Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 65.99

EUR 74.90

19 ноября Понедельник

Уфа   °

Его жизнь вошла в легенды. Но не вся...

ПОЛИТИКА

В один из летних дней 1932 года на рабфак при Башгоспединституте пришел и подал документы в приемную комиссию невысокий паренек с выразительными чертами тонкого лица восточного типа и густой шевелюрой непокорных волос. Ему было всего шестнадцать, он добрался до Уфы из своей сельской глубинки и плохо говорил по-русски. Тем не менее сумел объяснить член...

В один из летних дней 1932 года на рабфак при Башгоспединституте пришел и подал документы в приемную комиссию невысокий паренек с выразительными чертами тонкого лица восточного типа и густой шевелюрой непокорных волос. Ему было всего шестнадцать, он добрался до Уфы из своей сельской глубинки и плохо говорил по-русски. Тем не менее сумел объяснить членам комиссии свою цель: он хочет с помощью рабфака стать студентом исторического факультета института, познать интереснейшую из наук, чтобы самому стать сознательным творцом истории. Вот так, не больше и не меньше.

Рабфаковские преподаватели, внимательно слушая сбивчивый, с мучительным поиском нужных слов рассказ необычного юноши о его претенциозных планах, не могли не улыбнуться и не похлопать снисходительно по плечу провинциального честолюбца, весьма молодого да раннего. Разумеется, при этом вряд ли кто из этих людей хотя бы на секунду мог представить, что перед ними стоит и с большим трудом изъясняется на неродном для себя языке не просто один из многих абитуриентов и будущий студент исторического факультета, но и будущий директор их института, который многими славными делами прославит свою альма-матер, а после преобразования этого вуза в университет будет четверть века возглавлять его, сделав одним из лучших университетов страны.

Размышляя о масштабах свершений этого человека, невольно сопоставляешь его личность с известными деятелями, оставившими след в отечественной истории своими ратными подвигами, значительным вкладом в науку, в развитие образования, культуры. Речь идет о первом ректоре Башкирского государственного университета, профессоре, кавалере пяти боевых орденов Шайхулле Чанбарисове. Он поднялся из самых глубинных слоев народа. Родился в 1916 году в деревне Старый Буздяк нынешнего Буздякского района, в бедной крестьянской семье. Шестнадцатилетним поступил на рабфак. Затем была учеба на историческом факультете Башгоспединститута, который с отличием закончил в зловещем 1937-м. В том же году его призвали на действительную службу в Красную Армию. Отечественная война застала его в Златоустовском военном училище, где он преподавал историю. В декабре 1941-го был назначен комиссаром отдельного стрелкового батальона вновь сформированной 133-й стрелковой бригады, воевавшей в составе Северо-Западного фронта.

Во фронтовой прессе был описан такой эпизод. Во время наступательных действий бригады под Ново-Рамушевым в августе 1942-го три батальона, в том числе и тот, где комиссаром был Чанбарисов, вырвались далеко вперед и оказались отрезанными от своих. Им была поставлена задача удерживать захваченные позиции, отвлекая на себя крупные вражеские силы. Руководство боевыми действиями окруженных батальонов было приказано осуществлять капитану Смекалкину и комиссару Чанбарисову. По инициативе последнего связь окруженных батальонов с командованием бригады в силу невозможности пользоваться кодом осуществлялась... на татарском языке, который оказался для фашистов не поддающимся расшифровке. Командованию иногда удавалось сбросить окруженным батальонам ничтожно малый запас боеприпасов и по нескольку мешков сухарей — в иные дни приходилось по сухарю на человека. Несмотря на эти лишения, командир и комиссар окруженных частей в ходе двухнедельных боев с честью выполнили поставленную задачу и в соответствии с полученным затем приказом вывели подразделения из окружения. О действиях обоих высоко отзываются в своих воспоминаниях командующий войсками Северо-Западного фронта генерал армии Павел Курочкин, начальник политуправления фронта генерал-лейтенант Алексей Окороков, другие военачальники. Сразу же после боев татарский писатель Габдулла Баширов опубликовал о Чанбарисове очерк "Комиссар". За бои во вражеском окружении Шайхулла Хабибуллович был награжден первым орденом боевого "Красного знамени", а ведь такие знаки отличия тогда, в тяжелейшем для нашей армии 42-м, были весьма редким явлением. Чаще всего тех, кто попадал в окружение и сумел вырваться из него, ждали не награды, а пристрастные допросы, проверки и репрессии. Не случайно после тех двухнедельных боев о Чанбарисове стали ходить легенды как о бесстрашном и неуязвимом для вражеских пуль комиссаре, который поднимает бойцов в атаку личным примером и находит выход из самого безнадежного положения.

День Победы, а 9 мая — это еще и его день рождения, Шайхулла Хабибуллович встретил в эшелоне под Москвой, направлявшемся на Дальний Восток для участия в войне против Японии. Он и здесь успел отличиться. За успешное выполнение очень ответственного оперативного задания командования, сопряженного с большим риском, был награжден офицерским орденом Александра Невского. А дело было так. В полку, в котором служил Чанбарисов, в ходе успешного наступления задерживался подвоз боеприпасов, а в тылу значительно продвинувшегося вперед подразделения оставалось немало вооруженных фанатичных японских смертников, командир и замполит решили осуществить дерзкий план. Воины выехали за боеприпасами на 12 трофейных машинах с номерными знаками японцев. В темноте удалось несколько раз проскочить цепи японских солдат, одни из них принимали колонну за свою и не препятствовали подвозу боеприпасов, сопротивление бдительных приходилось подавлять...

С течением времени все больше японцев убеждалось в бессмысленности сопротивления. О таких настроениях японских солдат и офицеров свидетельствовали рассказы "языков", захваченных полковыми разведчиками. И вот в августе 45-го от очередного "языка" стало известно, что в двадцати километрах стоит японский батальон, его солдаты не хотят воевать. Если к ним приедет советский офицер, то они сдадутся в плен. Не долго думая, Чанбарисов сел в машину и выехал ночью в расположение японцев. Пленный не обманул: доблестные самураи сложили оружие и под утро строем пришли в расположение нашего полка. Это событие породило серию новых сюжетов о подвигах отважного замполита, ставшего любимым героем устного солдатского творчества.

И на поприще развития высшей школы в республике Шайхулла Хабибуллович сделал столько, что стал для своего времени фигурой поистине знаковой. За 28 лет его бессменной работы директором института и ректором университета было построено три новых учебно-лабораторных корпуса, спортивный комплекс, большой переход между зданиями с современными лекционными залами, коренным образом реконструирован с надстройкой этажа корпус биологического факультета и т.д. За это же время было построено пять студенческих общежитий, несколько многоквартирных домов, а также оздоровительный лагерь со стационарной столовой. А ведь строительный процесс в советское время был таков, что заказчик объекта, в данном случае ректор университета, превращался в главного доставалу-снабженца, толкача и даже прораба, поэтому можно себе представить, какие усилия вкладывались Чанбарисовым в создание материально-технической базы вуза. Много сил и внимания уделялось им подготовке научно-педагогических кадров. Особое значение придавал он воспитанию научных сил, используя для этого целевые аспирантуры Московского, Ленинградского и других ведущих университетов, а также собственную аспирантуру. В итоге он добился, что почти две трети преподавателей БГУ составляли доктора и кандидаты наук, это было значительно выше средних показателей по вузам России.

В 1982 году университет отмечал свой 25-летний юбилей. На это торжество приехало много гостей из разных республик Союза, которые своим присутствием стремились воздать должное заслугам флагмана вузов республики и его первого ректора. Но Шайхуллы Хабибулловича на этом торжестве не было, а его фамилия даже не упоминалась в юбилейном докладе. Почему так произошло? Вот что пишет по этому поводу доктор философских наук, член- корреспондент АН РБ Фагим Садыков, которого связывали с Чанбарисовым долгие годы совместной работы: "Даже мне, близкому к нему, уважающему его сослуживцу, стало ясно, что Шайхулле Хабибулловичу, отдавшему все свои силы университету, пора уменьшать возлагаемую на себя нагрузку. Но был уверен, что он заслужил освобождения от должности ректора с признанием его огромных заслуг, с избранием, например, в Академию педагогических наук (в стране равного ему знатока и исследователя проблем вузовской педагогики не было). Но изощренные в интригах номенклатурщики не только "воздерживались" от рекомендаций избрать в АПН, они изобрели невообразимую форму отстранения Чанбарисова. "Церемония" смены руководства университета совершилась так, будто никогда никакого Чанбарисова не было.

Позднее при праздновании юбилея сверху прикажут: "не приглашать и в доклад не включать фамилию Чанбарисова". Появление его в зале на другом торжественном республиканском заседании вызовет переполох аппарата обкома...

Во время перестройки, изменившей многое в жизни нашей страны, удалось добиться признания реальности существования Шайхуллы Чанбарисова, пригласить его на должность профессора, но было уже поздно".

Выступая на юбилейном вечере, посвященном 40-летию БГУ, президент РБ Муртаза Рахимов сказал: "Нельзя не вспомнить добрым словом первого ректора БГУ Шайхуллу Хабибулловича Чанбарисова, почти 30 лет возглавлявшего первый университет Башкортостана. Он внес богатый вклад в становление бывшего Башкирского государственного педагогического института как широкопрофильного высшего учебного заведения, то есть настоящего университета". На доме по улице Революционной, 49 в Уфе, где он жил и скончался 4 октября 1996 года, установлена мемориальная доска. Сегодня Шайхулле Хабибулловичу исполнилось бы 90 лет.

На снимках: в затишье между боями (справа — Шайхулла Чанбарисов); на первой публичной защите кандидатской диссертации на вновь созданном ученом Совете БГУ; воин и ученый, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки республики, первый ректор БГУ Шайхулла Хабибуллович Чанбарисов.

Автор: Александр Зиновьев

ИА «Башинформ»
Теги: юбилеи
Лонгриды
Новости партнеров
закрыть