Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 63.39 ↓

EUR 68.24 ↑

9 декабря Пятница

Уфа   °

В Башкортостане разрабатывают предложения к готовящейся федеральной программе по проблемам стойких органических соединений

В настоящий момент специалисты Башкортостана разрабатывают свои предложения для готовящейся федеральной целевой
программы, посвященной проблемам вредного воздействия на живые организмы стойких органических соединений.
Начало этой работы было положено еще в 2002 году, когда 148 стран, в числе которых была и Россия, подписали по эгидой ...

В настоящий момент специалисты Башкортостана разрабатывают свои предложения для готовящейся федеральной целевой

программы, посвященной проблемам вредного воздействия на живые организмы стойких органических соединений.

Начало этой работы было положено еще в 2002 году, когда 148 стран, в числе которых была и Россия, подписали по эгидой ООН Стокгольмскую конвенцию о стойких органических загрязнителях (СОЗ). Она гласит, что диоксиноподобные соединения несут в себе реальную угрозу здоровью населения Земли. Поэтому их производство должно быть запрещено, а остатки — уничтожены или захоронены. Кроме того, все страны, подписавшие эту конвенцию, обязались вести непрерывный мониторинг и контролировать содержание СОЗ на территории своих стран, согласились вести научно-исследовательские работы по изучению влияния этих соединений на человека и пропагандировать результаты исследований.

Вопрос о реализации пунктов Стокгольмской конвенции уже был рассмотрен в комиссии по экологической безопасности Совета безопасности РФ, и заинтересованные ведомства всех субъектов РФ получили соответствующие указания. Так что работа по созданию новой федеральной программы по стойким органическим соединениям, можно сказать, началась.

В нашей республике, начиная с 1992 года, диоксиновой проблемой целенаправленно

занимается

Башкирский

республиканский научно-исследовательский экологический центр (БРЭЦ). Собственно, именно с этой целью он и был в свое время создан. О том, как сегодня в республике обстоит дело с диоксиноподобными загрязнителями, в интервью корреспонденту агентства "Башинформ" рассказал его директор Эдуард Круглов.

— Может быть, с окончанием в 2002 году широкомасштабной целевой программы "Диоксин" упомянутая проблема в Башкортостане уже решена? И жителям республики больше нечего опасаться?

— Конечно, эту проблему решить за десять лет нельзя — слишком небольшой срок, — сразу заметил Эдуард Круглов. — Но благодаря мероприятиям программы за прошедшее время все же произошли определенные улучшения. Очень важно, например, что в республике начали вестись целенаправленные мониторинговые исследования по уровню загрязнения диоксином окружающей среды. За прошедшие годы БРЭЦ выполнил несколько тысяч анализов в самых различных средах — в воздухе, в поверхностных водах, в питьевой воде, в продуктах питания, в почве, в крови человека, животных, в молоке кормящих женщин - причем эти анализы делались по всей территории Башкортостана.

По результатам проведенных исследований в республике закрыли ряд опасных производств хлорорганической химии в ОАО "Химпром" в Уфе и в ОАО "Каустик" в Стерлитамаке, где отходами были опасные химические соединения — диоксины. Эти производства и были основными очагами диоксинового загрязнения в республике. Впрочем, таковыми они все же невольно являются и по сей день, поскольку диоксин еще остался в почве, в зданиях, на бывших свалках этих производств, в остатках захороненного активного ила из биологических очистных сооружений, находившихся прежде рядом с территорией "Химпрома". Ведь исследования показали, что уровень диоксинового загрязнения здесь в тысячи, десятки тысяч раз превысил предельно допустимые концентрации. Поэтому сейчас одна из главных наших задач — уничтожить, захоронить эти объекты. Иначе они по-прежнему будут негативно влиять на здоровье людей. Так что эти мероприятия тоже должны войти в федеральную программу.

— Эдуард Александрович, сколько примерно анализов на уровень диоксинового загрязнения ежегодно проводится в центре?

— Примерно от 300 до 500 "правильных", удавшихся анализов. А вообще, сложность диоксиновой проблемы заключается в том, что определение содержания диоксинов — очень сложная задача, потому что нормативы (предельно допустимые концентрации, смертельные дозы) очень низки и составляют от 10 в минус 12 степени до 10 в минус 15 степени на грамм или килограмм вещества. Ни одни, даже боевые отравляющие вещества не нормируются на таком низком уровне. И то, что их нужно определять в еде, воде, воздухе, в тканях животных, человека, еще больше усложняет задачу. Для этого нужно очень сложное дорогое оборудование, высококвалифицированный персонал, специальные реактивы  — достаточно сказать, что оборудование, которым располагает теперь центр, обошлось республике в свое время примерно в два миллиона долларов. Стоимость одного анализа до сих пор составляет от одной до двух тысяч долларов.

На сегодняшний день в России существует всего четыре лаборатории, которые аттестованы в Госстандарте и прошли необходимые международные аттестации. Причем три из них находятся в Москве и одна  — в Уфе.

— Вы уже несколько лет исследуете физическое состояние людей, в частности, работников "Химпрома", получивших в свое время большую дозу отравления диоксином. Что показывают эти исследования?

— Да, в результате наших исследований мы выявили несколько сот человек из числа рабочих "Химпрома", в крови которых содержание диоксинов было очень высоким и превышало среднее значение по Уфе (примерно 20 пикограмм на грамм липидов в крови) в десятки и даже сотни раз. Мы изучили их медико-биологические показатели и обнаружили, что у этих людей серьезно нарушен иммунный и гормональный статус, они в 10-20 раз чаще страдают различными онкологическими заболеваниями, чем в среднем по Уфе.

Дело в том, что время полувыведения диоксинов из человеческого организма составляет 10-15 лет. Значит, если человек один раз получил серьезную дозу отравления, то практически всю жизнь будет подвержен влиянию диоксинов. И не только он. Изучая потомство зараженных диоксином людей, мы выявили, что у них происходит так называемая "инверсия полов" новорожденных. Биологически так сложилось, что обычно в человеческой популяции преимущественно рождаются младенцы мужского пола, но под воздействием негативных факторов срабатывает генетически заложенный "защитный" механизм — то есть начинают рождаться в основном девочки, организм которых более жизнестойкий. Это как раз и произошло с обследуемыми людьми. Значит диоксины влияют уже на генетику человека. Сейчас мы продолжаем следить за потомством этих людей, за их детьми, внуками.

Также мы выявили, что диоксин влияет на репродуктивные функции мужчин — в два-три раза снижается активность сперматозоидов, Растет смертность среди новорожденных, количество уродств — все это, конечно, негативно сказывается на демографической ситуации. Опять-таки нужны именно системные меры для того, чтобы помочь людям, пострадавшим от диоксина.

— Эдуард Александрович, БРЭЦ проводит свои исследования исключительно на территории Башкортостана или в других регионах тоже?

— Преимущественно, конечно, изучаем ситуацию в нашей республике. Но в поисках источника загрязнения выезжаем и в соседние регионы. Кроме того, в рамках международных программ мы изучали фоновые загрязнения на Арктическом побережье. Делали анализы на содержание диоксина в животных и рыбе северных территорий полярных областей. Там нет опасных производств, поэтому можно понять, как распространяется диоксиновое заражение в глобальном масштабе.

— Раз научно-исследовательское оборудование настолько дорого, возникает закономерный вопрос: была ли возможность обновить его с 1992 года?

— Увы, это наше "больное" место. Можно сказать, что оборудование, которым оснащен сегодня центр, работает буквально "на износ". Достаточно сказать, что амортизационный срок оборудования такого уровня — примерно пять-семь лет, мы же эксплуатируем его уже более десяти лет.

— Что еще в ближайшие годы нужно сделать для улучшения "диоксиновой ситуации" в республике?

— Вообще, по сравнению с 1991-м годом, ситуация в Башкортостане изменилась к лучшему. Но впереди еще много работы по ликвидации источников распространения диоксинов. Ведь существуют не только промышленные источники. Например, старый изношенный транспорт, преобладающий в республике, — второй по величине источник диоксинов. Любые термические процессы, связанные с производством металлов, сжиганием отходов, тоже приводят к образованию диоксинов, которые могут переноситься с ветром, пылью, грязью.

Еще раз повторю: нужны именно целенаправленные, системные меры по реализации положений Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях, и список этих мероприятий, конечно, будет немаленький.

Автор: Лиана Гайнутдинова

Теги: экология
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb" -->
закрыть