Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 65.82 ↓

EUR 77.38 ↑

26 сентября Среда

Уфа   °

Режиссер Булат Юсупов: Драмы «Первой республики» очень важны для всех нас

УФА, 15 авг 2018. /ИА «Башинформ», Лейла Аралбаева/.

В Уфе завершились съемки полнометражного художественного исторического фильма «Первая республика». Выход картины на экраны планируется в 2019 году – в год 100-летнего юбилея Республики Башкортостан. С режиссером побеседовала обозреватель агентства «Башинформ» Лейла Аралбаева.

- Булат Тимерович, поздравляем с завершением съемок фильма «Первая республика». Ранее вы говорили, что это будет часть большого исторического кинопроекта, который начался с ленты «Бабич».

— «Первая республика» — это самостоятельное, отдельное произведение. По тематике оно очень близко к «Бабичу», но по стилистике и творческому решению уже другое. Мы отошли от первоначального проекта из семи серий. Первая серия стала фильмом «Бабич», другие шесть серий мы сложили в эту историю. Многое пришлось сократить, так как зритель, необязательно смотревший «Бабича», может посмотреть «Первую республику».

- Почему вы обратились именно к этому периоду истории? Это связано с празднованием 100-летия республики?

— На создание фильма повлияло то, что я увлечен основателями. Изучая историю республики, я нашел реальных людей, которые повлияли на нашу жизнь. Хотелось отдать дань памяти тем, кто действительно является первопричиной многих процессов в политике, культуре.  Один из героев фильма – Газиз Альмухаметов, для меня уникальная личность. Человек, который был в национальном движении Валидова, дружил с Бабичем, играл в Бакинском театре, потом поехал в Казань и создал там профессиональную оперу. Сам писал музыку, пел, изучал фольклор, работал в театре, ездил по Башкортостану, Татарстану, собирал молодежь. Человек, который имел такой статус в театре, уезжал из Казани на пароходе с женой и дочкой с одним чемоданом – он отказался от всего, от поста директора. Хотя ему сказали: вы можете вернуться, за ним сохранили жалованье, квартиру. Но он поехал в Уфу, где не имел никаких чиновничьих постов.

В Уфе он создал филармонию, первые национальные концертные опыты. Почему-то он не занимался саморазвитием, своей песенной карьерой, а старался ради других. Поехал в башкирские деревни, собрал молодежь, в Московской консерватории им. Чайковского убедил педагогов создать башкирскую группу. Потом были созданы уже другие национальные группы.  Газиз Альмухаметов открыл дорогу Бану Валеевой, Хусаину Ахметову, Загиру Исмагилову. Это выдающийся человек, который пророс не сам, а пророс через учеников.

- На сайте фильма «Первая республика» вы обозначили жанр как фильм-памятник. Насколько сейчас это востребовано?

  - С одной стороны, это маркетинговый ход. Если посмотреть с другой стороны, кто знает Зайтуну Бикбулатову? Очень узкий круг людей, театральная общественность. Интересны не только их творческие достижения, а прежде всего сами люди, их судьба. Я стараюсь рассказывать о них не сложным, а популярным языком, понятным для современного зрителя.

Я надеюсь, что эти имена станут такими же брендовыми, как Рудольф Нуреев, Мустай Карим, Юрий Шевчук. Я хочу, чтобы и Газиз Альмухаметов, и Валиулла Муртазин-Иманский, и Габдулла Амантай стали брендами нашей истории.

- Уже можно понять, что фильм будет представлять собой большое историческое полотно с множеством персонажей. Как вместе со сценаристами Тансулпан Бабичевой и Гульсясяк Саламатовой вам удалось выстроить драматургию?

— Задача была в том, чтобы шесть разных героев соединить через форму. Она должна соответствовать содержанию. Поэтому убиралось то, что отвлекает от понимания того времени. Любая информация, которую зритель получает, должна быть для чего-то.  События предстают через фигуру главного редактора газеты «Башкортостан» Касима Азнабаева. В 1956 году он приезжает из Красноярска с поселения. Второй ход репрессий, его забрали прямо из института в Стерлитамаке, где он преподавал. Он приезжает, получает справку, идет по улицам и вспоминает, как это было в 1935-36 годах, когда он только начинал карьеру.

Мы, кстати, нашли газеты «Башкортостан» того периода. Толстая газета, в ней тогда было очень много листов, часть на латинице, часть на кириллице. В то время как раз шли споры, связанные с языком.

- Где проходили съемки – в историческом центре Уфы?

— Мы снимали в реальных объектах. 30-40-е годы в основном снимали на Советской площади. И то, конечно, она была другая. Это была улица с деревянными домами. Здание Башнефти было построено в 1956 году.

Оперный театр тогда назывался «Театр труда и искусства». В то время в нем размещались и балет, и танцевальные народные коллективы, и Башдрамтеатр. Он был центром культуры. Там все сохранено, все очень красиво. Снимали также в здании филармонии. Для многих интерьеров строили декорации. В павильоне построили интерьер парохода.

У нас в картине 124 сцены. И я делал так, чтобы сцены не повторялись. Бывает, что в кино 15-20 эпизодов на одном месте. Я старался делать кино изобразительно интересным. Даже если герои остаются, сцены не повторяются. Это мой принцип.

- Какие удачные детали создаваемой в кадре эпохи были найдены?

— К сожалению, много чего не сохранилось. Мне ужасно больно, что материальную культуру мы не сберегли. Столько костюмов выкинули из театра в прежние годы! Выкидывали, сжигали технику.  Мои творческие задачи были непростыми – воссоздать ту фактуру. У нас не только герои, но и предметы становились главными. В музее радио мы брали старые микрофоны для Альмухаметова. Кино – это обман, другая реальность, невозможно понять, что это ненастоящее. У нас, например, печатная машинка была неработающая, но этого в фильме не будет видно.

Бюджет не позволял нам делать какие-то очень большие автомобильные сцены, но мы выкрутились. У нас было два-три исторических автомобиля, нашли в Уфе. Но их тяжело содержать. У Мосфильма есть свой парк старых автомобилей, есть декорации старой Москвы. Если бы я имел возможность, я бы построил старый город Уфу, чтобы на нем снимать разные сцены.

  - В современном кинематографе успех картины зависит и от компьютерной графики.

— Все зависит от задач. Одно дело поехать в Казахстане снять, а другое дело – просто сделать картинку Казахстана. Это все проще, выгоднее. Простому зрителю многие нюансы не видны. Да, эксперт поймет, что все это сделано на хромаке. Я вот столько смотрю американских фильмов – так много именно технических косяков, как это вообще пропустили? Но когда хорошая режиссура, хорошие артисты, на это уже не обращаешь внимания.

У нас тоже самый сложный и дорогой период съемок прошел, но большой постпродакшн – впереди. Очень много еще работы, связанной с обработкой пленки, 3D моделированием. Например, мы старинный пароход будем создавать, потому что реальный уже не на ходу.

- Знаю, что музыку к фильму пишет композитор Ришат Сагитов. А Газиз Альмухаметов петь будет?

— Да, будет. Но пока точно не знаю, что и как. Я хочу, чтобы был оркестр, симфоническая музыка мне нужна.

— Как вам работалось с артистами? В основном это были представители театров. Им удалось преодолеть театральные шаблоны?

— У нас не так много артистов-героев, больше социальных типажей. А здесь нужны герои, должна быть харизма. Например, Расуль Карабулатов: ему не надо специально ничего делать. В фильме «Седьмое лето Сюмбель» он просто сидит, курит – и заполняет весь кадр, хотя сам в это время, возможно, думает, о какой-то ерунде.

Но у нас в фильме подобрался очень хороший актерский состав. Тансулпан Дагиевна (Бабичева, автор сценария, профессор УГИИ – ред.) же знает всех. Мы собрали «11 друзей Оушена», лучших взяли. Из Казани очень хотели играть, вели переговоры с казанскими артистами. В итоге решили, что это башкирское кино и мы должны его снять своими силами в республике.  Руслан Хайсаров – величина, талантище. Роберт Елкибаев – потрясающий артист. Очень хорошие артисты Ильгиз Тагиров, Рамзиль Сальманов. Хорошо открылся Артур Кабиров, он отрицательную роль играл. Женские образы сильные у нас получились. Рушанна Бабич хорошо отработала, молодец. Гульназ Хайсарова из Башдрамы, Гульназ Мухамадиева из театра «Нур», Зиляра Юлтаева из Стерлитамака – с ними было очень комфортно. А ведь мы иногда заканчивали снимать в пять утра! В тюремной сцене очень хорошо Юля Ныркова сыграла. Лилия Искужина – молодчина, она все время была в образе, ходила с книжкой «Хадия». Фаниль Тулунгужин из Стерлитамака, Ильгиз Мухаметдинов из Нефтекамской филармонии хорошо сыграли.

- Кто были вашими научными консультантами по истории?

— Кандидат исторических наук Газиз Кутушев, кандидат филологических наук Гульсясяк Саламатова, кандидат искусствоведения Миляуша Идрисова. В любом случае, у нас не все достоверно, есть творческий вымысел. Где-то мы добавляли акценты, которые не точно соответствуют действительности. Но основные события есть все, мы в них работали.

- Будет ли продолжение  - планируете ли вы еще снимать фильмы об этом историческом периоде?

— Пока сложно сказать. В любом случае я буду продолжать эту тематику для себя лично как художник. Мне интересно все, что связано с крупными историческими фигурами, поэтому, если сложится следующая картина, возможно, выйдет трилогия.

Мне кажется, эти драмы очень важны для всех нас. Не дай Бог, чтобы это все повторилось, нужно хранить истории этих людей. Только зная основателей, зная, почему они это делали, можно сохранить назначение и функционал. Зная, для чего создавался Башдрамтеатр, можно сохранить его суть и не сломать игрушку. То же и с киностудией «Башкортостан». Например, если запутаться с назначением стула, можно на нем зимой с ледяной горки кататься и сломать его. Находясь сегодня во многих культурных форматах, мы должны знать, что у этих форматов есть причины и есть люди-основатели, которые их создали.  

Читайте также
Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть