Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 61.95 ↑

EUR 68.68 ↓

24 января Пятница

Уфа   °

Альфия Каримова: «Опера - моя любовь навсегда»

УФА, 10 дек 2019. /ИА «Башинформ», Лейла Аралбаева/.

В год 100-летия Республики Башкортостан информационное агентство «Башинформ» пишет о наших земляках, которые завоевали успех и известность за рубежом. Наша гостья сегодня – уроженка Уфы, заслуженная артистка Башкортостана, лауреат международных конкурсов, солистка театра Астана-опера (Казахстан) Альфия Каримова.

Корр.: Альфия, 2019 год подходит к концу. Был ли он для тебя успешным, какими крупными событиями, творческими проектами он тебе запомнился?

Альфия Каримова: 2019 год, как, впрочем, и все мои предыдущие, был очень насыщенным в творческом плане. Я спела все мои любимые партии, у меня состоялись сольные концерты. В январе в постановке Абаевского театра в Алматы я спела Лючию ди Ламмермур. Это одна из моих любимейших партий, которая достаточно редко встречается в репертуаре театров, но это вершина колоратурного искусства. В Уфе в марте у меня был дебют в партии Микаэлы в «Кармен» в Башкирской опере, сольный концерт в филармонии. В апреле я была приглашена для участия в Международном фестивале «Тошкент Бахори». В столице Узбекистана в Большом театре имени Алишера Навои я пела партию Лейлы в «Искателях жемчуга». В Астана-опера мы выпустили в апреле премьеру оперы «Богема», где я спела партию Мюзетты. Сейчас идет цикл концертов, много поездок. Буквально недавно я прилетела из Милана, где с огромным удовольствием делала партии, улучшала свой итальянский. Знание языка позволяет совсем по-другому смотреть на свои партии, на их интерпретацию. Я абсолютно счастлива и востребована.

Астана-опера — надеюсь, что наша любовь взаимна

Корр.: Твое детские годы, учеба и время творческого становления прошли в Уфе. Напомни читателям, как ты оказалась в Казахстане, стала солисткой Астана-опера.  

А. К.: В Казахстан меня привела страсть к конкурсам. В 2007 году я приняла участие и стала обладателем Гран-при на Международном конкурсе Бибигуль Тулегеновой. Мне посчастливилось познакомиться с этой выдающейся певицей, чудесной женщиной. С тех пор на протяжении многих лет я пою на открытии и закрытии этого конкурса по приглашению самой Бибигуль Ахметовны. Это для меня большая честь и радость. Пока я являюсь единственной колоратурным сопрано – обладателем Гран-при этого конкурса. Знакомство с Бибигуль Ахметовной – значимая веха в моей творческой карьере. Нас с ней объединяет общий тип голоса, репертуар, я всегда чувствую поддержку этой великой женщины. Ее конкурс открыл мне дорогу в оперный мир Казахстана. После победы на конкурсе меня пригласили спеть на открытии сезона в театре имени Абая в Алматы. Я пела ведущую партию Ажар в опере «Абай» на казахском языке. Для меня это была новая интересная работа – пришлось выучить партию, поработать над ней, тем более что по-казахски я тогда не знала. Теперь в моем репертуаре эта партия есть.

С Бибигуль Тулегеновой

А самое первое знакомство с Казахстаном произошло благодаря профессору Алматинской консерватории и Казахского национального университета искусств, лауреату Государственной премии, баритону Шахимардану Абилову. По его приглашению я впервые спела на его сольном концерте на фестивале «Шахимардан приглашает друзей», и с тех пор меня стали приглашать в казахстанские театры, я начала выступать с концертами по всему Казахстану. В 2007 году волею судьбы я вышла замуж и осталась в Казахстане уже в новом качестве. А в 2013 году, когда создавался театр Астана-опера, меня пригласили участвовать в кастинге для новой труппы театра. Этот театр начинался практически с нуля, весь репертуар, который сейчас имеется в театре, – всё было поставлено при нас – стоявших у истоков создания Астана-опера. Седьмой сезон мы работаем в этом чудесном театре, одном из красивейших и больших театров мира. Прекрасная акустика, замечательные музыканты и ежегодное пополнение репертуара театра. Надеюсь, что наша любовь взаимна.

Корр.: В твоей творческой биографии работа в нескольких оперных театрах мира. Чем отличается работа в Астана-опера от работы в других театрах?

А. К.: Астана-опера является репертуарным театром, со своими постоянными труппами – оперной и балетной, так же, как почти во всех российских театрах. А в заграничных театрах обычно солисты приглашаются на определенную постановку: собрались на 1,5-2 месяца, отработали спектакли и разлетелись по всему миру. Мы в Астана-опера работаем стабильно, у нас есть репертуарные спектакли. Также, помимо оперных спектаклей, часто проводятся концерты. Я участвую и в кантатно-ораториальном жанре: спела партию сопрано в «Кармина Бурана» Орфа, пела в Реквиеме Моцарта, Высокую мессу Баха. Такие интересные проекты организуются у нас. Через несколько недель планируется исполнение «Мессии» Генделя в концертном варианте.  

Корр.: В 2019 году тебя впервые пригласили быть делегатом Всемирного курултая башкир. Как ты восприняла это приглашение – как некую миссию?

А. К.: Для меня это было очень приятное приглашение. Ни один мой сольный концерт не обходится без башкирских народных песен, и куда бы я ни ездила, всегда в моих программах звучит башкирская музыка. Наш национальный моң — это наш бренд, наше культурное богатство. В Нур-Султане очень активно работает наш башкирский культурный центр «Акбузат». Руководитель центра Урал Азнабаев предложил мне быть делегатом Всемирного курултая башкир. Конечно, я согласилась, и для меня это была большая честь и ответственность. Я не только выступила в концерте открытия, но и была задействована в качестве делегата. Принимались различные документы, мы работали по актуальным для развития культуры нашей нации, республики вопросам. Это было очень волнительно. Я думаю, что в будущем мы также активно будем сотрудничать с республикой. Живя за рубежом, я участвую в мероприятиях башкир Казахстана. Наш культурный центр проводит разные мероприятия – тематические вечера, мы смотрели фильмы Булата Юсупова «Первая республика» и «Бабич», мастер-классы, концерты, сабантуи, которые объединяют наших соотечественников в Казахстане. Приятно, что это имеет отклик у соотечественников в Астане.

На Всемирном курултае башкир с Уралом Азнабаевым

Меня называют «маэстрой»

Корр.: В последние годы ты проявила себя как успешный педагог, ученики которого завоевывают призовые места на конкурсах. Хотя не каждый успешный артист может быть хорошим педагогом. Как ты почувствовала в себе педагогический талант, как начала преподавать?

С учениками класса

А. К.: В самом деле, педагогическая деятельность – это совершенно другой вид работы, отличный от исполнительской деятельности. Исполнитель приспосабливается к своему голосу, знает, что у него происходит внутри, где стоит каждая нота, технологически и эмоционально понимает, что делает, что происходит. А педагогическая деятельность подразумевает работу с другим человеком, и единственный путь узнать что-то – только твои уши плюс интуиция, и, конечно, опыт. Вот уже пятый год я преподаю в Казахском национальном университете искусств на кафедре вокального искусства, причем голоса разные: колоратурное сопрано, тенора, лирический баритон. Два года назад у меня выпустился крепкий баритон.

Педагогическое чутье либо есть, либо нет. Либо ты слышишь, либо не надо этим заниматься, потому что это очень большая ответственность, особенно в вузе. Студенты – уже взрослые люди, которые пришли получать свою профессию, которая будет кормить их всю жизнь. И от меня в данном случае зависит, как они себя будут чувствовать в своей профессии, я должна им всё объяснить. Только сейчас, будучи преподавателем, «маэстрой», как меня называет мой класс, – я понимаю, как непросто было моим педагогам. А ведь у меня были очень хорошие педагоги – и опытные, и любящие свое дело. Иногда, бывало, Милуша Галеевна просто говорила: «Я не могу это слушать, это безобразие! Я выйду, говорит, вы сами пойте, сами занимайтесь», потом она походит минут 15, возвращается, и можно продолжать занятия. Я сейчас поймала себя на мысли, что действительно – бывает настолько невозможно, объясняешь-объясняешь, а певец не может сделать, тогда я тоже просто выхожу, переключаюсь, и минут через 10-15 отпускает.

И потом все-таки сейчас другое поколение: они всё хотят вместе и сразу, а ведь в нашей профессии не бывает чудес. Ты должен пахать! Если ты не пашешь, не будет результата. Конечно, педагог должен научить: как пахать, куда пахать, сколько и чем заниматься. Твой репертуар определить, твой тип голоса, дать техническое оснащение, рассказать секретики нашего дела. Но в основном, как говорила Миляуша Галеевна: «нельзя научить, можно научиться». А мой педагог Наиля Габдулхаевна Юсупова говорит: я могу ночь не спать, но думать, как ему это объяснить. Я могу сказать одно – это очень большой труд, который отнимает не только время, но и силы, эмоциональные, физические. Ты для своего студента не только учитель вокала как таковой, ты и психолог, и друг, и старший товарищ, и даже где-то мать, и это всё непросто…

Какие-то задатки вокального педагога я в себе открыла, еще когда давала частные уроки, консультировала своих коллег. Мне это нравится, если бы не нравилось, я бы этим не занималась. Но педагогическая деятельность – это другая ветка, совсем другая специализация, не сольное пение. Действующему певцу очень трудно совмещать исполнительскую деятельность с педагогической, это однозначно.

Селфи на юбилейном вечере Миляуши Галеевны Муртазиной

Корр.: Искусство оперы зародилось несколько веков назад, достигло вершины своего развития в 19 веке и, кажется, сегодня не так привлекает современную молодежь. По твоему, будет ли оперный жанр как-то развиваться и какие ресурсы для развития у него есть?  

А. К.: Очень интересную тенденцию сейчас я наблюдаю по своим студентам, своим молодым коллегам. Недавно читала интервью Ричарда Бонинга, который сетовал на то, что молодые певцы хотят быстрого успеха, контрактов, материальных благ, связанных с покорением оперных вершин. Я сейчас тоже наблюдаю, что молодежь хочет всего и сразу, и побольше – и контрактов, и вилл, и яхт, и статуса. На самом деле это огромный труд, постоянные вложения в себя, чтобы развиваться, идти вперед, особенно в нашей деятельности. Мы такие певцы, которые всегда работают живьем, которым надо постоянно улучшаться, доказывать прежде всего себе, своим коллегам, своему зрителю, что ты становишься лучше. А ведь, как сказал Сократ, «Я знаю только то, что ничего не знаю». Чем больше у тебя знаний, тем больше осознания того, что ты песчинка в этом мире. Привнести в этот мир не просто ноты, хотя хорошо, чисто отоваривать большие оперные партии это тоже огромный труд, физический, эмоциональный и умственный труд. Чем больше я занимаюсь этой профессией, а сейчас еще и преподаю, — понимаю: нужны не только субъективные знания, помимо нот, хорошего технического исполнения важно быть певцом – харизматичным, интересным, тем более что сейчас много разных идей. Оперный мир, музыка часто пересекается с другими видами искусств, превращаясь в шоу. Зрителя, который уже вкусил спецэффекты в оперном спектакле, уже не впечатлишь тем, что просто встал и спел. Сейчас зритель хочет шоу. Поэтому постоянно нужно следить за всем. Я не знаю, сохранится ли оперный жанр в том виде, в котором он был много веков назад. Сейчас постановки осовремениваются, классические оперные спектакли интерпретируются в разных временных рамках. Если это талантливо, хорошо сделано, спето, почему нет?

Певцы поют от избытка здоровья?

Корр.: Что важнее для успешной карьеры оперного певца – везение, красивый старт, бесконечный труд?..  

А. К.: На самом деле, чтобы случилась успешная карьера, и певец превратился действительно в яркую звезду, к сожалению, в нынешних условиях недостаточно только голоса, хорошего технического оснащения. Естественно, нужна и картинка – фактурность и эмоциональность, мобильность. Везение обязательно. Еще должен быть тот человек, который появится в нужном месте и в нужное время, который тебя поддержит, даст зеленый свет. Когда все факторы срастаются – это и называется успешная карьера. Плюс, конечно, потом уже от певца будет зависеть, насколько он мобилен, ответственен, насколько сильный у него характер и воля. А еще для академического оперного пения физическое здоровье имеет очень большое значение, потому что, как сказала одна наша старшая коллега, – «певцы поют от избытка здоровья». Певец еще должен быть не только хорошим специалистом, но и обаятельным и душевным человеком. Если певец не очень приятен в общении или может позволить себе лишенего, – такого человека не то что приглашать не будут, с ним не захотят даже общаться.

Корр.: Пару лет назад ты говорила, что Виолетта в Травиате – одна из любимых твоих партий, в которую ты с жизненным опытом постепенно вносишь всё новые и новые краски. Какие еще партии можешь назвать своими любимыми?

В образе Лейлы в «Искателях жемчуга»

А. К.: Да, Виолетта навсегда останется моей любимой партией, но сейчас мой репертуар пополнился разнообразными партиями, и это не может не радовать. Весной я спела в «Искателях жемчуга» на Международном фестивале в Ташкенте. С этой партией несколько лет назад я дебютировала в Голландии, спела там несколько спектаклей. Партия Лейлы для меня очень удобная, красивая, она позволяет раскрыть в полной мере все возможности моего голоса – это и верх, и пианиссимо, которое я очень люблю делать в музыке, считаю это очень выразительной краской. Тем более это французская музыка, а французские партии Массне, Бизе – среди моих самых любимых. Я спела очень много камерной французской музыки, поэтому французская музыка мне очень близка, часто исполняю ее в гала-концертах. Помимо «Травиаты», «Риголетто», «Лючии ди Ламмермур», еще и бриллиант французской музыки «Искатели жемчуга». Что касается новых партий, буквально пару лет назад стала петь более крепкие партии – это Микаэла в «Кармен», Мюзетта в «Богеме». Сейчас я убеждена, что хочу остаться в лирико-колоратурном репертуаре, все-таки в нем мой голос чувствует себя как рыба в воде, там он податлив. Не зря идет разделение голосов, даже сопрано делится на лирико-колоратурное, лирическое, лирико-драматическое, драматическое, и каждому голосу должен соответствовать определенный репертуар. Певец не должен быть всеядным, это не хорошо для голоса, надо определить свой тип голоса и петь только свой репертуар. И тогда будешь петь красиво и долго на радость себе и людям.

Корр.: Слышала, что в твоей жизни были опыты необычного пения, участия в неформатных проектах. На какие эксперименты ты решалась?

А. К.: Поскольку я человек, которому тесно в определенном жанре, и мне все время нужны какие-то эксперименты, расширение своего творчества, я с удовольствием соглашаюсь на необычные проекты. Например, я участвовала в проекте, который делал в Нур-Султане Тимур Урманчеев и его команда «Дегдар» — это был большой гала-концерт в рамках фестиваля «Астана кештері», который полностью посвятили творчеству Фредди Меркьюри. Меня пригласили в качестве «Монтсеррат Кабалье» – помните их дуэт с Меркьюри? – они пели «Барселону» и еще несколько композиций. В рамках этого концерта и мне пришлось выучить и петь совершенно новый для меня репертуар. Это было очень интересно, появился какой-то новый драйв.

Также однажды я читала рэп на казахском, и это тоже было неожиданно и свежо. Я очень люблю номера, которые не просто «вышел-спел», а где задействована хореография, можно подвигаться, потанцевать, это для меня очень интересно.

Корр.: На каких языках тебе приходилось петь в своей жизни?

А. К.: Поскольку моя профессия предполагает исполнение произведений на языке оригинала, будь то оперный спектакль или камерная музыка, мой набор языков постоянно увеличивается. Помимо классического набора для оперного певца – итальянский, немецкий, французский, русский языки, в Казахстане часто приходится петь на какзахском языке, много интересных произведений композиторов Казахстана и народных песен. Разумеется, родной башкирский язык, татарский. Иногда и спецзаказы бывают, когда готовим программы с музыкой народов мира или мероприятия, посвященные приезду делегаций, – например, недавно я пела на японском, узбекском.  

Корр.: За свою творческую биографию ты побывала на множестве фестивалей и конкурсов, видела всё их закулисье, всю кухню. Нет ли у тебя идей проводить свой фестиваль или конкурс?

А. К.: Конечно, в перспективе такая мысль есть – проводить свой конкурс, и это был бы нелегкий многотурный конкурс. Более того, как человек, привыкший решать непростые задачи, я бы сочетала конкурс с мастер-классами, концертами, спектаклями. Конкурс для меня – это не только приехал, спел, победил, получил премию, уехал. Это обмен опытом, информацией, пополнение репертуара, новые знакомства, которые потом выливаются в совместные проекты в России и за рубежом. Для меня конкурс всегда был некой лабораторией и площадкой для экспериментов, обмена, дальнейшего роста.

Я – женщина и переменчива, как ветер мая...

Корр.: Опиши свой идеальный день. Каким он должен быть?

А. К.: В данный момент, поскольку я очень загружена, много репетиций, поездок, выступлений, конечно, хочется отдохнуть. Поэтому сейчас свой идеальный день я представляю на берегу моря – где нибудь на Мальдивах, когда утром я выхожу, выспавшись, из своего бунгало и иду по белому песку, ни о чем не думая, наслаждаясь пением прекрасных райских птиц, со стаканом мангового сока в руке... Совершенно точно, что долго так отдыхать я не смогу, после двух недель захочется бурного утра с работой и кучей ответственности, решением задач. Человек – такое существо, которому всегда хочется чего то другого, нового. К тому же я женщина и переменчива, как ветер мая...

Корр.: Есть ли дружба в творческой, театральной среде? Часто ли приходится сталкиваться с завистью?

А. К.: Дружба в творческой среде существует, но это, скорее, цеховая солидарность, профессиональная поддержка. Зависть – это странное свойство, которое есть на всех уровнях, причем иногда я даже удивляюсь, почему люди мне завидуют. Ведь я такой же живой нормальный человек, у которого есть хорошие эмоции, есть достижения, есть, конечно, и блага – но они не свалились с неба, всё достигнуто трудом, мышлением, собственными силами, всё это нажито, как говорил Шпак, «непосильным трудом». А ведь некоторым людям кажется, что живу – красивая, довольная, улыбчивая, всё у меня получается как по мановению волшебной палочки. Нет, я живой человек со всеми своими страстишками. В моем понимании, зависть – очень трудное чувство, но слава Богу, я этим чувством не отягощена, и поэтому я даже представить себе не могу, какой груз лежит у завистливых людей внутри. Думаю, что это постоянно сжирающий червь, который не уходит к человеку, которому завидуют, а все время остается внутри самого человека. И очень, наверно, трудно таким людям живется, их можно только пожалеть. Обычно завидуют те, у которых поверхностное отношение к жизни и профессии.

Корр.: Как ты воспитываешь своего сына – что считаешь основным для его развития? Занимается ли он музыкой?

С мамой Фагимой Каримовной и сыном Нурсултаном

А. К.: Мой сын Нурсултан музыкой не занимается, он занимается спортом. Если хочешь видеть своего ребенка в профессиональной музыке, нельзя его заставлять. Считаю, что он еще не созрел, пока не проявляет интереса, хотя у него прекрасный слух, чувство ритма, великолепная память, в том числе музыкальная, запомнить мотивы песни или инструментального произведения ему не составляет труда, подхватывает с одного прослушивания. Нурсултан занимался карате, получил синий пояс, выигрывал городские и республиканские соревнования, ездил на сборы, но потом вдруг сказал: мама, карате – не мое. Я спросила: почему, у тебя же есть уже достижения, успехи? И сын сказал: я не могу бить людей. Я поняла, что, наверно, это самое главное, что человек не хочет причинять кому-то боль. Считаю, что это хороший симптом.

А после Чемпионата мира, который прошел в России, он «заболел» футболом, и вот уже второй год им занимается. Мы вместе ходим в бассейн, занимаемся фитнесом, у нас такая достаточно спортивная семья. Я сама очень жалею, что в детстве и юности не занималась спортом плотно, потому что спорт – это жизнь, движение, залог того, что ты будешь в форме – здоровый, подтянутый. Но это не относится к большому спорту. Большой спорт, как и большое искусство, неполезен для здоровья.

Своего сына я учу быть честным, сознательным, ответственным. Часто наблюдаю, что у матери, которые не уделяли этим пунктам внимания, вырастают сыновья, не готовые взять ответственность не только за себя, но и за свою семью. Всё идет из семьи, от воспитания, все впитывается с молоком матери. Только мать, только родители могут детям дать понятия человечности, уважения, вежливости, сострадания. Еще я очень рада, что мой сын никогда не сделает больно ни животным, ни человеку. Я это культивирую. Они, конечно, другие, другое поколение. Но уважение, толерантность, альтруизм никто не отменял.  

Корр.: В 2019 году ты обрадовала своих поклонников сольным концертом и выступлением в оперном спектакле в Уфе. Уфимский зритель тебя всегда ждет. Каковы дальнейшие планы, связанные с Уфой?

А. К.: Да, в марте этого года у меня были хорошие события, связанные с Уфой. Мы спели с Рустамом Шайхутдиновым камерный концерт в двух отделениях в филармонии. Этот концерт прошел настолько камерно и душевно, что несмотря на очень сложную интеллектуальную программу, все прошло на одном дыхании. Даже опус 38 Сергея Рахманинова, который считается одним из самых сложных в русской камерной музыке, был воспринят на ура. Спасибо дорогой уфимской публике за аншлаги – знаю, что на мои спектакли и концерты задолго не бывает билетов, это очень приятно. Аншлаг состоялся не только в филармонии, но и спустя несколько дней в театре, где я пела партию Микаэлы в «Кармен». Были овации, аншлаг, цветы, поклонники. Уфа – это всегда для меня особое место, особая точка на земном шаре, потому что сколько бы я ни ездила, сколько бы я ни выступала по всему миру, Уфа – это центр Вселенной, моя родина. В Уфе живет моя мама Фагима Каримовна, которая меня всегда поддерживает и дважды в год приезжает в Астану, чтобы побыть с сыном, когда я уезжаю на заграничные гастроли. В Уфе, конечно же, весь путь становления, начиная с рождения до тех времен, когда я стала активно ездить работать. Мне очень приятно, что публика меня ждет. С удовольствием еще бы спела, дебютировала в новых спектаклях – очень хотелось бы спеть в «Искателях жемчуга», «Царской невесте», «Дон Жуане» – эти спектакли я пела в других театрах мира и мне хотелось бы поделиться своим исполнением и с моей родной уфимской публикой.

С Рустамом Шайхутдиновым и мамой

Корр.: Спасибо за беседу!

Теги: опера
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть