Как в Башкортостане золото добывают
Где искать золото?
В Башкирии геологами обследовано и описано около 300 россыпных месторождений и россыпепроявлений золота на территориях восточного и западного склонов Южного Урала.
Разведанные запасы составляют 550 тонн. Ежегодно из недр башкирской земли извлекается около шести тысяч килограммов благородного металла. Традиционно золотоносные районы - Учалинский, Баймакский, Белорецкий, Хайбуллинский, Абзелиловский, Бурзянский.
Среди других особняком стоит россыпь Султановская, расположенная в долине р. Карасаз (Мамеля-Елга), правого притока р. Большой Кизил (на участке от д. Кусеево до оз. Султанкуль).
Золото крупное и среднее, часто встречаются самородки весом 50–300 мг. Среднее его содержание в россыпи 157 мг/м3 на горную массу 2,3 м. Пробность 932. Содержание серебра в шлиховом золоте 5,62%, меди — 0,07%, цинка — 0,01%, железа — 0,84%, никеля — 0,19%.
С 1981 по 1996 год добыто 1583 кг, добывают благородный металл здесь и по сей день.
Мы отправились посмотреть, как работают золотодобытчики XXI века, и своими глазами взглянуть на «желтого дьявола», как называют геологи Au - «аурум».
Золотой путь
…Дорога до Сибая, как всегда, долгая. Утомительный, пугающий перевал сквозь Уральские горы, первый, непривычный еще снег, и наконец, степь, словно душа развернулась. От горизонта до горизонта. Именно здесь десятилетия назад геологи нашли месторождения россыпного золота.
Золотой путь
…Дорога до Сибая, как всегда, долгая. Утомительный, пугающий перевал сквозь Уральские горы, первый, непривычный еще снег, и наконец, степь, словно душа развернулась. От горизонта до горизонта. Именно здесь десятилетия назад геологи нашли месторождения россыпного золота.
Направляемся в ООО «Таналык», где нас согласились принять и показать технологию добычи, отметив, правда, что «золото любит тишину». Постараемся не спугнуть.
Геологи бегают – чуть ли не высунув язык, ищут, - это если по-простому объяснять. На поверхности видны определенные места, ловушки, где золото должно останавливаться: оно миллионы лет назад было в горе, которую разрушили ветер, вода, морозы. С речной водой, а также под силой гравитации оно спускается вниз. Такие подсказки геологам-поисковикам уже известны, по этим «меткам» и идешь. Пробу берешь – моешь. Если золото появляется, дальше работает разведка, которая бурит скважины диаметром 213 мм или шурфы 690 мм. С глубины пробу достал, промыл, легкая глина уходит, смывается, тяжелое остается. Если есть золото – взвешиваешь, определяешь содержание. Строится сеть разведки. А есть люди, что сидят над картами и размышляют: «здесь и вот здесь должно быть золото». Так, например, советский геолог Юрий Билибин в свое время предсказал появление золота на Колыме – и открыл его.

Россыпное обычно залегает на глубине до 50 метров – такое добывают шагающими экскаваторами. Погребенные россыпи находят на глубине около 150 метров – оттуда можно добыть металл только шахтным методом. Есть еще и рудные месторождения – например, в ЮАР: там глубина шахт больше 2,5 км. Извлекают при помощи реакции с цианистым калием, ртутью, хлором: дробят руду (в которой золота-то и не видно, микронные доли) – в песок и запускают реакцию. На каждый вид руды своя технология.
Рамзель Халимов, главный геолог предприятия
Месторождения золота в республике двух типов – коренные и россыпные. Россыпи ищут с помощью шлихового опробования, а коренные месторождения – с применением пробирного и спектрального анализов.
С глубины пробу достал, промыл, легкая глина уходит, смывается, тяжелое остается. Если есть золото – взвешиваешь, определяешь содержание. Строится сеть разведки. А есть люди, что сидят над картами и размышляют: «здесь и вот здесь должно быть золото». Так, например, советский геолог Юрий Билибин в свое время предсказал появление золота на Колыме – и открыл его.
В Башкирии встречаются самородки весом до 400–800 г (самый крупный из задокументированных — «Ирендыкский медведь» весом 4788 г. Его нашел в 1992 году в левом борту долины р. Карасаз, в 2 км к юго-востоку от россыпи Сунар-Узяк житель деревни Кусеево Р.И. Утягулов при вспашке земли. Самородок имеет пластинчатую форму, его размеры 31*18,5 см, толщина от 0,5 до 1,5 см, химический состав (пробность 870–884) отличается высоким содержанием платины (0,3%), палладия (1,76%), иридия (1,17%), серебра (6,6%), свинца (0,23%), цинка (0,11%), кремния (1,91%), мышьяка (0,20%), сурьмы (0,09%) и теллура (0,017%).
Пробность золота колеблется от 800 до 960 – это значит, что на тысячу долей добытого металла – от 800 до 960 составляет золото.
Россыпное обычно залегает на глубине до 50 метров – такое добывают шагающими экскаваторами. Погребенные россыпи находят на глубине около 150 метров – оттуда можно добыть металл только шахтным методом. Есть еще и рудные месторождения – например, в ЮАР: там глубина шахт больше 2,5 км. Извлекают при помощи реакции с цианистым калием, ртутью, хлором: дробят руду (в которой золота-то и не видно, микронные доли) – в песок и запускают реакцию. На каждый вид руды своя технология.
По сведениям, представленным сотрудником Института геологии УФИЦ РАН Петром Казаковым, на сегодняшний день по разведанным запасам золота и по объемам его добычи Россия занимает второе место в мире. После распада СССР разведочные работы резко сократились, в результате по объемам добычи Россию значительно обошел Китай.
Мы почти на месте. От Сибая едем на север около сорока минут. Ни деревца, ни полей, холмы, пасущиеся лошади да редкие небольшие поселения в три улицы.
Наконец, подъезжаем. Месторождение Султановское развернулось близ деревни Кусеево Баймакского района.

Здесь, на реке Карасаз, добывают видимое, гравитационное золото размером от 0,1 мм. Мне представлялось, что золото до сих пор добывают так же, как и столетия назад. Набирают в лоток песок и моют-моют в быстрой речке, после чего в сите остается сверкающий «камень».

В целом мои ожидания оправдались только в одном: технология осталась прежней, для добычи желтого металла до сих пор нужна вода. А масштабы, конечно, совсем другие.
Дома на золоте
Участок называется «Заря». Западный фланг месторождения тянется до самого села, и даже дома некоторых жителей, по данным геологов, стоят прямо на золоте.
Поднялись на холм, чтобы осмотреться.
Завывает степной ветер, вся местность как на ладони. На первый взгляд, безжизненная и бесплодная. Чуть поодаль, слева - деревня, прямо перед нами – маленькие, словно игрушечные, грузовики и экскаваторы, неустанно ездят от месторождения до промприбора – сердца участка.
Видны и цепочки небольших, но глубоких ям – следы работы черных копателей, которые находят жилу и извлекают золото с помощью кирки и лопаты, а иногда и маленькими тракторами. Все это – незаконная добыча.
- Работают металлоискателями, бывает, что и самородки, находящиеся на поверхности, находят. Технология очень простая: обнаружили в земле отклик, копнули лопаткой, на поверхность грунт подняли, проверили металлоискателем, в этой кучке «звенит» или нет. Затем делят ее на две части, снова проверяют, и так на уменьшение до тех пор, пока самородок не найдется, - разъясняет гендиректор ООО «Таналык» Олег Прозоров.
- Работают металлоискателями, бывает, что и самородки, находящиеся на поверхности, находят. Технология очень простая: обнаружили в земле отклик, копнули лопаткой, на поверхность грунт подняли, проверили металлоискателем, в этой кучке «звенит» или нет. Затем делят ее на две части, снова проверяют, и так на уменьшение до тех пор, пока самородок не найдется, - разъясняет гендиректор ООО «Таналык» Олег Прозоров.
Указ о «дозволении частным лицам отыскивать, разведывать и разрабатывать золотоносные россыпи в землях Оренбургского казачьего войска» издан в 1842 году. Однако занятие золотым промыслом в первые десятилетия было позволено лишь лицам привилегированных сословий. Даже купцам, если они записаны ниже второй гильдии, было в этом праве отказано.
- И куда они сдают добытое?

- Не могу сказать. Отмечу только, что весь оборот этого металла в России контролируется государством. Нельзя просто так взять лопату, прийти в чистое поле и начать копать. В этой местности остались мелкие месторождения россыпного золота и запасы в них измеряются десятками килограммов.

…Мы попали на производственный участок в самый разгар рабочей смены. Экскаваторы снимали грунт слой за слоем, «откусывая» его ковшом, как торт ложкой. 40-тонные грузовики друг за другом везут руду на промприбор, выгружают ее в котлован, откуда масса подается по транспортерной ленте на грохот – устройство, чем-то напоминающее вращающуюся цистерну. Туда же подается вода под давлением, которая и размывает пески.
- Здесь обрабатывается золотосодержащий материал - земля, скальник, глина. Одним словом, грунт разделяется на мелкие и крупные частицы. На второй стадии с помощью воды масса делится на тяжелое и легкое составляющие. Пустая порода смывается, а тяжелая оседает и задерживается в специальных резиновых настилах – получается шлюзовой концентрат. То, что тяжелое – наше. Там – золото, - поясняет Олег Прозоров. - На промприборе мы делаем за считанные минуты то, чем природа занимается миллионы лет - промывает-вымывает дождями и снегами, выветривает ветрами.
Надо сказать, что принцип промывки не менялся столетиями. Та же вода, то же течение «реки», волны которой создают специальные трафареты. Внизу резиновые коврики с клеточками-ячейками, где задерживается золото – это новшество последних десятилетий.
Так получается шлюзовой концентрат – смесь воды, песка и металла, который специальная бригада съемщиков собирает в контейнеры-бидоны – к этому процессу доступа нет ни у кого, кроме них.

Помещение, где располагаются улавливающие золото коврики, находится под охраной, и оно всегда под замком и опломбировано. На бидоны также навешивают пломбы и везут на доводку – улавливание мелкого золота.

И снова воображение рисует в голове содержимое контейнеров – чистый золотой песок! И нести ребятам-съемщикам его очень тяжело.
Никогда не подумала бы, что золото именно так и транспортируют: грузят на бортовой УАЗ и, как молоко, перевозят… в золотоприемную кассу. Она расположена на другом участке ООО «Таналык», у Баймака.
- Сколько в день можно добыть золота? - не в силах справиться с любопытством, интересуюсь у Олега Юрьевича.
- В день можно добывать около 500-600 граммов, - запросто отвечает мне он.
По словам главного геолога Рамзеля Халимова, эта цифра зависит от многого: от содержания в пласте, от количества агрегатов, их производительности.
- Важно не сколько добываешь, а с какой рентабельностью. Можно добыть 100 кг и обанкротиться. А можно извлечь 50 и заработать миллионы. Большую роль играет профессионализм. Все, кто работает на месторождении, как на подводной лодке, взаимосвязаны. Доводчик плохо промыл, экскаваторщик не вышел на смену, геолог ошибся – промахи обходятся очень дорого, - говорит он.
Город золотой
…Золотоприемная касса представляет собой небольшое здание, огороженное колючей проволокой. Находится под круглосуточной охраной.
Город золотой
…Золотоприемная касса представляет собой небольшое здание, огороженное колючей проволокой. Находится под круглосуточной охраной.
Здесь несколько помещений, в которых концентрат из контейнеров доводят «до ума» - снова промывают, но уже не из труб и под большим давлением, а на уменьшенной копии того, что мы видели на месторождении – шлихообогатительной мини-фабрике. Срывают с крышки пломбу, выливают мутную жидкую смесь из песка в прибор, дно которого устлано резиновыми ковриками, запускают воду, формируя русло быстрого ручья.
А я все жду, когда засверкают обещанные полкилограмма золота. Вглядываюсь в серые камушки – оно? Нет, безуспешно. Однако оживление съемщиков свидетельствует об обратном – есть результат. Сотня человек, десятки единиц техники сегодня сработали не зря.

Бережно достают со дна прибора первый коврик.
Вижу! – в клеточках полотна задержалось золото – и его, как оказалось, ни с чем не спутать: ярко-желтые, напоминающие мелкие опилки пластинки. Это оно.
Затем коврики ополаскивают в большом чане, воду тщательно фильтруют, а золотой песок снова промывают, уже при помощи лотка, как и старатели на берегу рек столетия назад.
Вместе с золотом тяжелую фракцию составляют и минералы: магнетит, мартит, гематит, хромит, лимонит, ильменит, эпидот, гранат, турмалин, циркон, рутил, пирит, барит, апатит, сфен.
Помещение, где золото доводят «до ума», напоминает небольшую кухню.
На стенах висят разных диаметров сита, лоточки, железные миски, на столах электроплитки, на которых золото прокаливают. В углу сепаратор, на большом столе у окна - весы.
Вручную отделяют крупную фракцию от мелкой, а то, что невозможно рассортировать пинцетом, отправляется на сепаратор, который способен отделить даже ценную пыль.

Доводка золота, полученного с одного аппарата, занимает один час.

Из сейфа достали металл, добытый в прошлую смену. Под пристальным наблюдением «старших» смены пытаюсь рассмотреть металл.
«Ноздрями не втягивать!» - раздается хохот позади меня. Это такой цеховой юмор, конечно.

Раньше, говорят, были инструкции, запрещавшие сотрудникам в золотоприемной кассе носить обувь с ребристой подошвой, иметь на одежде карманы. Правда или нет, проверить не могу – рассказали также, что и сейчас тщательно следят даже за длиной ногтей. Заходить в помещение можно только втроем, чтобы контролировать друг друга. Ответственность же за каждый миллиграмм.

Беру в руку один кусочек – удивительно тяжелый, по ощущениям, как свинец. На вид маленький, внешне какой-то тонкий, «кудрявый», а берешь в ладонь и поражает вес.

92,72 грамма – таков вес золота, добытого в смену за день до нашего приезда. Труд сотни людей умещается в небольшом лоточке обычных аптечных весов…
Все добытое отправляют службами спецсвязи на аффинажный завод. Там металл обрабатывают, очищают от минеральных включений, примесей серебра и платины.
Золото покупает Гохран (Государственное учреждение по формированию Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации, хранению, отпуску и использованию драгоценных металлов и драгоценных камней при Министерстве финансов Российской Федерации) или банки, у которых есть лицензия на оборот драгметаллов.
Весь оборот редкого металла контролирует государство, начиная от разведки, определения запасов и постановки на учет до дальнейшего движения.
Золотой резерв США 8134 т, Германии 3391 т, Италии 2452 т, Франции 2435 т, России 2242 т. Золотой запас МВФ - 2814 т. То есть на одного американца приходится 32 г золота, немца — 35, француза и россиянина— по 45 г.
- Вы сами испытываете какое-то благоговение, когда видите золото? - обращаюсь к геологу Рамзелю Касимовичу.

- Нет! Для меня это предмет работы. Могу любоваться. Можно сказать, испытываю уважение – близко не подхожу.

Среди добытчиков есть традиции – обмывать первое золото в сезоне. Вес его не важен, хоть грамм – это нужно сделать, чтобы не спугнуть фарт. Дальше отмечали килограмм, затем 16 и потом каждые 32 – это традиция старателей.
Многие «заболевают» золотом, их и среди моих знакомцев достаточно. Знаю одного – в кредит взял металлоискатель стоимостью 300 тысяч рублей. Все лето проходил, ничего не нашел. Проценты капают, платить нечем. Жена выгнала, аппарат банк забрал в счет кредита. Он не отчаялся. Познакомился с другой женщиной, убедил уже ее взять кредит, снова купил металлоискатель. Не было бы так грустно, если бы история не повторилась еще трижды! Думаю, что люди, одержимые золотом, – настоящие больные. Не зря же золото называют желтым дьяволом.

У меня еще история есть.

Был один знакомец, приноровился таскать с прииска золото домой. Жена его даже хвастала – мол, не просто так ходит на работу, а на черный день золотишко приносит. Как-то поругались они с мужем крепко и она в сердцах сказала: «Сдам тебя за кражу золота!».

До утра мужик не спал, сторожил жену. Как только рассвет проклюнулся, раскопал свой клад с награбленным и пошел сдаваться в милицию. Отделался условным наказанием.
Дорога к золоту
В основном на прииске работают жители близлежащих деревень Кусеево, Туркменево, Халилово. Приезжают и из Сибая, Баймака, даже Магнитогорска.

- Уроженцы этих мест исторически получают соответствующее образование – горнодобывающий район же. Кадры есть, но они едут на Север, на вахты. Иногда, правда, возвращаются. Подбор кадров – серьезная задача, для нас сложная, - рассказывает Олег Прозоров. - Обучаем. Человек на прииске не должен навредить ни себе, ни технике, ни процессу. Зарплата выше среднерыночной по региону, от 30 до 50 тысяч в зависимости от специальности.
Я родился в Белорецком районе. Учился в Санкт-Петербургском горном институте, работал на Чукотке, окончил аспирантуру и работал в НИИ. Потом отправился в Хакасию, оттуда через три года – в Магадан, где руководил артелью по добыче золота. Вернулся на родину.
Я родился в Белорецком районе. Учился в Санкт-Петербургском горном институте, работал на Чукотке, окончил аспирантуру и работал в НИИ. Потом отправился в Хакасию, оттуда через три года – в Магадан, где руководил артелью по добыче золота. Вернулся на родину.
- Дома лучше?

- Хорошо там, где нас нет. Дома по-другому. У большинства людей какое-то странное ощущение, что если приехали «со стороны» и занимаются золотом, то сразу становятся варварами и обогащаются. А если откровенно, то мы пока больше отдали, чем взяли. Но мы понимаем, это стартовые инвестиции, нужны дороги, инфраструктура. Но оказалось, самое сложное – люди. Можно купить технику и лицензию, но если они не выполняют своих обязанностей… Разница в отношении к труду. В Магадан, например, приезжают работать и работают. А здесь люди живут и вынужденно ходят на работу. Их постоянно приходится заставлять. И им работа вроде бы не очень важна. Даже если он уйдет – голодать не будет, так как занимается сельским хозяйством. Пойдет корову продаст, сена накосит. На Севере, если ничего не заработаешь – вся семья это почувствует.
На острую проблему с кадрами обратил внимание и главный геолог предприятия Рамзель Халимов.

- Я уже больше 30 лет остаюсь самым молодым главным геологом, а мне 62 года, - говорит он. – Не идут в геологи. 25 человек ежегодно наш геофак выпускает и куда они все уходят – не известно. Романтиков вроде нас – уже, наверное, и нет. Но романтики в геологии – 5 процентов, остальное – тяжелый физический и умственный труд. Уезжаем 20 апреля, как снег растает, и до следующего первого снега. Потом то, что набрал – надо обрабатывать, писать. Мы, кстати, с вами в чем-то коллеги. Написать хороший геологический отчет – все равно что статью. Только вы пишете про людей, а мы про ископаемые. 14 часов рабочий день, отдыхаешь, только если дождь или машина сломалась, на которой за сезон проезжаешь десятки тысяч километров. Признаюсь, одно из самых неприятных в геологии - это в сентябре-октябре – вылезти из спального мешка, одеться и надеть сапоги, которые за ночь не просохли. Вот такая романтика.

Кто такой геолог? Чернорабочий с высшим образованием. Но профессия интересная и откладывает свой отпечаток. Сколько сталкивался – все люди с особым мышлением. Заметил, что гидрологи, метрологи и все, кто связан с природой – отличаются от простых смертных.

Но кому сейчас это нужно? Есть один приятель, перспективный геолог, так он сейчас водителем работает: зачем мне, говорит, это надо. Я эти 30 тысяч рублей и здесь заработаю, и дома каждый день.

А раньше мы были элитой. Мои однокурсники получали в Уфе 160 рублей, а я 360.
Еще у нас свой мир. Свои понятия чести, порядочности. Топографы – пожизненные бродяги. Слово БОМЖ, по большому счету, с нас-то и начиналось. Благородное слово, так-то! – без определенного места жительства. Сейчас под него «подлез» определенный контингент. В то время их называли бичами.

Случайные люди, даже получив диплом, начинали работать – и если в течение двух лет понимали, что не его – уходили. Другие оставались на всю жизнь. И даже на пенсии продолжают работать, если здоровье позволяет.

Геология нужна тем, кто думает про будущее страны. С советского времени количество геологов сократилось в сотни раз. А ведь для процветания страны два процесса должны идти параллельно – добыча и разведка новых месторождений.
«Золото в XXI веке остается высоколиквидным валютным сырьем, наряду с газом, нефтью, другими драгоценными металлами и алмазами. Сырьевая база россыпного золота Башкирии, вследствие длительной эксплуатации, значительно истощена, но ресурсы имеются (Усть-Иремельско-Устиновская и Верхне-Миасская площади). Разработка россыпей вполне может быть прибыльной и для предпринимателей, при условии использования современной техники и высокотехнологичного модульного оборудования для промывки.

Для увеличения объема добычи необходимо продолжить геологоразведочные работы с применением большеобъемного опробования. Необходимо также внести изменения в существующую законодательную базу, где вместо жесткой фискальной системы ввести гибкие правила, позволяющие привлечь инвестиции частного капитала, как это принято во всем мире...»,

- Петр Казаков, из книги «Россыпное золото Башкирии».
АВтор
  • Розалия Валеева
фото и видео
  • Валерий Шахов
Верстка
Рената Вахитова
Дата
  • 27.11.19