Молния
До выборов Главы Республики Башкортостан осталось

Бизнесмен из башкирских Учалов рассказал, как стал «человеком мира»

Айдар Хакимьянов — наш уникальный земляк, которого так и хочется назвать «башкирским Федором Конюховым». Этот весёлый и находчивый уроженец Учалов — бизнесмен, открыватель разных стартапов, немного авантюрист и, кажется, неисправимый оптимист. Путешественник по духу, Айдар к своим 40 годам действительно успел побывать и подолгу пожить в разных странах, начиная с Мексики, США, Сингапура и заканчивая Бразилией, где обосновался буквально месяц назад.

Год назад Айдар стал участником международной регаты TransPac «Лос-Анджелес-Гавайи» — двухнедельной гонки с приключениями, куда его пригласил сын Фёдора Конюхова Оскар. По результатам этой поездки наш земляк стал победителем конкурса любительских видео телеканала «Моя планета».

Но самое удивительное то, что путешествовать по миру он умудряется не один, а со всей своей большой и дружной семьей — женой Ириной и тремя сыновьями, самому младшему из которых только исполнился один месяц. При этом в перерывах между поездками молодые родители успевают дать своим мальчикам такое образование, которое многим и не снилось: так, двое старших сыновей Айдара и Ирины, Арон и Арлан, успели вполне профессионально поработать на сцене Молодежного театра Республики Башкортостан и Башкирского театра оперы и балета в качестве исполнителей сольных детских оперных арий. Пиком их театральной карьеры на сегодняшний день стало выступление на сцене Большого театра в Москве в премьерной постановке Ильдара Абдразакова «Аттила».  

Сам Айдар при этом сумел сменить сорок профессий: изначально отучившись на флейтиста и получив диплом дирижёра оркестра, он продолжил образование в... радиотехническом вузе, а потом окунулся в мир малого бизнеса — открывал кафе, магазин элитного чая и кофе, устанавливал по всей России первые электронные терминалы самообслуживания для оплаты услуг, был антикризисным управляющим, занимался мусорным полигоном, а сейчас является дистрибьютором самых современных видов 3D-рекламы типа дополненной реальности в крупной транснациональной компании.

Стиль жизни Айдара — никогда не останавливаться. В себе и детях он воспитывает «человека мира». «Сидели на задней точке ровно, но это всё было не то... Хотелось чего-то ещё интересного!» — с такой фразы обычно начинаются его захватывающие истории. Живя за границей, он не забывает про родную Башкирию — связь с ней есть в любом случае. «Даже если я буду жить 3-4 года вдали от республики, я всё равно с родиной связан. Куда бы я ни ездил, я никогда не скучаю, но и не привязываюсь к месту. Дом там, где моя семья», — говорит он.

Давай начнём с самого начала. Где родился, жил, как прошли детство и юность...

Родители у меня — музыканты с высшим образованием, учились в консерватории в Алма-Ате. Я родился в Учалах, это такой хороший живописный район: деревни в горах, озёра, реки, леса, звери в чаще... Там я рос, дрался, толком не учился, с уроков убегал, потому что неинтересно было. У меня двое старших братьев, они-то более серьезные. У отца было увлечение — охота, с ним мы ходили по лесам. В саду-огороде работали, летом сплавлялись по Белой, по Инзеру. Это погружение в среду оставило отпечаток в памяти навсегда. Из хорошего помнятся еще такие мелочи из детства, как вкусные мороженки по 20 копеек, крем-сода из автоматов из общего стакана, жвачки... В основном мы бегали на улице и играли, думать о том, кем стать, даже в голове не было, поэтому, наверное, мне всё время говорили: «Учись, а то дворником будешь!». Потом мы переехали из Учалов в Белорецк, где я окончил средние классы. Отец там отошёл от преподавания, открыл пилораму, а я поступил в музыкальное училище, потому что, честно говоря, меня никуда больше не брали из-за неважных оценок и поведения. В старшие классы школы тоже не хотели брать — учителя сказали, что не хотят со мной возиться.

Так я пошёл учиться на музыканта, научился играть на флейте, стал дипломированным педагогом и дирижёром оркестра. Но понял, что музыкантом надо быть либо очень хорошим, либо никаким. Многое изменило знакомство с моей будущей женой Ириной, с которой мы познакомились на втором курсе. Мои родители и Ирина, по сути, стали ключевыми людьми, которые меня направили на путь истинный. Я начал заниматься спортом, боксом, кикбоксингом, заниматься в вечерней школе после дневных занятий в музыкалке, как-то всё успевал. В итоге мы с Ириной сдали какие нужно экзамены и вдвоем поступили в Томский институт радиоуправления, на бюджетное отделение, хотя конкурс там был 27 человек на место. Я пошёл на вечернее, потому что я сразу решил, что днём буду работать, а вечером учиться.

Как с музыки вы на радио переключились?

Мы поехали в Сибирь, на родину Ирины, в Томск, и этот вуз был хороший, перспективный. Это образование нам потом пригодилось для наших проектов. Нам было по 19-20 лет. В Уфе и соседнем Челябинске тогда процветала коррупция — поступление стоило дорого. В Томске же мы не просто получили вторую профессию. Там состоялся и наш первый стартап — мы открыли кафе на проспекте Ленина, получили первый опыт погружения в бизнес, взяли студенческий кредит в 50 тысяч рублей. Купили терминал самообслуживания — помните, тогда люди в России ещё пополняли свой баланс сотового телефона на таких терминалах? Мы получали с этого комиссию, «отбили» вложения, начали неплохо зарабатывать, что-то типа тысячи долларов в месяц на тот момент. Для нас это было круто! Ирина контролировала всё, я работал тогда еще и в доставке — таскал тяжёлые холодильники. Потом ушёл в местный технопарк, попробовал себя в торговле, затем пригласили на приборный завод, объявленный банкротом, вместе с арбитражным управляющим получил опыт распродажи заводов по кусочкам...

Это и помогло создать стартовый капитал для путешествий?

Это был, скорее, первый опыт. После Томска мы вернулись в Башкирию и решили поставить сеть платежных терминалов и в республике. Заключили договора с сотовыми операторами. Нашелся партнер, который имел возможность привлечь под этот проект серьезные кредиты, мы заключили с ним агентский договор и начали экспансию, создали сеть терминалов, охватывающую огромную территорию от Новосибирска до Ростовской области, с оборотом до 12 миллионов рублей в месяц. На тот момент это было очень весомо. В родных Учалах мы построили дом, двое первых детей родились там. Для души открыли чайный бутик, где продавались элитные сорта чая и кофе со всего мира. Просто мы «подсели» в Сибири на вкусный чай, и когда вернулись в Учалы, такого чая не нашли нигде. Решили сами открыть точку, чтобы у нас всегда был любимый чай, которым мы могли поделиться и с другими. В Учалах у нас еще был городской мусорный полигон, фирма по изготовлению пластиковых окон, кафе, наше любимое детище — летняя терраса «Алые Паруса», сетевой маркетинг...

Но хотелось чего-то большего. Ещё в Томске я начал интересоваться оптовой торговлей нефтью, помню, даже начал с Ходорковским переписываться, пока он в заключении сидел. Я тогда был совсем «зелёный» студент, хотел расспросить, как правильно вести такой бизнес. Он, как ни странно, мне ответил и технично «отвёл» в политику: “Дождёмся, когда у нас всё будет хорошо». Тогда я сам начал эту тему развивать: солярку начал поставлять в три района республики, не раз «попадал на деньги» и столько нервов сжег! Больше проиграл, чем заработал. Бывало, я получал от этого, будучи еще студентом, сотку, когда в среднем люди получали тогда рублей по 30 в месяц. Самоутверждался, понял, что можно ещё больше зарабатывать. Перепробовали ещё кучу всего — столовые открывали, в частности, целый завод кормили. Но всё было не то.

К чему же пришли?

Мы начали читать, изучать понемногу тему блокчейнов, тогда, когда мало кто еще об этом знал. Чувствовалось, что будущее — за сферой информационных технологий. Терминалы, которые мы еще в 1990-е годы освоили — это же тоже были электронные деньги. Хотелось наладить бизнес, в котором не нужно твоего постоянного присутствия: запустил — и работает. А ты путешествуешь, не ограничивая себя в странах и территориях. Работаешь в любом конце света в онлайн и не привязан к одному месту. Так, через этот интерес меня и занесло в IT-бизнес.

Сейчас мы стараемся, чтобы наш доход зависел только от нас, а не от кого-то другого, потому что человеческий фактор — эта такая вещь, которой мы уже «наелись». Многие мои знакомые удивляются: «Зачем ты закрываешь одно, открываешь другое?». На это я отвечаю: это сугубо наша установка, наша манера не сидеть на месте. Мы любим начинать новое и любим путешествовать.

Можно путешествовать по комфортным отелям, а можно — с палаткой. А вы за какой вариант?

Я сам вообще неприхотливый, могу прижиться где угодно, как сорняк расти. Но сейчас у меня есть определённая функция — защитника семьи, добытчика. Поскольку у нас дети, стараемся, чтобы условия более или менее человеческие были.

Мечта о дальних странах была с детства? Какое первое путешествие произвело впечатление?

Ирина очень любит путешествовать, она меня и «заразила» этим стремлением. В первую зарубежную поездку мы полетели в Египет, когда младшему сыну было всего 4 месяца. Было довольно страшно лететь непонятно куда. Со временем воспринимать смену стран и пейзажей становилось проще. Мы усвоили то, что непременно нужно учить языки — чтобы с людьми общаться. Многие страны проскочили «галопом». Где-то задержались надолго. Мне главное в путешествиях, чтобы семье было комфортно. Если их что-то не устраивает, то и меня тоже.

А где вы задержались дольше всего?

В Тайланде, но там нам не понравилось: грязно, вонь, влажность, не наш климат. В Канкуне, в Мексике мы жили почти год. Люди добродушные, море восхитительное, нереально красивые цвета воды, экологичное место, никаких заводов в округе. Минус — разве что ураганы, ну и всякое бывает: преступность, наркотики... Все, как и у нас в России. Ведь хочешь увидеть плохое — увидишь в любом случае, а если настроен только на позитив — везде хорошо, если в собственной голове хорошо. Пирамиды Майя — дух захватывает! Вид с обрыва на

Атлантический океан — не передать словами! Но самые большие впечатления — это когда ты на яхте в открытом океане идёшь: над тобой ни самолёты не летают, ни корабли не ходят в 1000 миль от тебя, и ты один, как щепка, микроб, просто никто для мироздания... Начинаешь задумываться о жизни, и ценности меняются, когда человек оказывается в таких местах.

А как судьба свела тебя с Конюховыми?

Мне посчастливилось участвовать в транснациональной регате, куда меня пригласил сын Фёдора Конюхова Оскар — погоняться с американцами. Мы стартовали из Лос-Анджелеса и доплыли за две недели до Гавайев. Это была настоящая гонка с приключениями! Я визу делал в США с помощью знакомого, когда планировал кругосветку на машине с семьёй. Делал визы во все страны, куда нужно, а друг, который мне помогал, предложил неожиданный вариант — регату. Оскар, с которым он был знаком, сам мне позвонил, так мы до сих пор и дружим, обмениваемся видео друг с другом. Он, кстати, поддержал своим постом в соцсетях защитников Куштау, а еще приглашал нас к себе в деревню, где живет сам Фёдор Конюхов и его семья. Это целый проект на территории Заокского заповедника под Москвой, который так и называется «Деревня Конюхова». В ней сейчас продаются земельные участки, на которых строят свои дома путешественники, писатели, музыканты, артисты, художники... Там очень хорошая атмосфера.

В своих путешествиях я старался брать пример с Федора Конюхова. И так получилось, что волей случая я попал на регату, в которой меня пригласил поучаствовать его сын Оскар. Попал, совершенно ничего не зная о морской жизни. На яхте я один оказался «зеленым» среди интересных людей с богатым жизненным опытом, все они не раз бороздили моря и океаны. Команда подобралась интернациональная: большинство из России, англичанин, несколько американцев и итальянка, все разные по характеру и увлечениям. Плыли на российской парусной яхте «Weddell», причем за 100 лет существования гонок наше судно было единственным российским из 55 участвоваших в соревнованиях яхт. 45 из них были из США, по две — из Норвегии и Канады, по одной — из Австралии, Италии, Великобритании, Перу. Все были поделены на 7 дивизионов, в зависимости от размеров и параметров судов. Наша яхта входила в разряд «тяжеловесов» и «скороходов».

И как прошло боевое крещение?

Для меня это было достаточно суровое испытание. Одежда на мне была из серии «что было, то и взял», в то время как у остальных было все профессиональное, фирменное, непромокаемое. Моя куртка промокла с первой волной, и первые трое суток прошли в мокрой, холодной одежде, диком холоде, качке. Вдобавок мы попали в неприятную ситуацию — недельку шли хорошо, а потом у нас порвало грот, и пришлось дрейфовать в открытом океане, зашивать парус. Если б не это, мы могли бы прийти первыми, но в любом случае, мы пришли непобеждёнными и не проигравшими, далеко не последними. Это был не сравнимый ни с чем полет по волнам океана. Не случайно телеканал «Моя планета» оценило мое видео из этого путешествия.

Дай пару лайфхаков, как лучше путешествовать и приживаться в чужой стране.

Наверное, самые полезные лайфхаки связаны с покупкой билетов и перелётами. У Ирины есть небольшое туристическое агентство, и она всегда знает, где что искать. Главное — не вносить никаких предоплат. Всё, что связано с деньгами, нужно делать по факту. Знать языки, тогда всё проще и тебя не обманут. Я знаю испанский, теперь, с переездом в Бразилию, начинаю учить португальский. Когда в ту или иную страну приезжаешь, главное — не стесняться, не бояться ничего, не комплексовать. Здесь, в Бразилии, мы с ходу, за день, нашли клинику, провели бесплатно партнерские роды, родили третьего нашего мальчика в государственной больнице, без никаких препон. Встретили и встречаем много доброжелательных людей.

Вы путешествуете, чтобы отдыхать от бизнеса? Или чтобы его строить?

Это уже стратегия жизни у нас такая сложилась, такой стиль. Мы же, по сути, все — дети земли, все когда-то кочевниками были: сегодня тут пожил, завтра там. Каждый раз что-то новое наматываешь на ус, новое место тебя на что-то вдохновляет. А наши дети и вовсе воспринимают всё иначе, чем мы. Они думают, что границ нет — такое у них формируется мировоззрение! Им нет разницы, куда путешествовать. Главное для них, чтобы было свободы побольше и тепло, хотя зиму они тоже любят. Им хорошо там, где мы есть. А что до нас, то даже в пандемию при желании мы можем найти возможность путешествовать — надо только сильно захотеть. Мы всегда делаем на каждого медицинскую страховку на английском языке — и мир открыт. В Бразилию, например, улетели, доехав на машине до Минска, а оттуда рейсы летают по миру.

У ваших мальчиков удивительные певческие таланты. Как получилось так, что они в таком возрасте стали артистами театра?

Арону сейчас 11 лет, Арлану — 9 лет, Арману — всего месяц. Двое старших учатся в детской музыкальной школе №7 Уфы по классу скрипки у талантливого преподавателя, Регины Рустэмовны Талиповой, под чуткий аккомпанимент Азамата Рафаиловича Азнагулова. Он — композитор, очень мелодичный. Делает красивые аранжировки и сочиняет великолепную музыку, в том числе для скрипки. Несколько его произведений Арлан исполнял на таких конкурсах, как «Маэстро Джаз», «Уфа-Зальцбург», в которых стал лауреатом 1 и 2 степени. А заметила вокальные способности мальчиков замечательный, опытный преподаватель ДМШ №7 Нина Михайловна Суханова, Заслуженный работник культуры республики. Она стала заниматься с ними, готовить к различным конкурсам, в которых у них также было много побед — совместно с чутким аккомпаниатором Еленой Владиславовной Порошиной.  На днях из Санкт-Петербурга мы получили результаты конкурса "Образцовые белые ночи" Елены Образцовой. Там по результатам двух туров Арон стал лауреатом 1 степени.

Ребята занимаются и в детской оперной студии при Башкирском театре оперы и балета, где детей обучает вокалу Любовь Юрьевна Липатова, под аккомпанемент Эльвиры Рафиловны Яковлевой. Вообще мальчикам везет с наставниками абсолютно во всех сферах: замечательные учителя у них и в музыкальной школе, и в театре, на танцах, и в художественной школе, и в спорте, и в математике. Огромная всем им благодарность от нас за то, что помогли и помогают улавливать, поддерживать и развивать интересы детей. Ведь сегодня ребенок — художник, завтра — поэт, послезавтра — боксёр. Нашим сыновьям пока больше всего нравится музыка. Было бы неплохо выучить итальянский язык, хотя арии на нем они уже пели: открывали в прошлом году исполнением итальянских хитов кинофестиваль итальянского кино RIFF, а в оперном театре в Уфе участвовали в постановках опер «Аттила», «Тоска», «Кармен». Актерскому мастерству они обучаются у заслуженных артистов Башкирии — Людмилы Петровны Воротниковой и Салавата Фаритовича Нурисламова из Молодёжного театра РБ. Итогом их занятий было участие в спектаклях «Снежная королева», «Буратино» и других. А пиком в их театральной карьере пока стал спектакль «Аттила» на исторической сцене Большого театра в Москве. Это представление стало последним в крайнем сезоне Большого — сразу после него все театры столицы закрыли на «самоизоляцию».

Что же вас заставляет периодически возвращаться в родную Башкирию? Необходимость по работе или желание навестить родных?

Конечно, желание увидеть родителей. Но связь с родиной есть в любом случае. Даже если я буду жить 3-4 года вдали от Башкирии, я всё равно с ней контактов не теряю. Для этого сейчас есть сотовая связь, Skype, WhatsApp, можно с их помощью всё, что угодно, делать. Я никогда не скучаю по каким-то местам и не привязываюсь душой к какому-то определенному месту. Дом для меня там, где моя семья.

Гульчачак Ханнанова, Татьяна Леснова
Теги: земляки
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке".

Если у вас есть новости, которые могут быть интересны агентству, присылайте ваши сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту [email protected], в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook.


Читайте нас в Яндекс.Новостях



Читайте также

Все новости

больше новостей



Яндекс цитирования
Top.Mail.Ru