Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.92 ↓

EUR 67.76 ↑

6 декабря Вторник

Уфа   °

Геннадий Мальцев: "В Башкортостане нет разрыва информационного пространства"

В эти дни в Уфе побывал давний друг башкортостанцев, главный редактор журнала "Журналист" Геннадий Петрович Мальцев. В плотном однодневном графике визита мы выкроили время, чтобы взять у нашего коллеги интервью.
- Начну с комплимента нашему профессиональному журналу. Это добрый, всезнающий, толковый путеводитель по всем актуальным...

В эти дни в Уфе побывал давний друг башкортостанцев, главный редактор журнала "Журналист" Геннадий Петрович Мальцев. В плотном однодневном графике визита мы выкроили время, чтобы взять у нашего коллеги интервью.

— Начну с комплимента нашему профессиональному журналу. Это добрый, всезнающий, толковый путеводитель по всем актуальным вопросам для моих коллег — творческой и рекламной деятельности, подписке, обмену опытом, взаимоотношениям с властью, друг с другом, идеям газетного бизнеса и т.д. Журнал не стыдится доходить до провинциальных газет, поднимать проблемы городских и районных газет, щедро предоставляет слово всем желающим.

Геннадий Петрович! Приходилось лично общаться с сотрудниками вашей редакции, и скажу так — они являют собой эталон общения с читателями, подписчиками, коллегами, они умеют слушать, понять, сопереживать. Скажите, пожалуйста, как вы с ними работаете, учите, наставляете, как ведете оперативки, как оцениваете их материалы — в чем секреты такой радостной и успешной работы коллектива журнала?

— Сама принадлежность журнала "Журналист" к профессии журналиста, к пишущей братии — она и предполагает такое отношение понимания друг друга, сопереживание, если хотите, совместной профессии. Тут я бы не сказал, что наш журнал является лучшим, богатым, платит огромные зарплаты журналистам, поэтому проблемы коллег нам знакомы.

Кроме того, мы смотрим итоги подписных кампаний и видим, что нас читают в регионах очень много, и я позиционирую "Журналист" как издание, пишущее для всех категорий журналистов. В журнале работает не так много людей, и мы опираемся на актив, ждем все время предложений, заметок с мест, куда нам сложно направить корреспондента. И это предопределяет то, что сама наша аудитория такова — пишут нам, как правило, подготовленные люди, и заметки, присылаемые к нам, не нуждаются в каком-то особом редактировании, сокращении, еще в чем-то. Стараемся даже гонорары им платить. Сказать, чтобы выбор материалов был случайным, тоже нельзя. Мы смотрим за тем, какие территории появляются у нас на страницах, какая тематика.

Сам костяк журнала, сама структура была задумана как основополагающая, где-то весной 1999 года, когда я стал главным редактором. Такую структуру мы сделали, этакий шампур, на который нанизывали основные направления.

Первое. Это СМИ и общество, так сказать, политика, законодательство, отношение журналистов с обществом, юридические аспекты, освещение различных проблем на страницах газет.

Второе. Это самый индустриальный раздел — печать, радио, телевидение, интернет. Дальше — раздел "Профессия", где говорим о качестве работы журналиста, о профессиональной работе, о деятельности творческих союзов, о правовой защите журналистов. Пишем о ветеранах. Ведем раздел — "Клуб молодого журналиста". Прижился, привлек внимание молодежи. Она со страшной силой стала читать, писать, спорить между собой в нашем "Клубе". Там Виталий Челышев с ними занимается, он за старшего, много в этом клубе элементов игры, развлекательности. Есть специальный раздел о женщинах-журналистах. Как-то пришли они ко мне с пожеланием — хотим, мол, открыть раздел "Женщина в журналистике". Я, конечно, отказать им не мог, я вообще с женщинами не спорю. Хороший он или плохой, я не знаю, но в меру своего понимания они говорят о проблемах. Раз говорят о них — значит, есть они. Я, правда, настраиваю их иногда на большую социальную направленность — писать об отпусках, семейных делах, детях и т.д.

У нас в журналистике, может быть, наиболее незащищенные в социальном смысле работники, у нас нет работодателей, которые могли бы держать ответ за свою деятельность, социально ориентированных, как на Западе, на бизнес. У нас, журналистов, нет даже профсоюзов, практически нет контрактов. А ведь каждый человек должен зарабатывать достойно, куда-то съездить отдохнуть, на старость прикопить. У немецкого журналиста, к примеру, контракт — он знает точно, сколько получит, сколько ему через пять лет будут выплачивать, сколько времени должен отрабатывать, что будет иметь при увольнении и т.д. У нас средняя зарплата — меньшая по стране, и этим мало кто занимается. Сейчас начали эту работу в различных регионах, скажем, в Московской области пытаются сделать оклад главного редактора 30 тысяч рублей, корреспондентов — 10 тысяч.

— Несколько слов о цели вашего нынешнего визита в Башкортостан.

— По несколько необычному вопросу я в Башкортостане. Помимо того, что я генеральный директор Издательского дома "Журналист" и главный редактор одноименного журнала "всех времен и народов", журнала "Чудеса и приключения" и его приложения "Тайны и преступления", я еще генеральный директор Издательского дома "Экономическая газета" и курирую там региональную политику. В данном случае мы ведем переговоры с руководством республики об издании цветной вкладки газеты на 20 с лишним полос об экономике Башкортостана и просим помощи в организации этого дела.

— Вы не в первый раз приезжаете в нашу республику, встречаетесь с журналистами, общаетесь с нами во время выставок "Прессы" в Москве. Ваше мнение о печати Башкортостана?

— Да, я не в первый раз приезжаю в Башкортостан. Мнение о печати республики? Оно положительное. У вас один из высочайших уровней производства печатной продукции на душу населения, самый высокий показатель в стране — не в Москве хваленой, не в Санкт-Петербурге, а именно в Башкирии. Здесь нет разрыва информационного пространства, здесь в любом уголке, в любой деревушке вы найдете какую-то газету — или городскую, или районную, которые читают и которые являются форточкой в мир. Конечно, есть свои недостатки, но так или иначе прессой занимаются и стараются создавать ей условия для развития.

Мы ведем мониторинг свободы слова и знаем, что за Башкирией не числится убийств, избиений журналистов, редакторов, хотя в соседних регионах сплошь и рядом засуживают издания, снимают, назначают. Наверное, есть свои проблемы и у вас — они везде есть, и главных редакторов увольняют и в Америке, и во Франции, в Англии, если они начинают идти в другой струе. Это общая система защиты свободы слова. И здесь важна роль общественных организаций, но они, к сожалению, не имеют такой большой базы, чтобы вести эту работу с работодателями, будь то государство или частный предприниматель. Согласитесь, давление частного владельца в сто раз хуже, сильнее, чем государственное. Могут сказать — плохая власть, плохой тот или иной руководитель, но никогда не услышите, что какой-то там владелец газеты Иванов, Сидоров, Рашитов душит их. А именно этот самый хозяин и душит.

У вас не случилось того, что, к сожалению, произошло в некоторых регионах: берут западный опыт "свободы слова" и примеряют не в том измерении — там это означает прежде всего — источник информации, полиграфию и распространение.

Только что в Дагомысе проводился Всероссийский фестиваль прессы, и там ветеран из газеты "Известия" сказал, что "надо проверять факты". Это известная истина, это в вузе преподается, многие знают, но не применяют. Правда, почти половина наших редакторов никогда не училась, а в имеющихся контрактах нигде не написано, что хотя бы в пять лет раз они должны обучаться где-нибудь за счет учредителя или хозяина. В последние годы была попытка подвинуть журналистику к политтехнологии — что писать, что не писать, как писать, как не писать, то есть журналист стал работать упаковщиком чужих фактов.

"Московский комсомолец" недавно целую разгромную полосу напечатал о детдоме — как там детей избивают, какие ужасы там творятся. Оказалось, что есть только одна правда в публикации — Ивановская область, остальное вранье — и директора так не зовут, и детишек никто там не бьет. Журналист все сочинил в редакции. Я работал в "Московской правде" при коммунистах. Мы приходили на работу, выпивали кофе, и каждый из нас до обеда должен был написать пять откликов на выступление Генерального секретаря Брежнева, а отдел партийной жизни обзванивал заводы — дайте, мол, фамилии рабочих, чтобы подписи под ними поставить. А это что? То же самое!

— Ваш взгляд в целом на современную журналистику — что утрачено и что обретено за последние годы?

— Современные журналисты по-другому работают, они более прагматичные, они больше получают, они без зазрения совести перелопачивают интернет. Конечно, для читателя, потребителя все равно, где они украли это, лишь бы интересно им было. Думаю, что надо больше работать в самой нашей среде и создавать современные журналистские стандарты, заботиться о качестве материалов. У нас свыше 47 тысяч СМИ, и хотелось бы, чтобы они больше интересовались, как люди живут и работают, что их беспокоит в повседневной жизни — нет же, давай вести войну на надуманном политическом фронте!

— О чем еще болит душа у главного редактора нашего главного профессионального журнала?

— О том, что денег на выпуск журнала не хватает порядка 8-10 миллионов рублей в год. Журналу — 90 лет, не я его открывал, не мне его закрывать — приходится крутиться, вертеться. Знаю, многие ветераны читают наш журнал, для них, да и большинства наших журналистов важно, чтобы журнал жил.

— Ваши пожелания людям пера.

— Хорошей жизни, интересной работы, понимающего руководства, хорошей зарплаты и хороших отношений в семье, долгих лет жизни. Добавлю — любите и читайте журнал "Журналист"!

Фото Людмилы Савенко.

Автор: Мавлида Якупова

Теги: сми
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть