Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 64.15 ↑

EUR 68.47 ↓

3 декабря Суббота

Уфа   °

Деревья тоже болеют

Перед тем как начать наш разговор, мы предлагаем читателю ответить на вопрос: "Сколько в республике лесов?" Самый вероятный ответ - много. Однако, если не следить за этим, казалось бы, неисчерпаемым богатством, оно может закончиться уже через 100 лет! И дело здесь совсем не в том, что кто-то может вырубить лес, существует куда боле...

Перед тем как начать наш разговор, мы предлагаем читателю ответить на вопрос: "Сколько в республике лесов?" Самый вероятный ответ — много. Однако, если не следить за этим, казалось бы, неисчерпаемым богатством, оно может закончиться уже через 100 лет! И дело здесь совсем не в том, что кто-то может вырубить лес, существует куда более серьезная проблема: деревья — живые существа, а значит они как и мы болеют, требуют ухода и даже лечения. Ежегодно угрозе поражения вредителями и различными болезнями подвергается около 700 тысяч гектаров леса, в некоторых регионах Российской Федерации эта цифра доходит до 1,5 миллиона.

— Сейчас в республике идет активное размножение непарного шелкопряда и листовертки, — рассказывает начальник информационно-аналитического отдела филиала Федерального государственного учреждения "Рослесзащита" — Центр защиты леса РБ Рустам Турьянов. — Более того, наши леса на сегодняшний день можно назвать домом для этих насекомых, в других регионах их практически нет. Специалисты, конечно, понимают, что это временное явление. Дело в том, что каждый вредитель за 10-15 лет переживает свой полный видовой цикл. Сначала он находится в состоянии депрессии, тогда его численность очень низкая: 1-2 гусеницы на дереве или еще меньше, потом начинается рост численности, затем наступает стадия кульминации, именно в этот момент насекомое наносит наибольший ресурсный и даже экологический ущерб. После чего вид снова возвращается в состояние депрессии.

Задача же специалистов — работников Агентства лесного хозяйства по РБ и Центра защиты леса — с точностью до месяца определить, когда наступит эта кульминация, чтобы предотвратить массовую гибель деревьев.

— Нам это удавалось, — замечает Рустам Турьянов. — На памяти всегда были яркие примеры из истории республики и соседних областей. Ведь в начале — середине прошлого века популяция гусениц достигала таких масштабов, что в отдельных деревнях они съедали не только деревья, но и сельскохозяйственные посевы. Сегодня подобная, очень непростая ситуация складывается в Архангельской области, в городе Тула.

Однако, чтобы провести лесозащитные и тем более истребительные мероприятия, одного желания помочь лесу недостаточно, нужны значительные капиталовложения.

В течение года специалисты осуществляют надзор за состоянием зеленого фонда: общий, рекогносцировочный и детальный. Общий — проводится лесхозами и заключается в том, что каждый лесник ежедневно проводит обход территории. Если он замечает какое-либо отклонение в состоянии леса и может определить его причину, то он устраняет ее самостоятельно, если нет — обращается за помощью в Центр защиты леса РБ. Рекогносцировочный — представляет собой работу специалистов в пределах модельного маршрутного хода. Это полоса деревьев протяженностью 15 километров, наиболее полно представляющая породный состав леса. Детальный надзор — проверка состояния пробных площадей на наличие хвоегрызущих и листогрызущих вредителей. При обнаружении отклонения проводится лесопатологическое обследование: выясняются биотические и абиотические факторы его возникновения, интенсивность развития болезни или численности насекомых.

Затем Центр защиты леса РБ совместно с Агентством лесного хозяйства по РБ разрабатывает регламент, обосновывающий проведение истребительных мероприятий и возможные затраты. Согласовывает этот документ с местной администрацией, утверждает в ФГУ "Рослесзащита" и в Федеральном Агентстве лесного хозяйства.

— Не каждый регламент проходит все эти утверждения, большой процент отклоняется Федеральным Агентством. Однако у нас в республике таких инцидентов не было. К примеру, в этом году 40 процентов из всей суммы, выделенной из федерального бюджета на решение проблем лесного хозяйства, приходится на Башкортостан, - утверждает специалист.

А причин для отказа немало: во-первых, регион должен на основе документов о проведенных исследованиях доказать, что его лесной фонд нуждается в проведении истребительных работ, затем предоставить подробный отчет экологической экспертизы. Ведь уничтожение одного вида насекомых, пусть даже вредителей, может неизбежно повлечь за собой серьезные изменения всего биоценоза.

— Поэтому санитарные нормы в лесном хозяйстве очень жесткие,  — поясняет Турьянов. — Специалисты практически никогда не используют химические препараты, только в экстренных случаях. Биологические же применяются в таких объемах, которые в несколько раз ниже тех, которыми мы обрабатываем овощи у себя в огороде. Здесь главный принцип работы: "Защитить и не навредить".

Закономерным в этом свете становится тот факт, что проблемные территории специалисты обрабатывают в год не больше раза, а потому они должны точно рассчитать время проведения истребительных мероприятий. Права на ошибку у них нет. Так, в этом году, после холодной зимы эксперты столкнулись с проблемой: когда приступать к авиаобработке Абзелиловского и Баймакского лесхозов, где осенью прошлого года были обнаружены массовые кладки непарного шелкопряда. Часть кладок отродилась и начала поедать листву, а часть — нет. Специалистами было принято решение производить опыление лесов: в итоге появившиеся гусеницы погибли, а новые так и не вылупились. Последняя командировка в эти лесхозы показала, что эффект проведенных истребительных работ составил от 84 до 89 процентов — для биологического препарата это очень большая цифра.

Сейчас состояние леса нормализовалось. Численность вредителей и заболеваний по сравнению с началом года сократилась более чем в десять раз. Однако, как замечают профессионалы, окончательные выводы можно будет сделать только в октябре, после проведения осенней инвентаризации. Дело в том, что гусеница, будучи личинкой, может находиться в таком состоянии несколько лет, она не боится ни холода, ни воды и всегда может активизироваться.

— Конечно, мы готовы и к такому повороту событий, — говорит руководитель отдела. — На защиту леса готовы прийти лучшие умы республики: химики, физики, биологи, механизаторы, которые смогут не только правильно оценить ситуацию, но и предотвратить возможную лесную катастрофу. Наша работа — наукоемкая и непростая, однако необходимая, в первую очередь для будущих поколений.

Автор: Елена Мужайлова

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть