Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 64.15

EUR 68.47

5 декабря Понедельник

Уфа   °

Мурат Киекбаев: Межнациональные отношения – это постоянный диалог

Главная задача депутатской деятельности – совершенствование законодательной базы, но по сути своей эта работа не имеет ограничителей. По традиции люди идут к депутату по самым разным вопросам, порой даже неожиданным. Но наш разговор с депутатом Государственной Думы, членом Комитета по делам национальностей Муратом Киекбаевым касался проблем, которые совершенно очевидно входят в круг его депутатской компетенции.

— Мурат Джелилович, внятная государственная политика для нашей многонациональной страны – вопрос выживания. Меж тем проект новой Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, который должен был заменить Концепцию, утвержденную в 1996 году и, безусловно, устаревшую, до сих пор находится в недрах Государственной Думы. Какова степень готовности законопроекта и что мешает его принятию?

— Проект Концепции государственной национальной политики – это один из самых актуальных вопросов, который обсуждается в течение последних лет в Госдуме. Эта проблема досталась нам в «наследство» от Государственной Думы четвертого созыва. Законопроект неоднократно обсуждался, освежался.., но до сих пор не принят. Его актуальность прекрасно понимают мои коллеги по Комитету по делам национальностей, председатель Комитета Валентин Александрович Купцов. Мы всячески поддерживаем обращения национальных общин, организаций и землячеств, национально-культурных объединений к Правительству и Президенту страны по этому поводу. На сегодняшний день решение этого вопроса упирается в сложный механизм согласования на правительственном уровне, всевозможные правовые и экономические увязки.

Сейчас и Совет Федерации, понимая актуальность и сложность национальной политики в нашей стране, выступает с рядом инициатив, в числе которых продвижение проекта Концепции национальной политики, что называется, к финишу. Но основная проблема заключается в том, что в России отсутствует госструктура, которая бы напрямую занималась проблемами межнациональных отношений. Еще несколько лет назад в России было Министерство национальной политики, в компетенцию которого входил серьезный круг проблем. А сейчас этот очень важный кусок государственной политики отведен в ведение Министерства региональной политики, точнее Департамента межнациональных отношений Минрегиона. Мы ценим активное сотрудничество Александра Владимировича Журавского (руководителя этого Департамента) с депутатским корпусом, его понимание ситуации. Но отсутствие в стране государственного органа, регулирующего национальную политику, создает массу проблем.

Получается, что в этом плане львиную нагрузку несет на себе депутатский корпус, и в частности, Комитет по делам национальностей. Так как все вопросы, обращения граждан, общественных организаций, национальных движений, как правило, приходят к нам в Комитет. И мы, параллельно с разработкой законов, занимаемся разбирательством и решением этих вопросов, а их очень много. Эти вопросы порой настолько сложны, что их можно решать только при участии специалистов-практиков в области национальной политики, средств массовой информации. В числе таких проблем могу назвать проблемы населения Северного Кавказа, а эти проблемы настолько сложные и обостренные, что диву даешься. Или, например, проблема малочисленных народов Севера. Сейчас в нашем Комитете готовится законопроект, который напрямую касается прав малочисленных народов Севера и Сибири, в той части, где речь идет о сохранении их исконной среды обитания, традиционных промыслов, территорий, которые в последнее время стали объектом пристального внимании крупных газо- и нефтедобывающих монополий. В результате активного освоения природных ресурсов здесь значительно сужается ареал проживания народов — таких, как нивхи, ханты, манси, селькупы, удэгейцы и другие. Численность этих народов не превышает пяти-семи тысяч человек, но они отстаивают свои права, создали Ассоциацию малочисленных народов Севера, Дальнего Востока и Сибири, все более активно заявляют о себе в средствах массовой информации. Задача нашего Комитета — добиться принятия законопроекта, который значительно облегчит и улучшит их условия жизни.

Мы очень рады, что удалось в прошлом году принять закон о национально-культурных автономиях, точнее дополнение к соответствующему Федеральному закону, касающееся их государственной финансовой поддержки. Прежде в Федеральном законе не было ни слова об этом. Сейчас такой закон принят и, несмотря на определенные финансовые трудности, последствия экономического кризиса, в бюджет Российской Федерации заложена строка, определяющая средства, направляемые на поддержку национально-культурных автономий. Хотя сумма достаточно скромная — порядка нескольких миллионов рублей, но это первый шаг, который дает национально-культурным автономиям какую-то надежду на поддержку их инициатив на государственном уровне.

— Как Вы оцениваете перспективы создания Министерства по делам национальностей в России?

— Мы постоянно будируем этот вопрос, ставим его перед Правительством, но пока я не могу обнадеживать многонациональное сообщество нашей страны. В ближайшей перспективе не приходится этого ожидать. В нынешней ситуации на федеральном уровне мы сталкиваемся со множеством проблем, связанных если не с игнорированием вопросов межнациональных отношений, то с определенной недооценкой их значимости. Считаю, что в таких условиях национальная политика должна координироваться на региональном уровне, в первую очередь, в национальных республиках, в регионах с многонациональным населением. Даже в регионах, где преобладает однонациональное население в структуре административных органов должен быть какой-то институт, который будет заниматься проблемами межнациональных отношений.

Это в полной мере относится и к Башкортостану. В нашей многовековой истории сложился устойчивый паритет между народами. Условно говоря, в нашем многонациональном сообществе есть славянская, тюркская и финно-угорская составляющие. Добавим к этому устойчивые группы немцев, латышей и эстонцев, компактно проживающие на территории нашей республики. К тому же в последние десятилетия в Башкортостане появились устойчивые диаспоры выходцев из Средней Азии, Северного Кавказа, которые имеют полное право участвовать в общественно-политической и экономической жизни. Республика является ярким примером толерантности, межнационального согласия, которые подтверждает традиция межнациональных браков, что, к примеру, на Северном Кавказе редкость. У нас сформировались гражданские институты в этой сфере: многие национальные общественные объединения вносят позитивный заряд в развитие межнациональных отношений. Поэтому у нас больше оснований говорить о предсказуемости в этой сфере. Но это не означает, что эти процессы уже не требуют координации. Тот опыт, который уже накоплен, легко утерять. Потому что устойчивость межнациональных отношений заключается в их постоянном развитии, в этой области надо всегда быть готовыми к принятию нестандартных решений. Межнациональные отношения – это постоянный диалог — государства и общества, государства и конфессий. И его надо вести так, чтобы ни один из участников не почувствовал себя неполноправным.

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть