Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Вячеслав Пятков: «В Башкортостане выработан иммунитет против радикализма»

УФА, 15 июн 2016. /ИА «Башинформ», Галия Набиева/.

В первый летний месяц Башкортостан оказался в центре внимания духовной жизни России. Это связано с первосвятительским визитом Патриарха Кирилла и сообщениями ряда СМИ о нелестных оценках Генерального прокурора России о религиозной ситуации в республике. О том, какова сегодня межконфессиональная обстановка в республике, рассказал агентству «Башинформ» руководитель Совета по государственно-конфессиональным отношениям при Главе Башкортостана Вячеслав Пятков.

— Ряд СМИ разместили информацию о том, что Башкирия входит в число регионов, где созданы условия для экстремизма, ссылаясь на высказывания Генерального прокурора России. Так ли это на самом деле?

— Башкортостан на сегодняшний день — это уникальный субъект, где проживает более 4 млн человек, где представлены разные языки, этносы, культуры,  виды вероисповедания. Это мощнейший субъект. Религиозная ситуация у нас стабильная, не вызывает никакой опасности.

Многие средства массовой информации расставили неправильно акценты. Опасные предпосылки или созданы условия для экстремизма — две разные вещи. Поэтому хотелось бы, чтобы уважаемые СМИ четко интерпретировали слова генпрокурора. Здесь было сказано о священнослужителях, которые были склонны к экстремистской деятельности.

Я не хочу лакировать ситуацию и говорить, что у нас нет салафитов, нет людей, исповедующих ислам с различными радикальными взглядами или с какими-то другими идеологиями. Да, они есть, но в незначительном количестве, как и в любой другой республике. Мы сегодня знаем людей, которым не нравится традиционный ислам. Они заразились микробами салафизма или ваххабизма. В основном — это молодежь. И силки экстремистов были расставлены как раз на молодежь, которая еще не может правильно сориентироваться в этой великой религии. Она заблудилась. И конечно, мы — государственные институты, вместе с духовными управлениями — стараемся направить в нужное русло истинные знания об исламе, не искаженные, а какие они есть. Сегодня в Башкирии ислам — без фанатизма, он не тормозит ни прогресс, ни развитие, что пытаются привнести «псевдорелигиозники». Сегодня мусульмане в республике свободны, раскрепощены. Никто у нас на улице не молится. В Башкортостане созданы комфортные условия для людей, независимо от вероисповедания.

Но самое главное, руководство республики сегодня транслирует равное и ровное отношение ко всем религиям. Будь она мусульманской, христианской или протестантской.

Что касается религиозных экстремистов, то сегодня взгляды их направлены на Российскую Федерацию. Уже были в 90-х годах прошлого века попытки изменить наш официальный ислам. В Башкирии он не является инструментом политических разногласий, это мирная великая религия.

— В Башкортостане две религиозные организации конкурируют за влияние в мусульманской умме. Насколько конструктивно деление верующих между ДУМ РБ и ЦДУМ России? Не возникает идей об объединении?

— Ислам — это ведущая конфессия у нас в республике. Более 68 процентов верующих исповедуют в республике эту религию. В республике более 1200 мечетей представлено. И отношения между духовными управлениями — братские. Верующему человеку безразлично, к какому духовному управлению относится мечеть.

Сегодня и в целом в России наблюдается раздробленность ислама: 81 муфтият. Вот это и создает те самые «сквозняки», в которые пробирается радикализация. Потому что один имам исповедует по такому-то масхабу, использует одни богословские книги, другой имам — другие. Нет единства, которое ранее было. Поэтому очень сложно сегодня и самим духовным управлениям. Нет единого центра, негде получить какие-то консультации. А ведь наши уважаемые муфтии, имамы — те люди, которые первыми сталкиваются с опасностью радикализма, и помощь им нужна.

Вопрос об объединении двух духовных управлений должны решить сами мусульмане. Власть на этом сегодня даже не акцентирует внимание, потому что со временем это все равно произойдет. Вместе с тем мы проводим множество мероприятий, которые сближают наши духовные управления, прежде всего конференции по противодействию экстремизму, подписания соглашений.

— Сколько всего в Башкортостане представлено религиозных конфессий и как их представители выстраивают межконфессиональное общение?

— В республике 20 видов вероисповедания. Все крупные духовные центры связаны одним соглашением о сотрудничестве. Было подписано соглашение между Главой Башкортостана и духовными управлениями мусульман, православными и иудейскими организациями. Эти моменты сближают как духовных лидеров, так и самих верующих.

Сегодня имамы совместно со священнослужителями присутствуют в комиссиях муниципальных образований по содействию религиозным вопросам.  В России нет аналогов таким гражданским институтам. На местах комиссии решают все вопросы в части государственно-конфессионального диалога.

У нас есть и учебные заведения, и совместные программы вуза-партнера, когда светские вузы помогают исламским религиозным просветительским духовным университетам, многое делается для того, чтобы сблизить эти духовные центры. И на республиканских мероприятиях мы можем наблюдать, как наши духовные руководители сидят вместе. Власть не разделяет, а внимательно наблюдает и помогает, чтобы было мирное сосуществование и развивался межконфессиональный диалог.

Найден межрелигиозный язык между конфессиями. Святейший Патриарх во время визита в Башкирию назвал братом Верховного муфтия. Разве это не пример теплого взаимоотношения двух крупных руководителей православной церкви и мусульманской уммы? У нас нет конфликтов между духовными центрами.

— Не один десяток лет вы возглавляете Совет по государственно-конфессиональным отношениям, который является своеобразным мостиком по выстраиванию отношений между представителями разных конфессий. Каковы важнейшие задачи сегодня?

— Сегодня стоит общая задача — побороть радикализм. Для этого необходимы обученные имамы, чтобы священнослужители были достойными представителями веры, могли дать отпор различным радикальным идеологиям. Вся работа сегодня строится на разъяснениях основ религии молодежи.

При духовном управлении мусульман создан молодежный отдел, который выступает с акциями против экстремизма, который участвует в пилотных проектах лекционных циклов. Проводятся лекции для молодежи в вузах. Мы разъясняем молодежи, что такое ДАИШ (запрещенная в России организация), чтобы в Башкирии не было таких девочек, как Варвара Караулова, которые заблудились в религии.

Это дает очень хороший эффект. Сегодня у нас практически нет глав муниципалитетов, которые не сориентированы в государственно-конфессиональных отношениях. Мы стараемся помогать и представителям власти разбираться в основах мировых конфессий. Власть должна быть грамотна в этом отношении. Я думаю, что Башкирия сегодня выглядит как наиболее перспективная республика, где ведется совместная борьба с радикализмом на всех уровнях.

— У жителей Башкортостана еще свежи впечатления от визита Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Какое впечатление у Владыки осталось от межконфессионального и межнационального сотрудничества в регионе?

— Визит Святейшего в Башкортостан подтверждает то, что республика, действительно, гармонична в государственно-межконфессиональном диалоге. И об этом Патриарх не раз говорил во время визита. Это совместная работа государства и церкви в широком аспекте слова.

Святейший Патриарх дал высокую оценку Главе республики за построение такого государственного межконфессионального диалога. Потому что повышение духовности — важный момент в жизни общества.

Визит Патриарха связан и с семейным интересом. Здесь его дед боролся за веру, за сохранение храмов в Бирском, Благовещенском районах. И, конечно, Патриарх был потрясен уважительным отношением к истории. Более 300 храмов построено и восстановлено за последние годы, а в 90-х их было всего 17. У нас есть и мечети, и церкви, и синагоги, и кирхи. Для всех созданы равные условия. На фоне такой политики радикалам нелегко живется, ведь никто никому не подыгрывает.

У нас православные и мусульмане вместе решают проблемы на местах и обращаются к главам муниципалитетов по наведению порядка на кладбищах. Стало доброй традицией отмечать религиозные праздники. Стал привычным азан, колокольный звон. Это новизна нашей жизни. Где еще найти такое согласие? Мы достигли понимания, это — скреп духовный. Сегодня в Башкортостане выработан иммунитет против радикализма.

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть