Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.46 ↑

EUR 69.81 ↓

22 ноября Среда

Уфа   °

Селфи на поле боя: как будут изучать историю наши дети?

УФА, 8 июн 2017. /ИА «Башинформ», Светлана Баскова/.

По данным ФОМ, 82% взрослых признают, что современные дети сильно отличаются от своих родителей и их сверстников в том же возрасте. Так называемое поколение Z — дети, рождённые после 2000 года,— выросли перед экраном компьютера, с планшетами и телефонами в руках. Есть ли в эпохе двоичного кода место исторической памяти и осознанию себя как части культуры своей страны?

Поколение большого пальца

Поиск информации для сегодняшних детей и подростков не связан с библиотеками и бумажными  книгами — это не более чем движение большим пальцем по экрану смартфона. Постоянный доступ к Google и Wikipedia снижает их способность запоминать и концентрироваться.

При этом проблема не только в новых привычках и способах потребления информации, но и в отсутствии понятных и доступных молодой аудитории источников знаний по целому ряду тематик. Особую тревогу старшего поколения вызывают гуманитарные области — их прикладная ценность, в отличие от технических дисциплин, неочевидна. Школьные учебники, о неточности которых в сети не читал только ленивый, выглядят сомнительным источником информации. Для благополучного завершения учебного курса этих пособий, как правило, хватает, а за пределами прагматики интерес у молодёжи заканчивается.

Мы вновь сталкиваемся со старой проблемой: науку нужно делать популярной, доступной широким массам и говорящей на их языке.

Занимательная наука: от Петра I к мультимедийным музеям

Не далее как три столетия назад наука стала предметом всеобщего интереса европейской публики. Пётр I уверенно взялся за самообразование и незамедлительно решил открыть массам доступ к достижениям европейской мысли. Кунсткамеру и Академию наук можно смело считать первыми детищами популяризации науки.

Чуть позже появились первые публичные лектории и периодические научно-популярные издания ― форматы, которые пользуются успехом и сегодня. Впрочем, уже в XVIII веке эти мероприятия воспринимались скорее как развлечения для просвещенной публики, нежели как вовлечение новых людей в образовательный процесс. Низкий уровень грамотности населения был серьезным препятствием к распространению научных знаний.

Ликбез начала XX века в корне изменил ситуацию. Именно тогда массы увидели первые книги в жанре научной фантастики и знаменитые выпуски «занимательной науки» Перельмана. Лёгкий и интересный язык делал сложные факты понятными для простых людей. Потребность в таком «переводе» с развитием науки и техники становился всё более очевидной: специальные термины и требования к оформлению научных текстов делали (и делают) их не просто неинтересными, но и совершенно непонятными для подавляющего большинства читателей.

Доступ к научным знаниям сегодня открыт всем и каждому, за расшифровкой терминов нет нужды обращаться в библиотеку или к преподавателям. Казалось бы, вот он, золотой век науки!

Однако, есть и другая проблема. Современный человек, окружённый потоками информации буквально с рождения, подчас не способен отделять зёрна от плевел: паранаука и лженаука, эзотерика и магия — рассказанные занимательным языком, они способны серьёзно повлиять на мировоззрение.

Особенно непросто приходится гуманитарным наукам: почва для домыслов здесь богатейшая! Псевдоисторические книги, путаница мнений и фактов — неудивительно, что многие исторические мифы плотно оседают в массовом сознании на целые десятилетия!

Поверхностные, взятые из коротких заметок в сети, фильмов или сериалов, сведения при отсутствии целостного понимания предмета дают отличную почву для распространения мифов, и, как следствие, для политических манипуляций. Евангелист отечественной популярной науки Яков Перельман подчёркивал эту ключевую задачу просвещения: «Занимательная наука начинается с пополнения пробелов школьной подготовки. Ещё Платон говорил: «Круглое невежество – не самое большое зло; накопление плохо усвоенных знаний ещё хуже». Не желая способствовать этому худшему злу, занимательная наука не спешит знакомить с последними достижениями науки, минуя первые её страницы». Привычные инструменты: научно-популярная пресса и лектории — не способны решить эту задачу. Решение проблемы — сочетание фундаментальности учебников с доступностью и разнообразием подачи.

Первым в России проектом, сделавшим это, стала мультимедийная экспозиция «Россия – моя история». Сейчас этот парк функционирует на ВДНХ-Экспо: это 20 000 кв. м. видеоинсталляций, интерактивных панелей и панорам. Зрителям представлены четыре экспозиции: «Рюриковичи», «Романовы», «XX век: От великих потрясений к Великой Победе» и «Россия — моя история. 1945 – 2016». Каждую из выставок посещают тысячи людей ежедневно, в том числе молодые люди.

История как шоу

Парк «Россия — моя история» создавался руками огромного количества дизайнеров, аниматоров, художников, историков и архитекторов. Именно их усилиями стены павильона украсили ожившие иконы, подробные реконструкции сражений, реалистичные модели древних крепостей и многое другое.

Безусловно, экспозиция — это шоу, своего рода аттракцион. Этот формат служит не только цели удобного представления информации, но также создаёт определённый тренд, привлекая любителей новизны и технологий. Фото на фоне трёхмерной панорамы сражения явно наберёт больше лайков, чем селфи из среднестатистического краеведческого музея. Авторы стремятся не только следовать тенденциям, но и задавать их: тематические приложения для смартфонов и популярные страницы в социальных сетях явно это демонстрируют.

Парк «Россия моя история» говорит с поколением Z на его языке. Книга, на которой текст возникает под руками листающего, напоминает фильмы о Гарри Поттере, а мультимедийная модель стрельца выглядит как презентация персонажа компьютерной игры. Трёхмерные видеоинсталляции, интерактивные карты и очки виртуальной реальности — сами по себе эти технологии постепенно входят в повседневную жизнь и уж точно не являются причиной стоит куда-то ехать и оплачивать входные билеты. В то же время соединение этих технологий с информацией, которую они несут, и их концентрация в одном месте, в сочетании со световыми и звуковыми эффектами, лишает зрителя возможности отвлечься отложить этот «учебник» в сторону. Когда ребёнок оказывается в этом зале, его шанс увлечься происходящим приближается к 100%.

«В таком масштабе, в таком органическом сочетании воздействия на все органы чувств я что-то не припомню у нас таких выставок и таких музеев, — признаётся член Фонда исторической перспективы, кандидат исторических наук Елена Рудая. — Это и осязание, когда человек может перелистать электронные страницы, это и слух, когда он слышит и музыку, и звуковой ряд, и это зрение, когда он видит не просто сухие экспонаты, а образы, живые картины».

«Если посещение экспозиции подвигнет кого-то из зрителей на изучение истории, мы будем считать нашу задачу выполненной, потому что Россия — это страна с глубокими историко-культурными корнями, уходящими в толщу веков на более, чем 1000 лет и изучать ее историю можно бесконечно», — сказал управляющий директор Фонда гуманитарных проектов Иван Есин.

Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть