Путь Уфы
к «Городу трудовой доблести»
В год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне в России наряду с «Городами-героями» появились и «Города трудовой доблести». Уфа в числе 20 других российских городов стала одним из них. Указ об этом 2 июля подписал президент страны Владимир Путин. Для Башкирии это стало признанием героизма всего ее многонационального народа, трудящегося с полной самоотдачей как в городах, так и в селах.

Если обратиться к цифрам, то в годы войны каждый третий мотор работал на башкирском горючем, двигатели, произведенные на Уфимском моторостроительном заводе, стояли на каждом третьем самолете. На средства, внесенные трудящимися республики в Фонд обороны, были построены авиаэскадрильи, танковые колонны, бронепоезда.

О том, как Уфа и ее жители от мала до велика преодолевали все тяготы войны, проявляли чудеса трудового героизма и тем самым изо дня в день приближали Победу, читайте в лонгриде ИА «Башинформ».
Стела «Уфа – Город трудовой доблести»
В ближайшее время в Уфе появится стела в честь объявления ее «Городом трудовой доблести». Уже сейчас проходит онлайн-голосование по выбору месторасположения монумента.

Сама стела представляет собой 20 метровую восьмигранную колонну, которую венчает позолоченный герб Уфы. Авторами скульптурной композиции выступают Константин Донгузов и Дамир Магафуров.
Героизм в тылу
В начале Великой Отечественной войны в Уфу переехало более 100 000 человек, более 40 предприятий. С запада на восток осенью 1941 года вереницей шли эшелоны с эвакуированными заводами и специалистами. Большая часть рабочих прибыла из Рыбинска вместе с легендарным моторным заводом. В Уфе вместо двигателей для комбайнов теперь предстояло делать моторы для истребителей и бомбардировщиков. В кратчайшие сроки здесь был освоен выпуск мощных моторов для боевых самолетов Як-3, Як-7, Як-9, бомбардировщика Пе-2.

В Уфу были эвакуированы и нефтеперерабатывающие заводы с юга страны. Захватить нефтяные районы СССР была одна из основных задач Гитлера. Каждый четвертый двигатель заправлялся нашим топливом. В Уфе стали выпускать топливо, которое не будет мерзнуть в морозы и увеличит мощность двигателей.
Существующие городские предприятия также с началом войны перестроили свою работу на военные нужды. Так, Уфимский хлопчатобумажный комбинат, швейная фабрика им. 8 Марта, кожевенные обувные заводы выпускали для фронта: обмундирование и обувь, маскировочные халаты, патронташи, кобуру для пистолетов, ружейные и поясные ремни. На уфимской кожгалантерейной фабрике при участии «Москожкомбината» была создана шорно-седельная фабрика, выпускавшая снаряжение для кавалерийских частей.

С началом 1942 года производство промышленной продукции выросло в пять раз, появились новые для города отрасли - химическая, текстильная, электрическая, узкоспециализированная легкая, в частности, витаминная.

Эвакуированные предприятия-дублеры присоединились к уже действующим заводам и фабрикам, другие занимали собственные площадки. К примеру, Уфимский паровозоремонтный завод принял оборудование белорусских заводов: Запорожского, Станиславского и Гомельского заводов.

Электротехническая промышленность республики выпускала электрооборудование для танков и самолётов, приборы для военных кораблей, электроакустическую аппаратуру, аккумуляторные батареи и другие. К ноябрю 1941 года в столице заработал Уфимский кабельный завод на основе эвакуированных во время войны предприятий: «Электропровод» и «Металлорукав» г. Москва, «Винилпровод» г. Подольск и «Электрошнур» г. Одесса.

За трудовой подвиг два уфимских предприятия получили на постоянное хранение Красные знамена Госкомитета обороны. Более 60 тысяч уфимцев удостоены орденов и медалей за доблестный труд в годы войны.
Константин Милотворский, труженик тыла, работник Уфимского моторостроительного завода, ныне УМПО:

«1941 год. Я вместе с другими учениками уфимской средней школы №38 выехал в Дюртюлинский район на уборку урожая. Работал на комбайне «Коммунар» контарщиком. Было очень тяжело.

В сентябре нас снова отозвали на учебу. Почти три месяца мы занимались в 10 классе, пока однажды всех комсомольцев не вызвали в райком ВЛКСМ. Собралось около 10 человек. Нас призвали бросить учебу и помочь фронту работой на оборонном заводе №26. Мы получили официальные путевки - и с 29 ноября 1941 года я был принят учеником в цех на сборочный конвейер.

Первые дни на заводе были нелегкими. Мне как ученику дали день на ознакомление. Бригадиром у нас был «культурный специалист» из Ленинграда. Несмотря на наши ошибки, он никогда не позволял себе крепкого словца. В крайнем случае от него можно было заработать щелбан. Он очень тщательно обучал нас тонкостям работы. Самые любознательные оставались часа на два после смены, помогали ему устранять дефекты снятых с конвейера моторов.

Стахановцам и перевыполняющим норму рабочим на заводе выдавали дополнительный талон на хлеб. Основной обед был небогатым, и мы всегда ходили голодные. Поэтому с получки шли на гастелловский рынок - там всегда можно было купить стакан или два жареных семечек.

Жил я на улице Октябрьской и часто пользовался рабочим поездом, который тянул паровоз. В холодное время они набивались битком, хотя и не отапливались. Даже в мороз в тамбуре и на подножках стояли и висели люди. Опаздывать было нельзя, а другого транспорта нет. В то время закон был строг: за прогул или опоздание - статья».

Бронепоезд «Уфа»
Бронепоезд «Уфа» строился на Уфимском паровозоремонтном заводе на средства трудящихся города. На его строительство к концу июня 1943 года было собрано более 890 тысяч рублей. Для того чтобы боевую машину быстрее передать фронту, рабочие сутками не выходили с предприятия, сообщила газета «Красная Башкирия» 2 июля 1943 года.

«Люди работали, не зная устали. День и ночь кипел созидательный труд, — писали в газете. — Бригада котельщиков, возглавляемая энергичными бригадирами Борисенко и Абол, сутками не выходила с завода».
Тогда, в 1943-м, коллектив цеха Уфимского паровозоремонтного завода, где создавалась боевая машина, был проникнут одной целью – выполнить почетный долг перед фронтом. «Никто не жалел сил: ни мастер Лушин, ни бригадир Хорунов, ни инженер Никулин, ни десятки других строителей-энтузиастов».

Всего за годы войны на Уфимском паровозоремонтном заводе были построены четыре таких поезда – «Полководец Суворов», «Александр Невский», «Уфа» и «Салават Юлаев». Бронепоезда не оставались на запасных железнодорожных путях. Они сразу же отправлялись на фронт.
Одним из тружеников тех лет была Мария Воробьева. Ей скоро исполнится 96 лет, она не выходит из дома, но живо интересуется новостями. Весть о присвоении Уфе звания «Город трудовой доблести» восприняла радостно. Она хорошо помнит военные годы, но рассказывает о них без пафоса.

Работать на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе Мария Григорьевна начала в 17 лет, прошла курсы электриков, так и проработала по специальности до пенсии.

«Работала во время войны на самой «огненной» установке, называлась Луммус. Работа очень ответственная была. Часто что-то горело, то и дело взрывы были, жертвы, мы очень боялись сделать ошибку, — вспоминает она. — Работали по 12 часов: с 19 и до 7 утра. Нам давали зарплату, помню, полторы тысячи рублей получала. Хлеба давали по 800 грамм. Он серый был, такой вкусный, и вот в течение дня бегаю, понемногу откусываю, а ведь надо еще домой отнести, маме, брату». Девушка пережила и тиф, и воспаление легких. По ее воспоминаниям, долечиваться было некогда, выходили на работу, как только вставали на ноги.

Родной завод остался светлым воспоминанием в жизни Марии Григорьевны. Каждый год она ждет от новых заводчан поздравлений к 9 мая.

Госпитали в Уфе
Первый военный эвакуационный госпиталь для лечения раненых на фронте был открыт в Уфе 1 июля 1941 года на базе городской клинической больницы №1 на улице Тукаева. К концу 1941 года в Уфе уже работало 20 госпиталей на 10 тысяч коек. К концу 1942 года коечный фонд вырос до 12 тысяч коек, а к апрелю 1943-го - до 13,4 тысячи.

С 1941 по 1944 год в городе осуществляли свою работу 36 эвакогоспиталей. За годы работы эвакогоспиталей были разработаны и внедрены сотни новых методов лечения и реабилитации, выросла целая плеяда ученых, высококвалифицированных врачей.
В кратчайшие сроки госпитали были укомплектованы врачами и медсестрами. В них работали 274 врача. За каждым госпиталем закреплялись шефы - производственные предприятия, учреждения культуры, науки, учебные заведения. Помощь шефов заключалась в стирке белья, чистке и ремонте обмундирования. В ряде госпиталей были организованы мастерские и курсы по подготовке счетоводов, почтовых работников, пчеловодов, киномехаников, портных, сапожников. Общество Красного Креста и Красного Полумесяца подготовило 5 тысяч доноров, за год заготавливались более тысячи литров донорской крови.

Под эвакогоспитали отводились здания больниц, институтов, школ, домов культуры, лечебные и хозяйственные базы крупных клиник и санаториев («Янгантау» и «Юматово»). Так, эвакогоспиталь №2575, расположенный в здании школы №8 на улице Ленина, специализировался на челюстно-лицевой хирургии. В учительской находилась операционная, в учебных классах размещали раненых. В госпитале №3765, который с августа 1941 по 1946 год размещался в здании современной школы №91 по улице Красина, лечили ранения ног и рук.
С самых первых дней Великой Отечественной войны началась мобилизация на фронт сотрудников Уфимского научно-исследовательского института вакцин и сывороток имени И.И. Мечникова, ныне – филиала НПО «Микроген» в Уфе «Иммунопрепарат». Врачи, лаборанты, работники технических служб призывались до 1944 года. Ушли воевать из института 93 сотрудника, вернулись только 21. За героизм и мужество, проявленные в борьбе с фашизмом, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» были награждены 64 человека. Трудовых наград за добросовестную работу в тылу были удостоены 52 работника.

На базе института развернули научно-производственную работу также эвакуированные в Уфу Московский областной институт им. И.И. Мечникова и ученые Украинской академии наук. Для Красной Армии и гражданского населения микробиологи выпускали более 30 препаратов против раневых и детских инфекций, а также холеры, тифа. Бесперебойная поставка эффективных иммунобиологических препаратов для армии и гражданского населения обеспечила сохранение эпидемической безопасности в стране.
«Помню день, когда началась война – солнечный, теплый. Мы с мужем пошли на рынок за продуктами и вдруг узнали страшную новость. Все побросали и побежали на митинг в Ушаковском парке (позже – им. А. Матросова). Народу – тьма, все записывались добровольцами на фронт. Мой муж тоже записался. Он работал на паровозоремонтном заводе. Когда завод перевели на военное производство, его как хорошего специалиста оставили в тылу. Они выпускали снаряды. Я с работниками института ходила разгружать баржи, на них из Москвы привозили флаконы. Баржи ставили не к пристани, она постоянно была занята, а к другому берегу. Иногда наши женщины прямо с грузом падали в воду. При такой тяжелой работе утром никто не опаздывал, люди были очень сознательные. Самые трудные времена, конечно, пришлись на военные годы. Хорошо, что свет не отключали, но отопления не было. Спасали сушильные шкафы – встанем рядом и греемся. Ездили в лес на заготовку дров. Рубили и пилили сами, мужчин не было. У нас была санитарная дружина, мы ухаживали за ранеными. Иногда приходили целые эшелоны. Мы выгружали медикаменты и больных. Сначала всех везли в сортировочный пункт, затем в госпиталь. Ходили дежурить к тяжелораненым, убирались там, скручивали простерилизованные перевязочные бинты, так как их не хватало. В институте для фронта готовили различные фаги», - вспоминала военные годы ветеран Уфимского НИИ вакцин и сывороток Анна Ильина.
Подготовила Альфия Аглиуллина.

По материалам Республиканского музея Боевой Славы, Национального архива РБ, издания ОАО УМПО «Дневники».

Фото: Республиканский музей Боевой Славы, Национальный архив РБ.