашия и другие.

Автор:Розалия Валеева
Читайте нас в