Новости Башкортостана и Уфы
74.14
+0.47
83.71
+0.6
75.78
+0.34
-5 °C
Облачно
Коронавирус
Все новости
Детально
28 Октября , 09:09

Семья из Уфы о перенесенном в Германии локдауне: «Много запретов, перегибов и крупные штрафы»

Уфимцы Илья и Ирина Мумбер с двумя маленькими детьми этим летом, спустя 10 лет пребывания в Германии, вернулись домой, в Башкортостан.

Фото:предоставлены семьей Мумбер

В беседе с журналистом информационного агентства «Башинформ» они рассказали, почему сначала решили покинуть столицу республики и перебраться в Европу, а потом вернуться домой, и какую роль в их камбэке сыграл коронавирусный локдаун по-немецки.

УФА - АУГСБУРГ

Илья по крови немец, у него в Германии проживает много родственников, кто-то из них уехал из России еще в 80-е годы. В ноябре 2011 года Илья вместе с супругой решили переехать в Европу по программе поздних переселенцев.

«Нам было интересно попутешествовать, поехать туда, познакомиться с немцами, увидеть Германию, изучить их культуру. Ехали с настроением путешественников. Не было мыслей переехать окончательно, сжечь все мосты в России. Нам такой вариант не подходил, тем более, здесь у нас родители», - пояснил Илья.

И вот, 32-летние супруги уже стоят в аэропорту Мюнхена, где их встречают родственники Ильи. На следующий день молодую пару отвезли в город Фридланд, где находится лагерь переселенцев. Здесь оформляются первые документы, идет распределение, на какой земле человек будет жить. Лагерь был наполовину заполнен беженцами. Через несколько дней супругов распределили в Аугсбург (университетский город на юго-западе Свободного государства Бавария, столица Швабии – прим. автора). Город считается наиболее древним в современной Германии после Трира. В этом городе уфимцы прожили до лета 2021 года.

В Мюнхене

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ

В Аугсбурге уфимцы встали на учет на бирже труда. Ирина тогда уже была беременна, оставалось несколько месяцев до родов. Их распределили на проживание в общежитие – в квартирку с тремя комнатами, одной кухней и с двумя туалетами на три семьи. Через три месяца супруги Мумбер нашли съемную двухкомнатную квартиру и переехали. Государство оплачивало проживание и медицинскую страховку. Переселенцев определили на интеграционные курсы немецкого языка. Ирина родила сына и ушла в декрет. Илья сдал продвинутый вариант тестов, которые дали возможность поступить в вуз, чтобы затем найти высокооплачиваемую работу.

У него уже есть высшее образование по специальности «магистр новой техники и новых технологий» Самарского технического университета. Оно было зачтено при поступлении в Аугсбургский институт прикладных наук на факультет интерактивных медиа – смесь дизайна и информатики. На данный момент Илья является студентом этого вуза, обучается дистанционно.

За квартиру платил город, пока пара числилась на бирже труда. С момента поступления Ильи в вуз свою часть за квартиру стал оплачивать самостоятельно. Он нашел подработку для студентов в свободное от учёбы время.

«Для граждан, не достигших 30 лет, есть вариант стипендии, своего рода беспроцентный кредит от государства. Если студент на нее подает, потом должен ее вернуть – около 50 евро в месяц. Такие «плюшки», конечно, в помощь молодежи. Но есть и минусы – это шесть видов налогов. Например, если вы - молодая незамужняя девушка, устроились на работу, то попадаете под первый класс налога. А именно, примерно 45% налога будут вычитать из вашей зарплаты в доход государству. Так эти выплаты и возвращаются. Но тут есть и стимул, чтобы человек обзавелся семьей с детьми и перешел в другой класс налогов, платил меньше», - отметил собеседник.

«Пока муж проходил обучение языку, мы получали стандартное минимальное пособие, 350 евро на человека. Деньги мы тратили на интернет, электричество, телефон и на все необходимые для быта вещи. Когда родился ребенок, была выплачена единоразовая помощь – около 500 евро – на коляску, белье, кроватку. Кроме того, ежемесячно дети, зарегистрированные в Германии, получают около 200 евро до 25 лет (если учатся) вне зависимости от дохода родителей. Сначала этих денег хватает на нужды именно по уходу за малышом, а потом около 150 евро уходит на ежемесячную оплату детсада», - отметила Ирина.

Что касается родов, то они, по словам собеседницы, были «волшебные». Страховка покрыла все расходы на эту процедуру. Можно было выбрать любой обычный немецкий роддом. Для сравнения: каждый выглядит так, как одна из популярных частных клиник в Уфе.

«Палата двухместная, как номер в отеле. Мужу разрешается одну ночь провести в медучреждении. Роды комфортные, все прошло благополучно. Страховка все покрыла. Также  страховка покрывает стоимость необходимых лекарств, в том числе детских, идущих по «красным» рецептам», - рассказала Ирина.

У детей и родителей, по программе поздних переселенцев, два гражданства – и немецкое, и российское. Сыну сейчас 9 лет, дочери 7 лет. В семье родители разговаривали на русском языке. В немецких учреждениях образования родителей просили не разговаривать с детьми на неправильном немецком. К слову, у мальчика в классе было 25 человек и только один немецкий ребенок.

«В детсаду и школе дети дружили с русскоговорящими. В Аугсбурге огромная диаспора русскоговорящих граждан. Нам там было не скучно, все друг с другом общались, с друзьями, потом с друзьями друзей – так круг общения увеличивался. За 10 лет у нас не появились приятели или знакомые из настоящих немцев. Последних в городе очень мало, многие немцы предпочитают жить в пригороде и деревнях. А в городах живут приезжие, которые ищут работу, трудоустраиваются. Мы ходили к русскоговорящим врачам, которые в свое время сюда приехали, открыли практику, подтвердив образование. От местного населения негатива по отношению к нам, приезжим, особо не было. В принципе, ты понимаешь, что вокруг тебя большинство «понаехавших» - дискомфорта не было», - добавила Ирина.

В кабинете у педиатра

МЫСЛИ О ДОМЕ

Семья стала задумываться о возвращении в Уфу ещё до пандемии. Мысли появились, когда сын пошел в школу.

«Нам не понравилась концепция образовательного процесса, считали, что она слабоватая. Плюс летние каникулы длятся только один месяц. То есть, с учетом дочери, ближайшие 15 лет мы должны были жить без лета, без полноценного отдыха. Это первые звоночки. Затем очень сильно выросло в цене жилье. И жить на съемной квартире нам никогда не мечталось, хотелось свое. Такая перспектива не устраивала. И еще один момент: официальная пропаганда сексуальных меньшинств с 4 класса в школе на обязательных уроках. Не посещать их нельзя. Нас это насторожило. Школа бесплатная, но пропускать уроки или несколько дней нельзя без уважительной веской причины. Мы поняли, что с этого момента нам дети не принадлежат. По сути, за 200 евро в месяц ребенок становится государственным. Вопросов стало больше, а ответов меньше», - поделилась собеседница «Башинформа».

И тут начался 2020 год…

В школе Аугсбурга

ЛОКДАУН ПО-НЕМЕЦКИ

Ничто не предвещало беды

В Германии все началось так же, как и в России, в феврале. Как раз в этот период Ирине пришлось срочно приехать с дочкой в Уфу на 10 дней. Илья с сыном остались, так как нельзя было пропускать школу. Уфимка с ребенком успела улететь обратно в Германию 1 марта, а уже 15 марта в стране объявили локдаун – границы закрылись.

«Помню, что в Уфе я уже не могла купить маски. Что это было, не знаю, дефицит или искусственный ажиотаж. Мой друг-стоматолог приехал нас проводить, он дал мне четыре маски, чтобы в аэропорту не было проблем. В московском аэропорту все были уже в масках. Зачем-почему, никто тогда еще не понимал, но раз надо, то надо. После прилета в Германию сначала всё было спокойно, ничто не предвещало беды, но потом появились сообщения о первых заболевших, началась первая паника, опять же, масочный ажиотаж, когда обычные медицинские маски стоили 10 евро за штуку. С масками эта история продолжалась долго, кто-то на них очень хорошо заработал. И вот, резко, 15 марта, был введен локдаун», - рассказала Ирина.

Сначала всем сказали сидеть дома и выходить только по необходимости в магазины. Закрыли всё, кроме продуктовых магазинов, больниц, аптек и банков. Правила всё время менялись. Летом сделали послабления, а с осени снова ужесточили ограничения.

Таблица об обязательном ношении масок на улице

Люди боялись огромных штрафов. Тот, кто работал официально самозанятым, на дому, никого не принимал. Например, мастер по маникюру могла обратиться за поддержкой государства в виде 500 евро в месяц, но когда узнала, что эти деньги придется возвращать, когда все восстановится, отказалась от такой помощи. Многие отказались, начали жить на сбережения, плюс кто-то в семье продолжал работать в логистике, в сфере доставки, дистанционно.

По словам Ильи, немцы расхватали с прилавков всю туалетную бумагу, набирали муку и дрожжи. Ходили слухи, что и продуктовые магазины могут закрыть.

Жители Аугсбурга закупают туалетную бумагу
Полки, где должна быть туалетная бумага, опустели

«В Европе — 200 км в одну сторону, 200 км — в другую сторону — и уже другая страна. Раньше все свободно передвигались, ездили. А тут границы закрыли, и, например, до Италии вовремя не доезжали продукты, поэтому был жуткий ажиотаж в магазинах на все товары — до пустых полок, — отметил Илья. — У нас тоже начали набирать продукты. Таких людей прозвали хамстерами-хомяками. На короткий период ввели правило — не больше одной пачки муки и упаковки туалетной бумаги в одни руки».

Медицинские организации работали так же, как и в обычное время. Например, к стоматологу члены семьи ходили по предварительной записи. Педиатр могла по телефону дать рекомендации по лечению. По словам Ирины, в Германии ещё до пандемии уже ощущалась нехватка врачей и медперсонала. Приемный покой работал долго, ожидание госпитализации могло доходить до 4 часов.

Продажа по 2 пачки бумаги на одну семью, по 2 мешка картошки на одну семью

Запреты

Собеседники «Башинформа» подчеркнули: они рассказывают о том, что было у них в городе. На всей территории Германии, на разных землях были индивидуальные COVID-меры.

«Самое страшное – запретили общение. К нам никто не мог приехать, мы ни к кому не могли выехать. Покинуть город мы не имели право. В некоторые недели радиус перемещения ограничивался 5 км от места проживания. В Аугсбурге было много проверяющих. Эти люди проверяли, действительно ли все сидят по домам, - пояснила уфимка. - К слову, первый месяц ограничений прошел весело, будто каникулы. Все подумали: «Ух, ты! Просто ничего не делаем!». Все выспались, отдохнули. Никто же не знал, как долго все это будет длиться, думали, еще несколько недель и все».

Нельзя было гулять по несколько человек, можно было дышать воздухом только со своей семьей. Запрещалось садиться на скамейку в парке – штраф 60 евро.

Закрылись все детские секции, бассейны. Дети остались без учебы, спорта, движения, без внеклассной жизни. Школьники стали уходить в интернет, играть по сети, смотреть фильмы, мультики...

Илья вспомнил случай на улице, когда при нем к двум мужчинам, беседовавшим у магазина, подъехали полицейские, замерили расстояние между ними, и оно оказалось меньше полутора метра – около 1,4 метра. Им выписали штраф по 450 евро на каждого.

Однажды в парке также оштрафовали родственника семьи Мумбер. Он вместе с подругой встретился с двумя однокурсницами, чтобы обменяться тетрадями. Они попались на глаза проверяющих, итог такой встречи – 2000 евро на четверых. Штраф пришел домой через месяц в виде счета на оплату.

Вводили и комендантский час с 21.00 до 05.00 – в это время нельзя было выходить на улицу. Но если есть собака, то с ней можно.

Пустой центр, через 30 мин начинается комендантский час

Что касается масочного режима, то власти будто взяли центр города в круг – здесь даже на улице люди должны были носить маски. Менялись виды масок: когда все накупили медицинские маски, было объявлено, что нужно ходить только в респираторах, их стали продавать в розницу по 6 евро. Около месяца держалась такая цена, потом снизилась до 1 евро. Был период и тканевых масок, дизайнерские продавались по 25 евро за штуку.

«Учитывая суммы штрафов, практически никто не нарушал правила. Проверяющих было очень много. Это полиция, государственные дружинники. На тот момент в Германии будто пропала преступность. Были лишь те, кто без масок, кто нарушает дистанцию и другие коронавирусные правила. Когда ввели запрет на хождение в гости, дружинники дежурили у жилых домов, если слышали, что где-то играет музыка, шли туда, выявляли COVID-нарушения. Многие устраивали тайно дни рождения или вечеринки. В итоге, хозяину квартиры выписывали крупный штраф. Был случай на русских поминках, родственники пригласили к себе родных и друзей. Соседи сообщили в полицию. Проверяющие приехали и оштрафовали, несмотря на такой печальный повод. Через СМИ распространялись призывы к гражданской ответственности – сообщать о нарушениях коронавирусных мер. За такие звонки ввели премии, потом это отменили», - вспомнили супруги.

Пустые трамваи, обязательные маски-респираторы

Летом 2020 года начались послабления. Например, можно было садиться на скамейку в парке, играть на детской площадке определенному количеству детей. Родители везде обязаны были носить маски. Если «добрые» люди замечали, что на детской площадке «перевес» по числу детей и родителей, то звонили куда нужно. Приезжали проверяющие и вновь штрафовали родителей.

Затем были открыты границы. Семье удалось съездить на море, отдохнуть. В сентябре они вернулись. Новый учебный год в школе начался для детей с масок. Учреждения образования то открывались, то закрывались – школьники учились то очно, то дистанционно. Когда дети были в школе, с первого класса они обязаны были сидеть на всех уроках в масках. Без них в учебное заведение не пускали.

«При этом в Баварии дети сидели в масках, а рядом на земле Баден-Вюртемберг они сидели без масок. По телевизору у политика спросили, почему так, но он не смог вразумительно ответить. Логики было мало. Потом и там дети должны были надевать маски. Даже на физкультуре в спортзале, на большой перемене во дворе школы они были в масках. Ребята жаловались на нехватку воздуха. Такое отношение к детям было нам непонятно. В плане себя можно все выдержать, но когда это касается детей, невозможно быть равнодушным», - сказала Ирина.

С ноября 2020 года по май 2021 года снова все закрыли.

Протест родителей и детей против запретов на центральной площади Аугсбурга. Зима-весна 2020 года

В детсадах и школах начали проводить экспресс-тестирование на ковид. Если в группе детсада или в классе школы выявлялся позитивно протестированный ребенок, все дети отправлялись на 14 дней на карантин.

«Так произошло и с нашими детьми – они были в контакте с позитивно протестированным ребёнком. В группе было около 25 человек. Две недели всем детками и воспитателям нельзя было покидать пределы квартиры. Нам можно, а им – нет. Были примеры, когда вся семья не могла выходить из квартиры из-за карантина. Это морально трудно, дети же не понимают, почему им нельзя погулять. Проверяющие нам звонили, убеждались, соблюдаем ли мы карантин. К соседям приходили, просили показать ребенка в окно», - пояснили родители.

Обучение на дистанте в начальной школе легло на плечи родителей. Они забирали задание, занимались с ребенком сами, а на следующей неделе отдавали сделанное и брали новую порцию уроков. Задания в школе для учеников младших классов раздавали на листочках. Для старшеклассников было организованно онлайн-обучение. Из-за чего стали возникать перебои с интернетом.

«По сути – это самообразование и танцы с бубнами, как заставить ребенка учиться. Мы поняли, что еще год такого образования, и мы не сможем учиться в российской школе, где программа насыщеннее, предметов больше. Такая  расслабленность, которая происходит с ребенком в детском возрасте, не может благоприятно сказаться на нем в дальнейшем. Детский садик тоже – то открывался, то закрывался. Дочь только адаптируется, а потом все обнуляется. Мы быстро стали собираться в Уфу», - добавили супруги.

Пустой город, закрытые магазины, салоны, кафе

АУГСБУРГ – УФА

В сентябре прошлого года семья четко для себя решила, что пора возвращаться в Башкирию. Родители запланировали, что сын в сентябре 2021 года пойдет учиться в уфимскую школу. Лето было решено потратить на обустройство, подготовку детей к учреждениям образования.

«Самое сложное было освободить до нуля квартиру. Мы ее долго снимали, обжили. Нужно все было демонтировать. Квартиру принимали только абсолютно «чистой и белой». Тут помогли родственники», - сказала Ирина.

«Чистая и белая» квартира

Семья приехала в Уфу в июне 2021 года. И так совпало, что как раз этим летом в Германии всё открыли, но с ПЦР-тестами. В Аугсбурге повсюду поставили палатки, где можно было получить «проездной» на все магазины в течение дня, пройдя тестирование на коронавирус. Также люди могли предъявить справку о вакцинации или о том, что переболели ковидом. Заработало так называемое правило 3G (переболевший, протестированный, вакцинированный). По словам Ильи, 25 ноября Германия планирует снять локдаун, с сохранением правила 3G.

Родители с детьми подхватили коронавирус уже в России, в Москве, когда ехали в Уфу.

«В легкой форме, спокойно перенесли болезнь», - сказала Ирина.

Досмотр на таможне Белоруссии

Сейчас семья в процессе адаптации, переустройства. Летом они жили на даче, приходили в себя от поездки, переезда, стресса от года жизни, проведенного в тотальном локдауне. Они заново учатся жить в социуме, приучаются к режиму – посещению школы, садика.

«Дети довольны свободной жизнью. В любом случае, здесь для них условия намного свободнее, чем в Германии. Сын пошел в школу, маски носить не надо. Надеюсь, в России никогда до такого не дойдет, чтобы школьники носили маски на уроках. Для ребят это очень тяжело: были и головные боли, и истерики. Негатив огромный, у наших знакомых дети просто не хотели идти в школу. Чем старше, тем хуже. Малыши начинали снимать маски, а им запрещали это делать воспитатели. Из перегибов, детям даже запретили петь песенку «С днем рождения» из-за коронавируса. Как можно было официально запретить поздравлять в классе именинников песенкой, мы не понимаем. На уровне детей там происходит своего рода ломка, чтобы были послушными, исполнительными, не особо инициативными», - высказали свое мнение уфимцы.

Между тем, семья Мумбер призналась, что скучают по Германии, по допандемийной жизни.

«Мы путешествовали, много общались, к нам приезжали друзья из России. Там родились наши дети – появилась наша семья. Много позитивных эмоций. Жили насыщенной жизнью. Между тем, в плане Европы мы определенные вещи уже поняли. Уже не будет той жизни в Германии, которая была раньше», - подытожили собеседники «Башинформа».
Путь домой
Автор:Ксения Калинина