Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 77.73

EUR 85.73

2 апреля Четверг

Уфа   °

Молния
Молния

Ильдар Абдразаков: Формат моего фестиваля постоянно обогащается

В столице Башкортостана проходит III Международный фестиваль Ильдара Абдразакова. Открытие фестиваля состоялось 15 февраля в Екатеринбурге, 18-19 февраля события фестиваля происходят в Уфе. После Уфы фестиваль переместится в Казань и завершится в Москве. В этом году фестиваль не только расширил географию, в его программу вошли и спектакли, и концерты — как зрелых мастеров, так и начинающих исполнителей. Ильдар Абдразаков накануне фестивальных событий дал интервью агентству «Башинформ», в котором рассказал о фестивале, предстоящих постановках и концертах, работе театрального режиссера, желании поддержать молодых артистов.

Корр.: Ильдар, добрый день! Рада приветствовать тебя в нашем родном городе, родном театре. В Уфе проходит твой фестиваль, уже третий. Сложились определенные традиции, но в этом году у фестиваля снова поменялся формат…  

И. А.: Мне кажется, так интереснее, что формат фестиваля меняется, обогащается. Если бы у нас повторялось – постоянно были только концерты, концерты, стало бы со временем не то, что скучно, но захотелось сделать по-другому. Тем более «Аттила», которого мы будем показывать в рамках III фестиваля, – это спектакль, который я делал совсем недавно, он молодой, живой. На этот спектакль я пригласил своих друзей.

Корр.: В этом году фестиваль стартовал в Екатеринбурге. Я слышала, что ты выступал в Екатеринбурге впервые.

И. А.: Да, впервые. Концерт прошел в филармонии. и мне очень понравилось. Публика теплая, принимали хорошо, после каждого номера мы выходили на аплодисменты по несколько раз, оркестр хорошо играл. Ощущение было, что у себя дома нахожусь. Екатеринбург – здесь, на Урале, а я, хоть и вырос на Урале, там раньше не пел.

Корр.: Там прошел и твой мастер-класс.

И. А.: Был мастер-класс для начинающих оперных певцов. На него приехали певцы не только из российских театров, а также из Казахстана. Были певцы из Перми, из Тюмени, из Челябинска.

Корр.: На мастер-классах случились какие-то открытия?

И. А.: Тенор, очень хороший молодой певец Балуан Беркенов из Казахстана настолько понравился, что, мне кажется, его пригласят на роль в театр Екатеринбурга. Главный дирижер театра присутствовал непосредственно на мастер-классах и прослушивал.

Корр.: В прошлом году на мастер-классе в Уфе была Назгуль Ибрагимова, которая потом попала в Монако в Академию оперного пения. Мастер-классы очень воодушевляют начинающих певцов.

И. А.: Для этого и существует фестиваль, хочется помочь молодым ребятам, потому что есть шанс куда-то поехать, чему-то научиться у моих друзей, которых я приглашаю. Например, Кира Парфеевец – она концертмейстер и преподает в Академии в Монте-Карло, работает в Ницце. Поэтому некоторые из тех ребят, кто были на фестивале в Москве и Уфе, попали в Академию в Монте-Карло. Туда приезжают коучи из Европы, из Америки, оттуда можно попасть еще в другое место, где тебя услышат. Процесс пойдет, и так можно попасть в какой-нибудь театр и заполучить роль. Допустим, взять Кирилла Белова – он получил роль в «Борисе Годунове» в Монте Карло, где я буду исполнять партию Бориса. Он будет исполнять пусть небольшую партию, но он уже зацепился, о нем уже говорят, мне кажется, это здорово.

Корр.: Дело Академии Елены Образцовой, где ты в 2015 году стал художественным руководителем, на твоем фестивале продолжается.

И. А.: Да, в этом году на фестивале есть ученики академии Елены Образцовой: Сергей Кайдалов, Наталья Якимова, Анастасия Коротенко. Они приехали, завтра у них концерт в Уфимском училище искусств с моим другом, одноклассником Владимиром Копытовым, тоже учеником Миляуши Галеевны Муртазиной. Когда я его попросил поддержать и выступить, он с удовольствием согласился спеть вместе с начинающими девушками. Я ему очень благодарен.

А Сергей Кайдалов в опере «Аттила» будет исполнять роль Эцио. И еще мой близкий друг, тенор из Италии, Лучано Ганчи, исполнит партию Форесто. Мы с ним и познакомились на опере «Аттила». Это было на открытии оперы Казахстана, где дирижировал Валерий Гергиев, а режиссером был великий итальянский режиссер Пьер Луиджи Пицци.

Корр.: Раз мы вернулись к «Аттиле», можем, наверно, проанонсировать, что «Аттила» поедет в Большой театр в Москву?

И. А.: Совершенно верно. Я очень счастлив, что потрясающая, всеми любимая певица Вероника Джиоева, которая специально, по моей просьбе, выучила партию Одабеллы, приехала в Уфу и выйдет на сцену с дебютом. Также она выступит с дебютом в Большом театре в опере «Аттила». Мне кажется, такого еще не было, чтобы Башкирская опера выступала на исторической сцене Большого театра.

Корр.: Выступали, кажется, на Декаде башкирской литературы и искусства, которая прошла в 1955 году в Москве.

И. А.: Да, это было в прошлом веке, почти 70 лет назад. В этом веке мы на исторической сцене Большого театра еще не выступали. Это одна из крупнейших и важнейших сцен мира. Она стоит на одном уровне с театрами Ковент-Гарден, Ла Скала, Парижская опера, Венская опера – крупнейшими театрами, в которых выступают лучшие певцы мира.

Корр.: Как удалось организовать выступление в Большом театре, найти свободный день?

И. А.: Это было достаточно давно запланировано, поэтому нам повезло. И мой график позволил выступить в этот день, и в Большом театре график позволил принять «Аттилу» у себя на площадке. Алла бирса, всё будет хорошо и мы все приедем и выступим.

Корр.: Мы все в прошлом году с восторгом писали, что состоялся режиссерский дебют Ильдара Абдразакова. Будет продолжение?

И. А.: Хотелось бы, есть задумки, идеи. Дело за малым – договориться и алга! Нужно много времени, чтобы поставить оперу. Если первый раз я ставил «Аттилу» – это короткая опера и это опера Верди, там нет мизансцен, над которыми пришлось бы работать днями и месяцами. Идея, которую я хочу сделать, – осуществить постановку оперы «Итальянка в Алжире» Россини. Но там очень много задумок, и для этого потребуется много времени. Надо найти время, собрать спектакль.

Корр.: Было бы интересно, если бы Ильдар Абдразаков стал называться не только «вердиевским певцом», но и «вердиевским режиссером».

И. А.: Еще поставить вердиевские оперы? Может быть, может быть... Надо поговорить с художественным руководителем театра (Аскар Абдразаков – Ред.) и обсудить планы.

Корр.: В нынешнем сезоне ты принял участие в новом спектакле «Князь Игорь», поставленном Барри Коски в Парижской опере. В рецензиях пишут, что образы героев вненациональные, потому что, по убеждению режиссера, 99 процентов французов не знают русскую историю.

И. А.: Да нет, знают. Спектакль прошел для певцов хорошо, а для режиссера очень плохо. Публике не понравилось, весь зал кричал «бу». Гул стоял в зале, становилось не по себе, спектакль публике не понравился. Мы, певцы, старались выполнить те задачи, которые поставил режиссер, но, к сожалению, они не читались публикой, и это понятно было изначально. Вот, скажем, пролог, где с меня вытекала черная жидкость. Публика может по-разному подумать: может, я какой-то нефтяной магнат, не знаю, куда девать деньги, нефть уже с меня самого вытекает. Каждый может придумать всё, что угодно. Режиссер придумал историю, что во мне сидит какая-то чернь, которая периодически из меня выходит, то есть это мое нормальное состояние. И если рядом стоят моя жена и мой сын, они на это смотрят так, что «это мы уже видели» и даже не обращают внимания. А публика, которая пришла и смотрит это в первый раз, — для них интересно, они в шоке, потому что видно, что Князю плохо, а его родственники никак не реагируют. И таких непонятных моментов много.

Корр.: Иногда публике не хочется режиссерских изысков, самовыражения. Хочется просто прийти отдохнуть в театре, слушать красивые голоса, приятную музыку, смотреть на красивые костюмы...

И. А.: Это палка о двух концах. Совершенно верно: когда публика приходит в зал, они хотят увидеть что-то интересное, что-то новое, что радует взгляд, слух. А есть же еще критики, которые приходят, смотрят и говорят: «ой, опять нафталин, это мы уже видели, сколько уже можно, мы от этого устали», начинают писать – это плохо, то плохо. При этом публика сидит и радуется – им прекрасно, и принимает замечательно. Не то, что режисер работает и хочет кому-то угодить – публике или критикам, а режиссер показывает то, что он хочет сказать через актеров, декорации на сцене, музыку.

Корр.: Приходится спорить с режиссером?

И. А.: Приходится, если тебе что-то мешает петь, где-то чувствуешь себя не в своей тарелке. Но с Барри Коски мы не спорили, потому что мне было интересно. Вдруг иду-иду по сцене, раз – упал! У меня была веревка к ноге привязана – я ходил, как дворняжка на цепи. У меня просто такого никогда не было, мне было интересно.

Корр.: Совсем недавно ты пел в совершенно другом «Князе Игорь» в Метрополитен-опера.

И. А.: Да, это был спектакль Дмитрия Чернякова. Шикарный, красивый спектакль, публика принимала очень хорошо и до сих пор о нем говорят, пишут. Это одна из лучших работ Дмитрия Чернякова. Совсем недавно он «Садко» поставил, публике нравится, критикам не очень.

Корр.: Каждый год у тебя прибывают и прибывают новые роли, голос становится все более богатым. Какие постановки ожидаются в этом году?

И. А.: В этом году график очень плотный, один за другим – Зальцбург, Дрезден, Венская опера, и это только «Дон Карлос». В «Дон Карлосе» в Дрездене Анна Нетребко будет петь Елизавету, это будет ее дебют. Приглашены еще Екатерина Семенчук, Юсиф Эйвазов. Мы ждем, когда Анна выйдет на сцену в этой роли, мы это уже пели много раз, она еще нет, будем ей помогать, поддерживать. Это очень ответственно, непростая роль, партия очень красивая, и для нее это будет огромный шаг вперед. Мне кажется, должно получиться очень здорово.

Корр.: А у тебя в этом году будут дебюты в новых ролях?

И. А.: Будет в Метрополитен-опера, но уже в следующем сезоне. «Ромео и Джульетта» Гуно, Святой отец. Большая роль, полностью второй акт пою от начала до конца, серьезная музыка. В то же время буду петь в «Севильском цирюльнике» Дона Базилио. Один день Дон Базилио, второй день Святой отец.

Корр.: Ты не очень часто выступаешь с сольными концертами, два-три раза в год. В этом сезоне будут?

И. А.: Следующий сольный концерт будет у меня в марте, как раз перед «Аттилой» в Большом театре – 10 марта в театре Бордо во Франции.

Корр.: Там будет звучать русская или зарубежная музыка?

И. А.: В Бордо будет микс – немного Рахманинов, Чайковский, Шуберт и итальянские композиторы. Концерт предстоит камерный, под фортепиано.

Корр.: В этом году в России объявлен Год памяти и славы к 75-летию Великой Победы. Есть проекты, связанные с этим?

И. А.: Есть приглашения от Юрия Башмета выступить в Волгограде, есть проекты в Москве, в Санкт-Петербурге, просто я не могу разделиться на несколько городов и принять участие во всех, сейчас над этим работаем.

Корр.: У тебя в семье кто-то участвовал в Великой Отечественной войне?

И. А.: У меня оба моих деда – «картатай», как мы говорим, участвовали в войне. Оба были ранены и вернулись домой. Я их помню, я родился, когда они еще были живы. Думаю, что нет такой семьи, которой бы война не коснулась, обязательно кто-то из семьи воевал или работал в тылу для фронта.

Корр.: У нас в республике в этом году объявлен еще Год башкирского языка. Ты любишь повторять «Алга» и у нас еще здесь вошло в обиход слово «Айда». Есть еще какое-нибудь башкирское слово, которое является символом, которое понимают в мире?

И. А.: Я еще «рахмат» говорю всегда. Оно есть во многих тюркских языках, особенно люди из бывших республик Советского Союза его понимают.  

Корр.: Рахмат, спасибо огромное!

Лейла Аралбаева
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть