Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.91 ↑

EUR 68.50 ↑

8 декабря Четверг

Уфа   °

Заповедная земля, или яблоко раздора по-бурзянски

Что такое заповедник? Очень многие знают это слово, но толкуют его подчас несколько превратно. Могут назвать заповедником, например, любую парковую зону. На самом же деле это особо охраняемая природная территория федерального значения, навечно (!) изъятая из хозяйственного пользования. Это кусок абсолютно дикой природы...

Что такое заповедник? Очень многие знают это слово, но толкуют его подчас несколько превратно. Могут назвать заповедником, например, любую парковую зону. На самом же деле это особо охраняемая природная территория федерального значения, навечно (!) изъятая из хозяйственного пользования. Это кусок абсолютно дикой природы, куда цивилизации и ее представителям вход запрещен. Это своего рода священное, неприкосновенное место. Человеку непозволительно там ни охотиться, ни собирать травы и ягоды, ни даже находиться. Исключение делается лишь для тех, кто охраняет эту землю от вторжения непрошенных гостей, или для ученых, которые, впрочем, тоже могут здесь работать лишь по специальным пропускам.

В России первый заповедник появился еще до Октябрьской революции  — в 1916 году — это широко известный ныне Баргузинский заповедник, на территории которого находится озеро Байкал. Уже тогда некоторые люди поняли, что пора начать охранять природу от человека и для человечества, для нас и наших потомков. Сейчас в России уже более ста заповедников, три из них — Башкирский, "Шульган-Таш" и Южно-Уральский расположились на территории Башкортостана.

Конечно же, самый богатый на особо охраняемые природные территории, самый зеленый в нашей республике — Бурзянский район. Густые таежные леса занимают там примерно 98 процентов территории. На его землях располагаются сразу три особо охраняемые природные территории федерального значения — два заповедника Башкирский (ему, кстати, в этом году исполняется аж 75 лет!) и "Шульган-Таш" и Национальный парк "Башкирия", в котором в отличие от заповедников все же разрешена определенная хозяйственная деятельность. Вдобавок к этому в Бурзяне находятся два природных заказника "Асибар" и "Алтын-Солок". В совокупности природоохранные зоны занимают чуть ли не половину всей площади района!

И вот в начале XXI века заповедная территория района стала настоящим яблоком раздора между администрациями Бурзянского района и двух заповедников. И эмоциональное выступление главы района Ирека Зарипова — человека авторитетного, уважаемого в Бурзяне — на прошедшем семинаре журналистов-экологов Зауралья "Экология и региональная пресса", который состоялся по инициативе Уральского проектного офиса Всемирного фонда дикой природы, можно было трактовать в военной терминологии, как "атака на врага". Во всяком случае, это выступление, прослушанное в гробовом молчании, воспринималось именно так. Создалось впечатление, что конфликт достиг апогея. В чем же его суть?

По словам Ирека Фасхетдиновича, в 1930-м и 1987-м годах, когда создавались заповедники, население Бурзянского района не превышало 10 тысяч человек, сейчас здесь проживает чуть более 18 тысяч бурзянцев  — это значит, что есть необходимость в расширении подсобных хозяйств, пастбищ и сенокосов. Этому процессу, по мнению главы бурзянской администрации, мешают заповедники. В частности, особо остро эта проблема касается жителей деревень Саргая и Максют.

Деревня Саргая находится непосредственно на территории Башкирского государственного природного заповедника. Как рассказали его специалисты, она возникла на месте научно-экспедиционной базы ученых Москвы и Ленинграда, работавших в заповеднике в весенне-летние периоды в начале его образования. Потом постепенно здесь стали селиться работники этой особо охраняемой природной территории, их родственники, обосновался административный центр заповедника. Сейчас там находится порядка 40 дворов (которые, как и заповедник, являются не частной, а федеральной собственностью), в деревне проживает около 150 человек. Сенокосы работников и пенсионеров заповедника находятся на его территории. В настоящий момент центральная усадьба Башкирского государственного природного заповедника перенесена в райцентр  — село Старосубхангулово. Запрещено расширение деревни Саргая. Безусловно, это создает существенные неудобства жителям деревни, но заповедник не может финансировать переселение его жителей в другие деревни, ведь сегодня наши особо охраняемые природные территории финансируются лишь на 30 процентов необходимой им суммы. Так, Башкирский государственный природный заповедник получает из федеральной казны лишь около четырех миллионов рублей в год. Этого едва хватает на то, чтобы кое-как сводить концы с концами.

Как сообщил участникам семинара журналистов-экологов Зауралья Ирек Зарипов, администрация Бурзянского района обратилась к Госдуме РФ и федеральному правительству с предложением вынести деревню Саргая за пределы заповедника "путем изъятия четырех кварталов общей площадью 1632 гектара и присоединить эти земли к лесному фонду РФ". В результате жителям будет разрешено вести строительство индивидуальных жилых хозяйственных объектов, расширять пастбища и сенокосы. Взамен администрация предлагает "предоставить заповеднику три тысячи гектаров равноценных земель лесного фонда, представляющего научный интерес для заповедника".

В свою очередь, руководство заповедника считает, что изъятие земли может негативно сказаться на научной, мониторинговой работе заповедника, которая ведется систематически уже более 70 лет, ведь там находятся важные научно-исследовательские стационары. К тому же вокруг заповедника практически не осталось ценных в научном плане природных территорий. Это доказывает, во-первых, фотоснимок из космоса, на котором видно, что территории вокруг заповедника нещадно вырублены, а во-вторых, к такому выводу в свое время пришла после изучения этого вопроса комиссия Министерства природных ресурсов РФ, возглавляемая известным российским экологом Всеволодом Степаницким. Более того, в его книге "Государственные природные заповедники и национальные парки России: угрозы, неудачи, упущенные возможности", раскрываются и основные цели "изъятия" заповедной территории. Дело в том, что как раз в этой части заповедника и на близлежащей территории находятся месторождения хромитов. Еще в марте прошлого года ООО "Хром" обращалось в местный территориальный орган Минприроды России с просьбой разрешить добычу хромитовых руд на территории Башкирского заповедника. Так что получается, что проблемы, связанные с ущемлением прав местных жителей в данном случае не первостепенные.

В том же письме в Госдуму и в Правительство России, по словам Ирека Зарипова, указана и проблема жителей деревни Максют. Дело в том, что после ввода в эксплуатацию Юмагузинского водохранилища в зоне затопления остались их пастбища и сенокосные угодья, находившиеся в пойме реки Белой. Проблему можно решить лишь при помощи изъятия из заповедника "Шульган-Таш" порядка пяти тысяч гектаров земли и передачи их близлежащим деревням Максют, Кутан и Иргизлы под пастбища и сенокосы. Компенсировать эту потерю и возросшие в последние годы антропогенные нагрузки на экосистемы заповедника можно путем его расширения в северо-западном направлении на 365 квадратных километров, где сохранилась неосвоенная и практически безлюдная территория в междуречье Нугуша и Урюка. Это расширение, по словам директора заповедника Михаила Косарева, позволит лучше выполнять главное предназначение заповедника, который был создан в свое время для сохранения народного промысла бортничества и генофонда бурзянской бортевой пчелы. К тому же учеными доказано, что сохранить естественные процессы саморегуляции среды и биологическое разнообразие в полной мере способны только ООПТ с площадью не менее 400-900 квадратных километров. Пока что "Шульган-Таш" занимает территорию в 225 квадратных километров.

По большому счету, серьезных возражений на решение проблем жителей деревни Максют и заповедника "Шульган-Таш" вышеназванным образом ни у кого нет — прежде всего ее должны компетентно проанализировать и согласовать руководители трех районов, которых может коснуться расширение заповедника — Бурзянского, Мелеузовского и Ишимбайского. Впрочем, этот вопрос обсуждается уже более года, и решение пока не принято. В любом случае, эта, без сомнения, болезненная проблема должна решаться мирными конструктивными способами, в рамках действующего российского законодательства. Именно к такому выводу пришли многие участники прошедшего в Бурзяне семинара, в числе которых были депутаты Госсобрания РБ, представители Министерства природных ресурсов РБ, Союза журналистов РБ и общественных экологических организаций.

Фото Олега Яровикова и Андрея Старостина.

Автор: Лиана Гайнутдинова

Теги: экология
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть