Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.30 ↓

EUR 67.20 ↑

10 декабря Суббота

Уфа   °

Банкротить нельзя оздоровить?

Помнится, была такая филологическая головоломка в старом советском мультике: "Казнить нельзя помиловать", где от правильной постановки запятой зависела жизнь нерадивого школьника. Ныне такая ситуация, далеко не мультипликационная, сложилась в отношении "проблемных" предприятий не только Башкортостана, но и России в целом. Речь идет об убыточных предп...

Помнится, была такая филологическая головоломка в старом советском мультике: "Казнить нельзя помиловать", где от правильной постановки запятой зависела жизнь нерадивого школьника. Ныне такая ситуация, далеко не мультипликационная, сложилась в отношении "проблемных" предприятий не только Башкортостана, но и России в целом. Речь идет об убыточных предприятиях, находящихся на стадии банкротства.

Сегодня арбитражные суды завалены делами о судьбах предприятий- должников, поскольку кредиторы и финансовые органы государства не могут ждать, пока хозяйствующие субъекты расплатятся по долгам. Поэтому по нынешнему законодательству они просто инициируют в судах дела о финансовой несостоятельности. Однако в данном процессе не всегда соблюдаются интересы государства, так как в эту область нередко внедряются аффилированные субъекты, заинтересованные персоны, монополии. Как обстоят дела в Башкортостане? Об этом в беседе с обозревателем агентства "Башинформ" рассказывает заместитель начальника отдела урегулирования задолженности и обеспечения процедур банкротства Управления Федеральной налоговой службы России по Республике Башкортостан Альмир Газизов.

— Альмир Камилевич, насколько я понимаю, налоговая служба представляет интересы государства в процедурах банкротства?

— Налоговая служба — орган, на который возложены полномочия по представлению интересов Российской Федерации по денежным обязательствам перед государством в делах о банкротстве. В своей работе мы руководствуемся Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", Постановлениями Правительства РФ, а также ведомственными приказами.

— В каких случаях предприятие можно признать несостоятельным?

— По закону мы обязаны, подчеркиваю, обязаны инициировать процедуру банкротства в случае, если в течение трех месяцев за предприятием числится задолженность в бюджет в сумме более ста тысяч рублей. Хотя есть и альтернатива — мы вправе предоставить отсрочку до шести месяцев.

— На сегодняшний день такое количество российских, да и республиканских предприятий объявляются банкротами, что поневоле задумываешься о правоте СМИ и многочисленных экспертов, заявляющих о третьей волне "прихватизации"... Что, действительно, нет возможности удержать предприятие "на плаву", сохранив тем самым и производство, и рабочие места? Почему задействованные в этом процессе структуры, в том числе и налоговая служба, идут на крайние меры? Не целесообразнее ли оздоравливать предприятия вместо того, чтобы их банкротить?

— Хочется сказать, что в этом, (в несостоятельности предприятия) прежде всего вина его руководителей либо собственников. Именно на них лежит обязанность контролировать деятельность предприятия и, в случае возникновения каких-либо проблем, искать новые пути для развития. Тем не менее, мы стараемся не допускать массового банкротства предприятий, а потому налоговые органы начали ежемесячно предоставлять главам муниципальных образований список должников, имеющих признаки банкротства с просьбой принять соответствующие меры. Кто, кроме них, лучше всего знает ситуацию на предприятии, расположенного на территории города или района? Только после этого мы подаем заявления о признании несостоятельным того или иного хозяйствующего субъекта в Арбитражный суд.

Надо сказать, практика представления списка потенциальных банкротов в УФНС по РБ существует с прошлого года, только до нынешнего момента такие списки предоставлялись ежеквартально.

— Сколько всего на данный момент в республике несостоятельных предприятий?

— На сегодняшний день в процедуре банкротства находится около трех тысяч дел о банкротстве. Если быть точным — 2942.

— Но это же целый пласт экономики, который будет вырезан в ущерб, прежде всего, государству...

— Точнее сказать, здесь идет не сокращение экономического потенциала республики и государства в целом, а своеобразная чистка. Ведь из этих трех тысяч предприятий далеко не все являются ныне действующими. В налоговых органах сегодня на учете состоит значительное количество предприятий, которые фактически не осуществляют хозяйственную деятельность, при этом за ними числится задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами. Это так называемые отсутствующие должники — те самые гоголевские "мертвые души", живущие только на бумаге. И для того, чтобы в какой-то степени оздоровить состояние экономики, государство в лице налоговых органов начало работу по их исключению из государственного реестра. Одним из способов подобного исключения является инициирование процедур банкротства отсутствующих должников.

— И все же среди общего количества проблемных предприятий есть и действующие, которые могли бы встать на ноги. Почему ликвидируются и они?

— Надо отметить, что для таких случаев законодательством предусмотрено несколько стадий до момента принятия решения о признания предприятия несостоятельным (банкротом). Так, на предприятиях в качестве первой процедуры вводится процедура наблюдения в ходе которой арбитражным управляющим проводится анализ финансовых показателей должника, на основании которого принимается решение о целесообразности введения следующей процедуры банкротства: либо финансового оздоровления, или внешнего управления (если имеются предпосылки для выхода предприятия из кризисного положения), либо конкурсного производства (когда восстановить платежеспособность предприятия становится невозможным).

— Кстати, об арбитражных управляющих. Альмир Камилевич, на заседаниях коллегии Контрольно-счетной палаты РБ в одно время очень часто приходилось знакомиться с материалами проверок, которые показывали, что после деятельности таких управляющих предприятия "приказывали долго жить". Насколько подконтрольна и эффективна их деятельность? Многие управляющие ведут по 10-15 предприятий одновременно, можно ли говорить о том, что они досконально вникают в дела каждого предприятия?  — Хочется сказать, что все зависит от отношения арбитражных управляющих к своим обязанностям. Нарушения, конечно, есть. Но с ними мы боремся. В случае выявления нарушений в деятельности арбитражных управляющих налоговыми органами проводится комплекс мероприятий по привлечению их к ответственности (имущественной, административной, уголовной), отстранению от управления предприятием, вплоть до дисквалификации (отстранение от данного вида предпринимательской деятельности).

Помимо этого их деятельность контролирует Главное управление федеральной регистрационной службы по РБ. Да и другие ведомства активизировались в этом направлении.

— Какие же основные нарушения выявляются в работе арбитражных управляющих?

— Пожалуй, наиболее распространенное — реализация имущества должника с нарушением порядка, установленного действующим законодательством, затягивание процедур арбитражными управляющими, которые приводят к дополнительным затратам, завышение текущих затрат на привлечение дополнительных специалистов, зачастую дублирующих функции арбитражных управляющих.

Как вы уже говорили, некоторые арбитражные управляющие умудряются одновременно вести по несколько предприятий-банкротов. Понятно, что заниматься всеми сразу они были не в состоянии, и вынуждены нанимать сторонних консультантов и юристов, платить им деньги опять же за счет имущества предприятий.

— К теме других ведомств. Как налоговая служба сотрудничает с органами исполнительной власти в процедурах банкротства республиканских предприятий и контролю за деятельностью управляющих?

— До подачи заявления о признании предприятия несостоятельным банкротом налоговым органом направляется соответствующее уведомление в федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти республики и местного самоуправления. Тесно работаем с правоохранительными органами, прокуратурой, другими ведомствами. Надо сказать, что сейчас практически в каждом ведомстве созданы структуры, которые тесно занимаются проблемными предприятиями, выясняют причины несостоятельности и многое другое. Постоянно проводятся координационные межведомственные совещания. При проверке документов в случае выявления каких-либо нарушений законодательства, направляем информацию как в регистрационную службу, так и в МВД и прокуратуру. К слову, за первое полугодие этого года мы направили более 100 обращений в правоохранительные органы с просьбой провести проверку того или иного предприятия, и свыше 60 обращений — в ГУ ФРС по РБ для проверки деятельности арбитражных управляющих. Надо сказать, 30 из них были привлечены к административной ответственности, двое отстранены.

И такую практику будем продолжать.

— Альмир Камилевич, хотелось бы затронуть и финансовую сторону вопроса. Сколько, на сегодняшний день, проблемные предприятия должны государству и какие суммы налоговые органы смогли восстановить в бюджеты всех уровней?

— На сегодняшний день задолженность предприятий-банкротов перед бюджетом и внебюджетными фондами составляет 29,859 миллиарда рублей, но смею Вас заверить, налоговые органы применяют все меры по взысканию задолженности перед бюджетами всех уровней.

— Спасибо за беседу.

Автор: Ольга Горюнова

Теги: налоги
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть