Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 57.51

EUR 67.89

22 октября Воскресенье

Уфа   °

Билал Юлдашбаев и выстраданная им правда истории

ПОЛИТИКА

Судьбе было угодно, чтобы на его научные труды обратили внимание высокие партийные инстанции. А это в советские времена случалось, когда люди науки или деятели культуры в своих взглядах и в творчестве расходились с идеологическими установками партии, и последняя вынуждена была принимать меры, чтобы наставить заблуждающихся на путь истинный. В чем же сильно заблуждался...

Судьбе было угодно, чтобы на его научные труды обратили внимание высокие партийные инстанции. А это в советские времена случалось, когда люди науки или деятели культуры в своих взглядах и в творчестве расходились с идеологическими установками партии, и последняя вынуждена была принимать меры, чтобы наставить заблуждающихся на путь истинный. В чем же сильно заблуждался или ошибался историк Билал Юлдашбаев, чтобы вызвать гнев членов бюро Башкирского обкома партии и даже — представьте себе! — Центрального Комитета КПСС?

В 1959 году под редакцией заведующего сектором истории Института истории, языка и литературы Башкирского филиала АН СССР Билала Юлдашбаева был издан сборник документов и материалов "Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики". Объем книги, состоящей из 990 страниц и включившей в себя почти 500 документов, а главное — острота проблемы и смелость в подаче материалов, освещающих самые запретные страницы истории башкирского национального движения и его лидеров, — все говорило о неординарности и внутренней свободе молодого (ему едва исполнился 31 год) ученого. Книга сразу привлекла к себе внимание специалистов — историков, философов, юристов, а также, и не в последнюю очередь, партийных идеологов.

Подавляющее большинство включенных в сборник архивных материалов публиковалось впервые. Была проделана огромная редакционная работа по датировке, орфографической правке с сохранением стилических особенностей документов, их археографической обработке, восстановлению делопроизводственных отметок.

В сборнике впервые нашли документальное отражение многие факты истории башкирского национального движения. Среди них особое внимание привлекают протоколы заседаний правительства Башкирской автономии (Башкирского областного шуро, Временного революционного совета Башкортостана, затем Башкирского военно- революционного комитета), многие из которых подписаны Заки Валидовым.

Вот что говорит о дальнейшей судьбе составителя и редактора сборника его дочь, директор Центра этнологических исследований УНЦ РАН, доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник культуры РБ Айслу Билаловна Юнусова:

"За смелость, которую позволил себе молодой ученый, за слишком объективное, дерзкое по своей самостоятельности и независимости осмысление истории башкирского национального движения 1917-1925 годов вскоре последовала расплата. Мой отец был объявлен апологетом буржуазного национализма, осмелившимся воспроизвести имена неугодных Заки Валидова, Шарифа Манатова, Мусы Муртазина, по учебникам которого, кстати, обучались офицеры в Академии Генштаба. В его теории демократического национализма видели лишь слово "национализм", а этого было достаточно, чтобы предать историка анафеме — резкой "партийной" критике с трибуны Политбюро ЦК КПСС.

В июне 1963 года бюро Башкирского обкома, затем Пленум ЦК КПСС указали на серьезные ошибки в его научных работах. В своем решении от 12 июня 1963 года бюро обкома КПСС отметило, что "т. Юлдашбаев, взявшись за пересмотр истории Башкирии, с целью очистить ее от субъективизма и всего наносного, связанного с культом личности, вместо принципиального и честного исследования с позиций марксизма-ленинизма встал на путь субъективного и тенденциозного освещения отдельных событий из истории Башкирской АССР, выражающегося в смазывании контрреволюционного характера буржуазно-националистического движения 1917-1920 гг. и выпячивании роли некоторых деятелей этого движения".

В принятых партийных документах говорилось, что "под флагом критики культа личности Сталина Юлдашбаевым делаются попытки реабилитировать буржуазно-националистическое движение в Башкирии в период гражданской войны".

В решении Пленума ЦК КПСС отмечалось, что "эти ошибочные тенденции возглавлялись руководителем сектора истории, который активно сосредотачивал вокруг себя малоопытную молодежь, не имеющую достаточной научной и партийной закалки. Недавно обком партии вновь вмешался в дела института и исправил идеологические и политические ошибки товарищей". Обком, "исправляя" эти ошибки, потребовал от Президиума Башкирского филиала АН СССР "освободить Юлдашбаева от должности заведующего сектором истории Института истории, языка и литературы". Отец был заклеймен как "буржуазный националист". Впоследствии он напишет: "весь пафос идейно-обличительной кампании, которая развернулась в 1963 году на основе этого решения... был пропитан духом партийно- пропагандистской казенщины и неосталинизма, был направлен на очернительство "первых ласточек" нового мышления в национальном вопросе, в оценке национализма, принципиально родственного с "буржуазными" принципами демократии (политической и экономической свободы), но чуждого ""пролетарской" идеологии классового раскола общества и этнонациональной общности людей".

Успев издать сборник "Образование БАССР" в последний год хрущевской "оттепели", Билал Хамитович был вынужден на целые десятилетия отложить публикацию остальных двух тысяч архивных документов, собранных им в архивах страны. Нечего было и мечтать о том, чтобы они увидели свет в эпоху "строительства развитого социализма".

В 1992 году реском КПСС отменил постановление бюро Башкирского обкома от 12 июня 1963 года "О неправильном освещении некоторых вопросов истории Башкирской АССР". Парадоксально, однако то, что в 90-е годы XX века, в период обретения Башкортостаном государственного суверенитета, когда и башкирское национальное движение, и деятельность правительтства Башкирской автономии, и имя Заки Валидова стали олицетворять собой начальный этап борьбы за суверенитет, Билал Юлдашбаев вновь остался не до конца понятым по некоторым вопросам национально- государственного устройства республики. Между тем, оставаясь верным самому себе, он продолжил научно-археографическую работу по проблеме национально-государственного устройства Башкортостана. В 1996 году ученый взялся за составление четырехтомного сборника документов и материалов, получив поддержку Президента Республики Башкортостан в виде специального постановления об издании трудов по истории Башкортостана. Уже через год ученый опубликовал отдельный сборник документов Учредительного курултая Башкирской автономии, состоявшегося 8-20 декабря 1917 года в Оренбурге. В нем впервые были опубликованы официальные документы — фарманы, определяющие цель, задачи, структуру правительства Башкирской автономии.

В 1996-2001 годы им были подготовлены к печати четыре тома книги "Национально-государственное устройство Башкортостана. 1917-1925 гг. Сборник документов и материалов" общим объемом более 300 печатных листов. Только первый том рукописи включал 1200 страниц. В предисловии к нему он пишет: "Необходимость документальной разработки темы в археографическом плане обусловлена возросшим ныне интересом национальной и, в целом, региональной общественности, политиков и ученых к вопросу: откуда есть пошла она — Республика Башкортостан. Какова была национальная ситуация на Южном Урале, когда развернулось башкирское движение за национально-суверенные права автономии, какой путь прошло это движение и как вообще создавалась автономная республика, расширялась ее территория, какие складывались политические отношения поборников национальной автономии с общероссийским государственным центром, соотношение автономизма и федератизма Башкортостана и России как части и целого... Все это принципиально перекликается и созвучно по духу с тем, как сегодня решается национальный вопрос применительно к башкирам и проблема правового устройства Башкортостана как многонациональной республики в составе федеративной России".

Первый том увидел свет в 2002 году, через год после кончины ученого. Билал Хамитович умер 13 апреля 2001 года. 22 мая того же года Айслу Билаловна создала фонд профессора-историка Билала Юлдашбаева, который объявил об учреждении ежегодной денежной премии его имени и проведении в 2001 году открытого конкурса на лучшую студенческую работу по отечественной истории XX века. 2 марта исполнится 80 лет со дня рождения выдающегося ученого.

Автор: Александр Зиновьев

Теги: юбилеи
Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть