Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 64.15

EUR 68.47

5 декабря Понедельник

Уфа   °

Трест "Башмедьстрой" выходит из числа банкротов

На этой неделе в администрацию Сибая поступило коллективное письмо от бывших строителей треста "Башмедьстрой". В нем они благодарят администрацию столицы Башкирского Зауралья и конкурсного управляющего треста Фаима Айдарбакова за решение проблемы выплаты большой задолженности по заработной плате.
В 1948 году в горняцком поселке Сибай для строительс...

На этой неделе в администрацию Сибая поступило коллективное письмо от бывших строителей треста "Башмедьстрой". В нем они благодарят администрацию столицы Башкирского Зауралья и конкурсного управляющего треста Фаима Айдарбакова за решение проблемы выплаты большой задолженности по заработной плате.

В 1948 году в горняцком поселке Сибай для строительства объектов Башкирского медно-серного комбината был создан трест "Башмедьстрой". Долгие годы его подразделения являлись наиболее крупными во всем Башкирском Зауралье. Фактически трест стал вести в Сибае все строительство. На счету сибайских строителей три очереди обогатительной фабрики, комплекс объектов автотранспортного цеха, котельная, ремонтно-механический завод, уникальный в масштабах бывшего СССР скиповый подъемник в карьере по добыче руды, еще объекты соцкультбыта. Стройплощадки треста были в Абзелиловском, Баймакском, Зилаирском, Хайбуллинском и других районах Зауралья. Но в 1990-е годы объемы строительства резко сократились, поскольку заказчики были неплатежеспособны. Серьезные просчеты с развитием собственной строительной индустрии тоже сильно ударили по тресту — привозные стройматериалы были дорогими. Свои же зачастую не выдерживали критики в части качества. Вот в таких условиях, не вписавшись в жесткие требования рынка, трест стал банкротом. Начались сокращения. Сотни квалифицированных строителей остались без работы. Долги по заработной плате исчислялись миллионами, а ведь были еще и другие задолженности. Из тупика удалось выбраться лишь в нынешнем году. Как же это произошло? С этого вопроса началась беседа с конкурсным управляющим трестом Фаимом Айдарбаковым.

— Фаим Фатхуллович, знаю, что наиболее финансово проблемным для треста оказался строившийся в Сибае двухэтажный 16-квартирный дом. Что же там произошло?

— Этот дом — самый последний в истории треста как самостоятельной цельной организации с действовавшими юридическими адресами и счетами. Дом трест доделать не смог — обанкротился. Но сам каркас дома ставил трест. А вот завершали его уже сторонние организации. Естественно, это не могло не сказаться на сроках строительства, стоимости. Смету делал трест и по ней рассчитывал получить около трех с половиной миллионов рублей. Деньги эти повисли. Трест должен был передать данный дом городу, но стал банкротом. И образовался юридический многолетний тупик. Выход нашли недавно. Администрация города выкупает этот дом и потом продает квартиры в нем. Своего рода операция купли-продажи. Нормальный вариант.

— А почему тогда такие страсти закипели, что жалобы пошли не только в Уфу, но и в Москву?

— Ситуация была осложнена тем, что некоторые сибайцы имели договоры на руках на жилье в этом доме, они заплатили вперед определенную сумму. Но в конце строительства стоимость однокомнатной квартиры в этом доме подскочила до 250 тысяч рублей, а имевшие договоры платили 80-90 тысяч. На момент оплаты это, конечно, были немалые деньги. Только дом-то строили при скачках инфляции. Мы пришли к компромиссу — администрация возвращает после продажи квартир людям, имевшим договора, их деньги, а остаток в сумме два с половиной миллиона рублей переходит в трест и этой суммой мы окончательно закрываем долги по заработной плате.

— Понятно. Вы не устали от судебных разбирательств?

— Не скрою, некоторые жалобы были вполне справедливыми. К сожалению, они упирались в финансы. А где взять деньги, если лучшие производственные объекты треста были силовыми решениями выведены из его состава, сам трест разделили на три структуры, а долги "повесили" на, скажем так, наименее ликвидную часть? На начало 2002 года долг по зарплате в тресте был в 13 с лишним миллионов рублей. Сейчас он — 2,7 миллиона. С продажей администрацией города многострадального дома в Сибае и передачей остатка денег тресту долг будет почти погашен.

— Фаим Фатхуллович, давно ли вы стали конкурсным управляющим треста?

— Немногим более года назад.

— На тот момент какие долги были в тресте по заработной плате?

— Около семи с половиной миллионов рублей.

— Получается, с 2002 года по 2004-й была погашена треть долгов в условиях, когда было что продавать, а вы на остатках добрали остальное и в более короткий срок. Вас этому учили?

— Я работал старшим специалистом группы декларантов в одной известной челябинской фирме. Основная задача там была — экспорт продукции в Казахстан. Получил образование, позволяющее работать конкурсным управляющим. Когда предложили трест "Башмедьстрой", сомнения, признаюсь, были серьезные. Такой сложной в части долгов организации в Башкортостане, по всей видимости, больше нигде нет. Шутка ли, трест, бывший монополистом в строительстве всего Башкирского Зауралья, вдруг чуть ли не в одночасье оказался прижатым к полу, что называется, на обе лопатки.

— Кстати, до вас проблемами возврата долгов в тресте занимались не один год. Скандалы с неправомерными действиями некоторых конкурсных управляющих были очень громкие. Иные из них, прежде всего, думали о своем кармане и всячески, в том числе и незаконно, его пополняли. Вам не мешала работать их "слава"?

— На первых порах ко мне относились с недоверием. Это, признаюсь, мешало работать. Но я быстро пришел к выводу, что обижаться не стоит — люди просто устали от обещаний, никому уже не верят. И для меня главным стал именно человеческий фактор.

— Это очень сложный для работы конкурсного управляющего момент. За порядочность, сочувствие к простым людям, измученным несуразными российскими реформами, диким нашим рынком, просто наглой "прихватизацией", премии не дают и памятники при жизни не ставят.

— Понимаю, о чем хотите спросить. А какое мне удовлетворение от нервных стрессов? И зачем мне все это, дескать, надо? Когда приходят в пятый-десятый раз и просят выдать хоть что-то из денег, поскольку дети голодные сидят, лекарства не на что купить — как я должен реагировать? Отмахнуться? Мол, чего вы от меня хотите, не я эти долги накручивал? Ситуация в тресте изначально была поставлена с ног на голову. Производственные выделяемые подразделения новую жизнь начинали не с чистого листа, а с долгами. Полнейший абсурд. Они же заранее были обречены на накручивание убытков.

— Хорошо, с долгами по зарплате проблема практически закрыта. А каково будущее треста?

— Производственной нормальной базы практически не осталось. Но я не думаю, что здесь трагедия. Скорее, относиться к происшедшему нужно с оптимизмом. Именно банкротство треста заставило местное руководство подумать об отдаленной перспективе строительства в городе и Зауралье. В Сибае благодаря опытным кадрам руководителей, специалистов треста образовалось несколько достаточно мощных строительных организаций. Высокий потенциал сибайских строителей не потерян, он сохранен и продолжает работать на город и зону. Например, Башкирская строительная компания ни в каких рекомендациях не нуждается, хорошо известна в республике и за ее пределами. А ведь в БСК работает немало бывших строителей из "Башмедьстроя". По-моему, в тресте все же можно создать на остатках производства небольшую, но рентабельную строительную организацию. Просто надо подыскать под нее не занятую еще рыночную нишу. Время монополистов-гигантов прошло. В экономике требуются подвижность, компактность. При необходимости такое производство легко переориентировать или же полностью создать как бы заново, но уже с более передовой технологией. Уверен, традиции сибайских династий строителей будут сохранены и приумножены.

— Они отражены на стендах городского историко-краеведческого музея. Но в год 50-летия Сибая, наверное, есть резон еще как-то увековечить славу первостроителей.

— Возможно, появится улица первых строителей Сибая. Или символический памятник коллективу треста "Башмедьстрой". Затраты при этом не ахти какие, но это же наша общая память. И мы ею должны дорожить. Вопреки всему.

На снимке: Фаим Айдарбаков.

Фото автора.

Автор: Анатолий Пастухов

Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть