Новости Башкортостана и Уфы
62.57
-0.36
65.68
-0.22
77.12
+0.97
-24 °C
Облачно
Коронавирус
Все новости
Детально
10 Ноября , 10:10

«Преступник всегда оставляет след»: эксперты МВД по Башкирии берутся за дело с азартом охотника

10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Одним из первых на место преступления приезжает эксперт-криминалист. Никто не имеет права прикасаться к вещам, перемещать или двигать их до того, как он там не побывает. Специалисты Экспертно-криминалистического центра МВД по Башкирии делают фото деталей, собирают отпечатки пальцев, находят и собирают частицы крови, ДНК, следы, описывают найденные вещи, применяя новейшие технологии и методики исследования.

В беседе с журналистом информагентства «Башинформ» начальник центра, полковник полиции Радик Гареев рассказал о работе экспертов и интересных случаях из практики. Он уверен, что идеальных преступлений не бывает и злоумышленник обязательно «наследит», а задача эксперта – найти этот след…

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

АЗАРТ ОХОТНИКА

- Радик Рифгатович, в чем заключается работа центра? Какие экспертизы делают ваши сотрудники?

- Наш центр выполняет практически все виды экспертиз, предусмотренные приказами МВД России. В общей сложности их 46 видов, есть еще и подвиды. Центр состоит из восьми отделов, в которых специалисты, а их в Башкирии более 300 человек, делают огромное количество экспертиз по разным направлениям.

Эксперты-криминалисты выезжают практически на все преступления. Для них важно грамотно изъять с места происшествия следы преступлений и вещественные доказательства, извлечь информацию. Вариант «не нашел» - не проходит! Всегда должен быть результат, оформленный по всем правилам в заключении, которое потом принимается судом как доказательство.

Преступник всегда оставляет какой-то след. И сегодня не только остаются материальные следы, но и виртуальные. Например, злодей мог попасть на видео. Он мог что-то не рассчитать до или после преступления. Объем задач у эксперта внушительный, ведь нужно изучить действия злодея не только на месте преступления, но и до, и после – все в комплексе.

Мы создаем доказательную базу и помогаем в раскрытии преступлений. Делаем около 50 тысяч экспертиз в год.

- Кто может пополнить ваши ряды? Какие трудности заключает в себе профессия эксперта?

- Казалось бы, мы работаем не с людьми, а с предметами, но работа тяжелая. Эксперты выезжают в любую погоду, в любое время дня и ночи. Бывает, гибнут дети, женщины, старики, но эксперт должен сохранять самообладание и думать о работе. Важна стрессоустойчивость. У нас срок стажировки – три месяца – выдерживают не все, говорят, что «не мое». Наши сотрудники – не случайные люди, они любят свою работу, делают ее с душой и качественно.

Конечно же, есть требования к профильному образованию. Если эксперт-химик, то у него должно быть высшее образование химика.

Самое главное в работе центра – это люди. Мы бережно относимся к нашим сотрудникам. Подготовить хорошего специалиста – трудозатратное по времени и профессиональным вложениям дело, на это уходит как минимум лет пять. Терять таких людей ни в коем случае нельзя. Если не наш человек, он уйдет в первые месяцы службы. А те, кто остаются, работают по 10-20 и более лет. Не было такого, чтобы кто-то ради звезд, ради карьеры бросал свою работу. У нас есть и потомственные эксперты, которые продолжают семейную династию. Текучести кадров нет, и случайных людей тоже нет.

Ксения Калинина
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

- Когда готово заключение, дело в суде, эксперты интересуются, что будет дальше?

- Кульминационный момент работы эксперта, когда он в результате исследования устанавливает преступника, факт преступной деятельности. Даже взять экономистов. Они по счетам, перебирая огромное количество бумаг, идут-идут, а потом раз - и находят, куда ушли деньги. Это же победа, которая доставляет моральное удовлетворение. Эксперты этим и живут. Это даже больше, чем победа, это азарт охотника.

Да, мы отслеживаем, чем заканчиваются дела в отношении «героев». Они, бывает, жалуются на результаты экспертиз, ищут лазейки, поэтому документы готовятся тщательно и скрупулёзно.

- Что происходит с вещественными доказательствами, следами преступлений после их изучения? Возможно, для этого создано специальное хранилище? 

- У нас нет в центре «музея» или склада вещдоков. После того, как объект исследуется, он отдается инициатору. Суд определяет, что делать с вещдоками – уничтожить их или хранить какое-то определенное время.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

НЕОБЫЧНЫЕ СЛУЧАИ

- Радик Рифгатович, вы возглавляете центр с 2006 года, есть что вспомнить необычное из практики? Какие-то интересные случаи?

- Таких примеров очень много. И что для нас обыденно, для граждан может быть из ряда вон. Например, нас уже не удивить скелетированными останками человека, литрами суррогатного алкоголя, изъятыми с места преступления разнообразными видами оружия и боеприпасов, а кого-то, наоборот, все это шокирует.

Колечко с сюрпризом. Например, в Уфе вор обчистил загородный дом и напоследок оставил там колечко и записку: «Это вам компенсация. Колечко покроет все, что я у вас взял». Наши эксперты-генетики с внутренней поверхности колечка изъяли генотип и установили преступника.

Острие ножа. В ювелирном магазине произошло разбойное нападение. Так вышло, что преступник сломал нож. Кусочек клинка упал на пол, да так и остался бы там валяться, но его приметил эксперт и взял в работу. В свое время грабитель, видимо, трогал клинок, на нем были обнаружены отпечатки его пальцев. В итоге преступление было раскрыто.

Перчатка. В Салавате подожгли дорогостоящую иномарку «БМВ». На месте нашли обожжённую перчатку. Эксперт-генетик провел качественное исследование. С этой перчатки вытащил генотип, он-то и помог выйти на поджигателя.

Гильза. В Уфе заказали убить бизнесмена. Наемник стрелял в мужчину, когда тот находился в иномарке, припаркованной в подземном гараже. Жертве удалось выжить. С места преступления была изъята стреляная гильза. С нее удалось выявить генотип злодея. Когда он ее заталкивал в пистолет, оставил свой отпечаток пальца.

Маска. Зимой в одном из районов республики произошло разбойное нападение на микрофинансовую организацию. По камерам отследили, что преступник снял свою маску-балаклаву и выбросил ее, когда убегал. Эту маску нашли – установили генотип, а затем и преступника.

Портрет злодея. В Уфе мужчина на улице отобрал у девочки телефон. По видеокамерам распечатали ориентировку. Эксперт ехал в автобусе и увидел в окно похожего мужчину, на того, что в ориентировке. Преступник был пойман.

Забор. Недавно в Учалах преступник убил пенсионерку, сжег дом и все следы, но наши эксперты выехали и обнаружили, что около забора была примята трава, а на профнастиле – следы рук, как позже выяснилось, преступника. Отпечатки пальцев скопировали на специальную дактилоскопическую пленку и исследовали в лаборатории. Вышли на убийцу, отпечатки совпали.

Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

СИСТЕМА ЦЕНТРА

Радик Гареев подробно остановился на каждом из отделов центра и объяснил, кто с чем и как работает.

Отдел криминалистических экспертиз и исследований

Здесь специалисты делают традиционные виды исследований, известных всем по фильмам и телепередачам: дактилоскопию (изучение отпечатков пальцев), технико-криминалистическую экспертизу (подделан ли документ), экспертизу контрафактной продукции, графологию (изучение почерка), баллистику (работа с огнестрельным оружием).

«В фильмах, чтобы телезрителю было интересно, все происходит очень быстро: с предмета снимается отпечаток пальца. Его загружают в базу, спустя несколько секунд отпечатки пальцев совпадают или не совпадают. Но на самом деле на это уходят часы. В любом случае это направление развивается и работает. У нас общефедеральная база. Если отпечаток попадает, мы сразу по всей России можем проискать его», - отметил собеседник.
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Отдел экспертно-криминалистических учетов

Проводятся исследования автоматизированных дактилоскопических учетов, трасологические экспертизы (исследование оставленных на месте преступления следов, например, замков и запирающих устройств, зубов, следов обуви, одежды, следов орудий взлома).

«Преступления раскрываются не только по горячим следам. Каждая найденная улика, след ставятся на экспертно-криминалистический учет. Когда-нибудь преступник ошибется, и эта улика рано или поздно сработает. Своего рода банк данных по нераскрытым преступлениям», - пояснил руководитель центра.

На сегодняшний день в региональной базе находится порядка 4 млн дактилокарт. Эксперт, а не машина, смотрит и делает идентификацию – совпадает отпечаток пальца или нет.

Ксения Калинина
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Отдел биологических экспертиз

Здесь работают две лаборатории. Одна делает генетические ДНК-экспертизы, другая занимается учетом. Это относительно современное направление, активно стало развиваться с 2006 года. По преступлениям, совершенным до 2006 года, вещественные доказательства как хранились, так и хранятся. Следователи поднимают вещдоки прошлых лет, назначают экспертизы. И зачастую преступления прошлых лет раскрываются, потому что всех злоумышленников в местах лишения свободы ставят на учет, особенно по половым преступлениям, по преступлениям против жизни и здоровья человека. И даже через 15 лет изобличаются насильники и убийцы.

«Это исследование проводится, чтобы получить максимум информации на основе изучения биологических объектов. Без такой экспертизы не обходится ни одно уголовное дело. Расходные материалы дорогие, но это того стоит. Данный метод исследования эффективный и точный», - сказал Радик Гареев.
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Отдел специальных видов экспертиз

У химиков и физиков очень большой спектр исследований. Основное направление – борьба с распространителями наркотиков. Это бич общества, поэтому данному направлению уделяется большое внимание. У них есть свои базы. Эксперты определяют, является ли поступившее на исследование вещество наркотиком или нет. Устанавливают массу, от этого зависит санкция в отношении подозреваемого.

Бывают и большие объемы, когда накрывают нарколаборатории. И за короткий период времени эксперты должны дать результат органам следствия, чтобы те приняли решение.

Здесь же – борьба с суррогатом, со спиртосодержащими веществами.

Специалисты определяют количественный и качественный состав веществ. Они могут определить цинк ли это, или свинец, или сплав. Спектр задач в этом отделе очень большой. Имеется современное оборудование, хорошие специалисты.

Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Отдел автоэкспертиз

На дорогах происходит много аварий из-за пьянства за рулем, несоблюдения скоростного режима, преступной халатности, самонадеянности. Гибнут люди. Эксперты исследуют машину, была ли она исправна, была ли техническая возможность затормозить. Определяется место столкновения. Зимой, порой, не поймешь, где именно произошло столкновение. Эксперты работают, определяют, где случилась авария. Также исследуют маркировочные обозначения, выявляют, перебиты ли госномера.

«Наши эксперты были на месте ДТП в Бакалах, где погибли четыре девочки. Могу только сказать, что тормозного пути не было. Машина ехала на очень высокой скорости, они все были переломаны от сильнейшего удара. Остановить машину на такой скорости было просто невозможно», - сообщил глава центра.

Он также отметил, что автоаварий, связанных с техническими неисправностями машин, практически нет.

«В исключительных случаях может быть очень старый автомобиль, но это редкость. Кстати, у «ПАЗиков», бегавших ранее по Уфе, часто отказывали тормоза, этим же грешили и самосвалы некоторых моделей», - заметил он.
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина

Отдел технических экспертиз

«Сейчас очень развиты IT-технологии, все построено на определенных электронных устройствах, телефонах. Это направление развивается, мы увеличиваем штат, закупаем новую технику. Эксперты занимаются поиском и извлечением информации на гаджетах, исследованием радиоэлектронных устройств», - сообщил собеседник информагентства.

Отдел экономических экспертиз

Востребованное направление, так как экономических преступлений много. Самый большой отдел. В карманы преступников уходят огромные деньги. Например, нецелевое использование средств в рамках реализации национальных проектов.

«Это кропотливый труд, связанный с исследованием большого количества документов. В этот отдел привозят документы «КамАЗами». Каждый листок является объектом изучения. Итоги исследования излагаются в заключении – бухгалтерском, финансово-аналитическом и финансово-кредитном», - пояснил Радик Рифгатович.

В республике больше всего нарушений выявляется в строительной сфере. Строительно-техническая экспертиза одна из самых объемных. Эксперты выезжают на место стройки, замеряют, обсчитывают, залезают на крыши долгостроев. Они обучены работе на высоте, с электричеством.

Одно из направлений – товароведческое. Специалисты исследуют стоимость похищенного предмета, от этого зависит квалификация – будет ли возбуждаться уголовное дело и по какой статье. Товароведы очень нужны МВД для того, чтобы можно было быстро принять решение по делам, чтобы не затягивать.

Организационно-методический отдел

«Мозг» центра. Здесь сотрудники центра занимаются оргработой, обучением специалистов, повышением их профессиональных качеств.

«Эксперты-криминалисты способствуют успешному раскрытию огромного числа преступлений. Постоянно растет количество проводимых ими видов экспертиз, улучшается научно-техническая подготовка, внедряются современные технические средства. А это значит, что преступление будет обязательно раскрыто и виновный не уйдет от ответственности», - подытожил Радик Гареев.
Ксения Калинина
Ксения Калинина
Фото:Ксения Калинина
Автор:Ксения Калинина
Читайте нас в