Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 66.24 ↓

EUR 75.70 ↑

11 декабря Вторник

Уфа   °

Егор Дубровский: Приходится заново доказывать,что ты достоин оказаться в основном составе

УФА, 23 ноя 2018. /ИА «Башинформ», Наталья Овчарук/.

29-летнего нападающего «Салавата Юлаева», воспитанника уфимского хоккея Егора Дубровского можно назвать «возвращенцем». Форварда экстренно вызвали на игру с «Торпедо». В эксклюзивном интервью агентству «Башинформ», «юлаевец» рассказал, с кем в сочетании ему по нраву играть сегодня, что для него значит фраза «Тукта, Маруся! Мин Дубровский», наказали ли его за то, что показал лого «СЮ» после гола и почему он следит за питанием.

НАВЕРНОЕ, Я ПОСТАРЕЛ

- С возвращением! Как тебя встретили в команде?

— Хорошо. Есть ребята, с которыми знаком. С Максом Майоровым мы играли по году, парни, которые в «Торосе» были, с кем-то еще тогда в Уфе играли – Захар Арзамасцев. Коллектив отличный подобрался, проблем с адаптацией не было. Да и возраст не тот [смеется].

- Тебя лично Николай Леонидович позвал или как?

— Произошло все спонтанно. Я должен был играть с питерским «Динамо» в составе «Тороса». Уже лежал на базе, почти уснул. Раздается звонок от Рома Беляева [спортивный директор ХК «Салават Юлаев»] и говорит, что хочет мне предложить двусторонний контракт. Мне в Нефтекамск по электронной почте выслали контракт, я его подписал, собрал вещи и вылетел в Нижний Новгород на игру с «Торпедо». Когда приехал, меня встретил главный тренер, с порога объяснил, как играть и взаимодействовать. Конечно, спасибо руководству и тренерскому штабу за доверие.

- Какие задачи перед тобой поставили?

— Для меня сейчас важно зарекомендовать себя и получить место в составе.

- Изменился ли «Салават» за время твоего отсутствия?

— Единственное, что я сегодня почувствовал, это омоложение команды. Когда я в первый раз пришел в «Салават», мне было 25. Тогда в составе были Алексей Кайгородов, Кирилл Кольцов, то есть возрастные ребята. А сейчас старше меня только три-четыре человека. Все, наверное, понимают, какая атмосфера, когда полкоманды, грубо говоря, «дядьки», или когда большинство хоккеистов молодые, задорные.

- А в стиле игры?

— Конечно. Скорости уже другие. Хотя и тогда было так же. Может я просто постарел [смеется].

- Ты практически не изменяешь Уфе. Тебя можно назвать патриотом башкирского хоккея.

— Да. Тогда я сделал ошибку, что уехал в Екатеринбург. По молодости думалось, что пойду дальше, поднимусь. И получил травму, выбыл почти на год. Как говорится, сам виноват.

- Все помнят твой 2014 год, когда ты в плей-офф забил шесть голов. Как лично считаешь, будет ли у тебя, так называемое, «второе пришествие»?

— Я повторюсь, что пока основная задача пробиться в состав, а там «будем посмотреть».

- Молодежь в лице Шэна наступает на пятки?

— Не скажу. Я еще не такой уж старый. Все-таки 29 лет.

- После возвращения Солодухина тренерский штаб явно будет перешивать состав.

— Да. Но я все игры играл в разных сочетаниях. Мне пришлось по нраву с Кадейкиным и Жарковым. Я все равно более силовой игрок и парни рабочие. С ними комфортно и больше мне именно это сочетание по стилю подходит.

  

КАЖЕТСЯ, БОЛЕЛЬЩИКИ ПОМЕНЯЛИСЬ

- Ты слышал выражение «Тукта, Маруся! Мин Дубровский». Он имеет для тебя какое-то значение?

— Честно – нет. Азамат [Муратов – спортивный комментатор] пошутил, наверное, так. В порыве страсти именно так прокомментировал мой гол в ворота «Торпедо». Мне приятно, конечно, что помнят это. Но прям чего-то знакового нет.

- Номера 16 и 51. Какие-то особенные на твоем свитере?

— 16 – нет. Это я, когда в «вышку» [ВХЛ] приехал, там три номера на выбор оставались. Решил этот взять. А под 51-м я всю жизнь играю. А как его выбрал, даже не помню.

- Ты уже не первый раз из «Салавата» переходишь в «Торос» и обратно. Из колеи такие качели не выбивают?

— Мне хотелось бы играть дома. Я неоднократно говорил, что всю жизнь отдал «Салавату». Для меня здесь все родное: клуб, дворец, лед. Никуда не хочется уезжать.

- Ты говорил, что в 2014 году, когда диктор объявлял твою фамилию, болельщики встречали тебя бурными овациями. Сейчас так же?

— Да, я помню. Я сказал это, когда вернулся после травмы. В стартовом звене мы выходили с Хлыстовым и Зиновьевым. Когда произнесли мою фамилию, я не ожидал. До мурашек. Сейчас? Даже не знаю. Может быть, болельщики поменялись [улыбается]. Когда я забил гол, это почувствовалось. Значит надо доказывать заново.

- Кстати, ты говорил, что мог схлопотать штраф за то, что показывал логотип клуба, после забитой шайбы. Чем дело закончилось?

— Мне сказали, что могут  дать 10-минутный дисциплинарный штраф за то, что я тряс майкой, указывая на логотип. После объяснили, что наказание следует, если бы я так же сделал в сторону соперника. А я показывал на трибуны, поэтому все хорошо.

ВХОЛОСТУЮ НЕ МАТЕРИМСЯ, МЫ ЖЕ КУЛЬТУРНЫЕ ЛЮДИ

- 4 года назад ты признавался, что тебя сложно заставить дать интервью. Скромность прошла?

— Наверное, прошла. Хотя я просто не люблю публичность. А когда попросили и «надо», то тогда иду. А так, чтобы специально что-то публичное делать – нет.

- Ты по-прежнему общается с Толпеко, Хлыстовым, Панковым. Или окружение поменялось?

— Конечно. Денис [Хлыстов] он сегодня тренер хоккейного клуба «Толпар». Для меня он настоящий друг. Я ему благодарен за помощь. По сути за два сезона совместной игры я набирал очки. С Толпеко тоже общаемся, но он пока вне хоккея. Но и не закончил он карьеру, насколько я понял. Знаю, что не хочет ехать в высшую лигу.

- С иностранцами хорошо в команде общаешься?

— Ой, нет. Мой английский плох, точнее вообще никакой. Не даются мне языки. С Хартикайненом парой фраз перекидываемся, он ведь старенький уже. Но русские слова он говорит.

- А в команде матерятся?

— Конечно. Но когда эмоции, все-таки хоккей такая игра. А так мы все культурные и воспитанные люди и вхолостую, что называется, не матюкаемся.

- Супруга тебе подарила второго сына в этом году. Как назвали?

— Фёдор.

- Девочку-то хочется?

— [смеется]. Пока нет. И первую девочку ждали, и вторую. Но тут уж как Бог даст. Ну и потом, мальчики – это продолжение рода. Девочку хочется, но пока остановимся.

- Твоя семья живет в Уфе. Чем занимаетесь в свободное от хоккея время?

— Только совместными прогулками и детьми. Больше ничем не успеваем. Мы даже с супругой в кино не можем сходить. Старшему пять лет и он пока не любит такие вещи, а оставить мы сыновей пока не можем.

- Ты по-прежнему следишь за тем, что ешь и соблюдаешь диету?

— Конечно. Я склонен к полноте, поэтому приходится следить за питанием. Но и не худею я сильно, потому что силы пропадают. Было время, когда мой вес за 100 кг переваливал. Сейчас стабильно 94. Вечером стараюсь не есть, а если хочется, что не тяжелый гарнир какой-нибудь, а овощи, мясо, рыбу. Кумыс люблю. Особенно когда в Уфу вернулся, прям через день пью.

- Ну и напоследок. Когда ждать следующую шайбу Дубровского за «Салават»?

— В следующем матче, когда появлюсь в составе.

  

СПРАВКА

Егор Дубровский. 29 лет. Родился в Уфе. Воспитанник хоккейной школы «Салават Юлаев». Свою профессиональную карьеру начал в 18 лет. В дебютном сезоне провел пять матчей, не набрав ни одного очка. С 2009 по 2011 года уфимский игрок сыграл за свою молодежную команду «Толпар» 95 матчей и забросил 33 шайбы. C 2010 по 2013 играл за фарм-клуб из ВХЛ нефтекамский «Торос». С 2013 года играл за «Салават Юлаев». 21 сентября 2015 обменен в екатеринбургский «Автомобилист» на Александра Логинова. 4 октября 2016 года вернулся в нефтекамский «Торос». С ноября 2018 года выступает за «Салават Юлаев».

Читайте также
Лонгриды
Новости партнеров
закрыть