Новости Башкортостана и Уфы
94.07
+0.49
99.93
+0.14
89.92
-0.17
18+ °C
Облачно
Идеи - в делоВремя наукиНедвижимость
Все новости
Детально
26 Марта , 14:31

Осужденный за терроризм: «Подставил себя и семью, связавшись не с теми людьми»

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

В одной из колоний строгого режима Башкирии по террористической статье отбывает наказание Амир Габдрахимов (имя и фамилия изменены – прим. ред.). Ему нет еще и 30 лет, но он уже несколько лет сидит за решеткой. Время, когда молодые люди строят карьеру, покупают недвижимость, обзаводятся семьей, детьми, он променял на тюремные будни. В беседе с журналистом «Башинформа» Ксенией Калининой осужденный рассказал о том, как несчастный случай изменил его взгляды и мировоззрение, как рухнули его карьерные планы – как жизнь разделилась на «до» и «после».

«ОДНА ЗАДАЧА»

Амир родился в простой сельской многодетной семье. Рос, ходил в школу, учился средне, хулиганил, играл в футбол. Отец, когда его сын был подростком, ушел в другую семью. Амир думал, что, когда вырастет, будет помогать матери, станет ей опорой. После школы поступил учиться на автомеханика, подрабатывал доставщиком продуктов. Позже стал торговым представителем, наработал клиентскую базу, продавал товар.

«При этом к религии был всегда равнодушен, максимум – не ел свинину. Никогда не ходил в мечеть. Была одна задача: работать и открыть свой бизнес. Но однажды все изменилось», – отмечает осужденный.

«ВНУШИЛ НОВЫЕ МЫСЛИ»

Амир помогал соседу строить дом. В какой-то момент он неудачно упал и на него с пятиметровой высоты рухнул бетонный 200-килограммовый лоток: свалился в нескольких сантиметрах от головы.

«Я испытал шок и страх, едва не погиб. В тот момент мой дядя Ришат (троюродный брат матери, отец троих взрослых детей – прим. ред.), увидев случившееся, сказал: «Ты вот не думал, родишься ты или нет, и ты родился. И так же тебя никто не спросит, хочешь ты умирать или нет. Задумайся об этом!» Дядя же – мусульманин, практиковал религию лет 15. Он стал внушать мне новые мысли, подталкивать к религиозным темам: я начал изучать, читать, больше узнавать, ходить по пятницам в мечеть, совершать намаз», – вспоминает он.

Между тем личная жизнь не клеилась. Оставались лишь работа и беседы…

«С дядей все чаще общались на религиозные темы. Он работал сторожем в школе, я туда приходил к нему говорить. И вот, на одной из таких встреч наш с ним разговор зафиксировала камера наблюдения. Оказывается, за моим родственником давно велась слежка. Я не знал, насколько наши религиозные беседы были законны или незаконны. Приезжал в школу, брал у него ключ от зала, заходил, мы там полчаса-час разговаривали. Уточнял у него какие-то моменты, которые не понял. Что именно обсуждали – говорить не буду. Не хочу... Приходили и другие люди. Дядя на собраниях давал нам почитать книжки, потом разъяснял смысл. По сути, вся книга была для нас, молодых людей, непонятной. Это все длилось полгода…», – рассказывает Амир.
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

«ВОВЛЕКАЕМЫЕ»

Вскоре дядю Ришата и его знакомого арестовали – у них нашли запрещенную литературу. Затем и к Амиру пришли с обыском.

«У меня дома тоже были разные книги, старые газеты, как оказалось, связанные с запрещенной в России организацией "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами"*. Их нашли во время обыска», – отмечает осужденный.

На сотрудничество со следствием он не пошел, так как думал, что ничего плохого не случится – поговорят и отпустят. Но спустя месяц арестовали и Амира.

«Думал, что максимум меня заберут, допросят и отпустят. Но в итоге за мной приехали и не отпустили ни на следующий день, ни на последующие годы», – говорит он.

По словам Амира, он лишь знал о дяде, что тот религиозно-практикующий человек. Но правоохранителям нужна была другая информация: где и когда проводятся собрания, кто на них приходит, какая иерархия, сколько учеников, кого вовлекал, призывал ли к чему-нибудь.

«По данным экспертизы, мы являлись «вовлекаемыми» лицами. Следствие шло долго – 1 год 7 месяцев, затем суд – более 3 лет. Засекреченные свидетели заявили, что мы давали клятву, назвали дату, место, где все это произошло. В итоге суд вынес решение – 9 лет колонии строгого режима. Мягко говоря, мне еще повезло, другим дали от 12 лет и больше. Дяде – 19 лет. Кстати, он часть своего срока отбывает здесь же, в этой же колонии, что и я», – делится размышлениями осужденный.

«НЕ ОПРАВДАЛ НАДЕЖДЫ»

Амиру предъявили обвинение по статье 205.5 УК РФ («организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации»). Он думал, что никогда не смирится с несвободой, но привык, смирился с решетками и строгим режимом. Стал работать в швейном цеху. Иногда читает Коран, правда, на арабском языке, который не знает, но это его успокаивает. В колонии есть молельная комната, но Амир туда не ходит.

«Вон к чему подобное привело. Молюсь наедине. Совершаю намаз, держу пост – делаю это для себя, – делится он. – Греет душу, что семья меня всегда поддерживала и поддерживает. Но гложет то, что я должен был обеспечить мать, родных, стать для них опорой и защитником, а вышло так, что они помогают мне. Я не оправдал надежды, оступился, связался не с теми людьми, и это точит меня изнутри…»
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

КОМПЕТЕНТНО 

«Религиозная грамотность – в приоритете»

Ответственный по работе со ФСИН России от Центрального духовного управления мусульман РФ Инсаф хазрат Искандаров уверен, что молодежь поддается влиянию людей старшего поколения, так как это заложено на генетическом уровне. А если человек в годах ведет себя чинно, разговаривает спокойным ровным уверенным голосом, придерживается здорового образа жизни, не курит и не пьет, является примерным семьянином, он автоматически становится авторитетом для тех, кто еще не обрел смысл жизни, кто ищет себя в этом мире.

«Уважай старших, не обижай младших. Это традиционное правильное воспитание, оно не противоречит ни нормам морали, ни законам Божьим. Это и сработало в случае с дядей осужденного. У последнего не было мужского авторитета рядом, вот его родственник и занял эту нишу, подобрав нужные слова в нужное время, – объясняет он. – Основная беда – это отсутствие вовремя полученных правильных знаний, информации о религии. Если бы родители в детстве объясняли Амиру законы Божьи, а он их впитывал, как губка, то такой ситуации можно было избежать. Но случилось то, что случилось. Те, кто вовлекает в секты, в запрещенные организации, они чувствуют открытую душу молодых людей и сеют в ней свое зерно, которое начинает прорастать. И тогда у «вовлекаемого» вдруг появляется якобы смысл жизни: но начинают они за здравие, а заканчивают за упокой».

Инсаф хазрат Искандаров считает, что люди, практикующие вовлечение, работают по одному принципу – по закону больших чисел. Используют маркетинговые ходы.

«Говорят одну и ту же информацию 100 людям, из них 20 слушают, и только 2-4 человека «выстреливают». Такой дядя говорит одно и то же многим людям, и тут, кто поведется, тот поведется. Так это и работает, - поясняет он. – Нужна мощная профилактическая деятельность, взаимодействие разных структур. С молодежью надо разговаривать, объяснять, учить, и тогда мы многих убережем от подобных трагедий. Для того чтобы не попасть в различные деструктивные, псевдоисламские группировки, нужны три вещи. Первая – это религиозная грамотность, знания, которые даются в исламских университетах и колледжах, воскресных курсах при медресе. Вторая – знание своих традиций, это закладывается с детства в семье. Третья – знание истории. Если человек будет образованным, никакого радикализма, экстремизма, терроризма не будет».
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

«В поиске собственной идентичности»

Старший психолог психологической службы УФСИН России по Башкортостану, капитан внутренней службы Татьяна Опрокиднева считает, что в экстремистские и террористические организации чаще всего вовлекаются люди, находящиеся в неустойчивом эмоциональном состоянии, имеющие низкую самооценку и легко поддающиеся влиянию.

«Это чаще всего люди, столкнувшиеся с трудными жизненными событиями, у которых нарушена связь с социальным окружением. Они одиноки, ищут принятия и чувства единства с обществом. «Вербовщики» обычно хорошие психологи, и тонко чувствуют потребности людей, давая необходимую им поддержку, принятие и духовную цель в жизни», – подчеркивает психолог.

По ее мнению, в такие организации часто вовлекают молодых людей, у которых преобладает юношеский максимализм, обостренное чувство справедливости. Они в поиске собственной идентичности. Им присуща неустойчивая психика, подверженная внушению и манипулированию.

«Считается, что чем больше уровень стресса, тем больше человек поддается влиянию. Поэтому основной совет – быть внимательнее к себе, прислушиваться к своим чувствам и потребностям. И при любых внутренних проблемах, непониманиях и тревогах важно научиться просить помощи у близких или обратиться к специалисту. Развитие критического мышления также поможет меньше поддаваться деструктивному влиянию окружающих и не попасться на уловки "вербовщиков"», – отмечает Татьяна Опрокиднева.
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

«Нужна хорошая профилактика»

По мнению известного уфимского адвоката Романа Петрова, любые преступления, которые квалифицируют по террористическим статьям – вступление, участие, финансирование, вооруженные формирования, поддержка – считаются особо тяжкими. Это преступления против государства и общества в целом, по ним и наказания вплоть до пожизненного лишения свободы.

«Общество, таким образом, защищается от самых страшных преступников. Обращаю внимание, что и смертная казнь существует, она прописана в Уголовном кодексе РФ, ее никто не отменял, просто пока на нее действует временный мораторий, который в любой момент может быть снят, – обращает внимание адвокат. – Исходя из практики, вижу вовлечение многих несовершеннолетних, потому что у них неокрепшие мозги, их легче «пропитать» подобными деструктивными идеями. Потом они на митинги идут, тут начинается с малого. Не только есть терроризм, который идет с Востока, есть и коммунистический терроризм, и нацизм. Тут важно, чтобы родители внимательнее относились к своим детям, смотрели на их настроения. Если увидели какую-то символику, например, черные флаги запрещенного государства, или заметили, что он не просто увлечен историей, а углубляется в роль немецких войск, на это надо обращать внимание, уточнять, беседовать».

Роман Петров подчеркивает, что в целом тяжелые приговоры по террористическим и экстремистским статьям практически остаются без изменения.

«Когда человек начинает этим заниматься, он понимает, что это запрещенная деятельность, потому что об этом везде сказано, информация открыта. Если вы дали почитать кому-то запрещенную литературу, то это уже распространение экстремистских материалов. То же самое и ссылки на телеграм-каналы в интернете – переслал, значит, распространил, вовлек. Или тебя попросили скинуть деньги, чтобы помочь запрещенной организации – все, уже преступление, финансирование. В эпоху цифровых технологий любая переписка в мессенджерах, соцсетях она не может быть скрытой, она не останется незамеченной. Все фиксируется. Нам говорят, что телеграм, ватсап защищены, но это не так. Если есть информация на цифровом носителе, она останется», – говорит адвокат.

Отсидевшим срок по террористическим статьям обязательно устанавливают дополнительные запреты определенных действий. Они не могут свободно проводить время, гулять по ночам, посещать места массового скопления людей.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина
«Это сделано для того, чтобы за такими лицами был контроль. Хотят такое же сделать и для педофилов, и это правильно. Эти лица представляют особую опасность. Они не должны после выхода на свободу жить обычной жизнью. Они не просто преступили закон, они на грани, есть риск того, что они могут «сорваться» и повторить преступление, – заявляет правозащитник. – И, конечно, нужна хорошая профилактика со стороны полиции. Участковые должны работать, должны знать каждого человека на своем участке. Если мужчина внезапно бреется налысо, отращивает длинную бороду, которой никогда раньше не было, надо обращать на это внимание, разговаривать, приходить к нему домой и спрашивать: «А что ты это вдруг налысо побрился и бороду отрастил?» И будет все понятно. А люди, живущие экстремистской идеологией, это и не скрывают, они ею слепо увлечены. Также хочу подчеркнуть, что сейчас все преступления, которые связаны с террористической деятельностью, рассматриваются исключительно военными судами. Военный суд – очень профессиональный, там опытные судьи с большим стажем работы, которые выносят суровые приговоры. Это вам не общей юрисдикции, там никто не будет сюсюкаться, все будет сурово и спокойно. А если и будут смягчающие обстоятельства, то дадут не 20 лет, а 19,5».

СПРАВКА

*Хизб ут-Тахрир аль-Ислами («Исламская партия освобождения») — международная панисламистская политическая партия, основанная в 1953 году в Восточном Иерусалиме. Россия признала «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» террористической организацией. Декларируемая цель организации — восстановление справедливого исламского образа жизни и исламского государства (халифата) и воплощения в нём исламской системы. Госорганы США относят «Хизб ут-Тахрир» к числу групп, действующих ненасильственными методами, но способствующих распространению экстремистских настроений среди мусульман и, вследствие поддержки антизападной идеологии, потенциально способных оказывать идеологическую поддержку терроризма. Решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 года «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», наряду с 13 другими исламскими организациями, была признана террористической организацией и запрещена в России. 

18+

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина
Автор:Ксения Калинина
Читайте нас: