«Башкирское время» Коминтерна
Мало кто сейчас знает, что в далекие военные годы Уфа была столицей III Интернационала — Коминтерна. В 1941-1943 годах находился в эвакуации Исполком Коммунистического Интернационала — международной антифашистской организации, созданной в 1919 году. Здесь располагались его штаб-квартиры, школы по подготовке разведчиков-диверсантов, а также вещавшая на всю Европу антифашистская радиостанция «РВ-1».
Будущие президенты европейских стран работали в Уфе
В октябре 1941 года из-за приближения линии фронта было решено эвакуировать Исполком Коминтерна и его радиостанцию из подмосковного Ногинска в Уфу. Исполком расквартировали в здании Дома пионеров на углу улиц Ленина-Революционной, где сейчас находится Уфимский авиационный колледж. Вплоть до мая 1943 года в этом здании работали известные всем лидеры коммунистического движения.

Лидеры Коминтерна (слева направо) В.Пик, О.Куусинен, Г.Димитров, К.Готвальд, Д.Мануильский, П.Тольятти
Среди них - генеральный секретарь Исполкома Коминтерна, будущий национальный лидер Болгарии Георгий Димитров; будущий президент ГДР Вильгельм Пик; будущий президент Чехословакии Клемент Готвальд; итальянский коммунист Пальмиро Тольятти; руководитель французской коммунистической партии Морис Торез; видный деятель испанского и международного коммунистического движения Долорес Ибаррури.
Жили они в гостинице «Башкирия». Здесь не было условий для комфортного проживания, поэтому первое время элита Коминтерна спала на полу. На питание никто не жаловался, несмотря на то, что оно было очень скудным. Чаще всего это была просто печеная картошка.

52 сотрудника аппарата Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ) и члены их семей жили в селе Кушнаренково. Еще 178 человек подселили к колхозникам Ильмурзинского сельсовета Кушнаренковского района. Известно, что много политэмигрантов проживали также в Давлеканово, Чишминском и других районах.

Как отмечает доктор исторических наук, завотделом Института истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра РАН Рима Сулейманова, несмотря на большие трудности и сложности военного времени, в Башкирии для работы коминтерновцев были созданы все необходимые условия.

Антифашистское радиовещание из Башкирии
Осенью 1941 года для размещения резервной радиовышки Коминтерна или «РВ-1» имени Коминтерна было передано здание бывшего Лесного техникума в деревне Глумилино. Сейчас на этом месте жилой комплекс и торгово-развлекательный комплекс «Планета».

У этой радиовышки имелась дублирующая станция, которая была строго засекречена и находилась в деревне Дмитриевка Уфимского района.
Аэрофотосъемка радиовышек под Уфой (помечены буквой А), сделанная немецким самолетом
«Строительство «РВ-1» велось в условиях строгой секретности и было завершено в сжатые сроки. Рабочие, рывшие котлован, траншеи и монтировавшие конструкции, до последнего не знали, что именно они строят», - рассказали «Башинформу» в Республиканском музее Боевой Славы.

Непосредственно Центральная студия радиовещания Коминтерна размещалась на самом верхнем, пятом этаже Дома связи на улице Ленина, где сейчас находится уфимский Главпочтамт. Антифашистские передачи из башкирской столицы можно было слушать практически на всей территории оккупированной Европы.

О том, что радиостудия Коминтерна работала в центре башкирской столицы, никто из посторонних не знал. Объект тщательно охранялся. Ежедневная сводка новостей начиналась словами «Говорит Москва!». Радиовещание велось 20 часов в сутки на все страны Западной и Восточной Европы на 18 языках.

Морис Торез, Вальтер Ульбрихт, Георгий Димитров и другие лидеры коммунистического движения. Войне в эфире они придавали не меньшее значение, чем войне на фронте. Как вспоминали спустя годы работавшие с ними уфимцы, «это были исключительно высокоэрудированные, тактичные люди».

Первое пробное вещание прошло 1 мая 1942 года. Дикторы Коминтерна работали в прямом эфире, но все тексты тщательно редактировались. Каждый день руководитель радиостанции Пальмиро Тольятти собирал сотрудников редакции для обсуждения предстоящих выступлений. Совещания всегда начинались в одно и то же время - в девять утра.


Случались и курьезные моменты. Заранее узнав о времени выступления Гитлера, самый мощный передатчик настраивали на частоту, по которой немецкое радио транслировало его речь. Как только в выступлении фюрера возникала пауза, диктор из Уфы мгновенно включал передатчик и вставлял в эфир издевательские реплики, порой нецензурные. После этого передатчик отключался.

То, что руководство Коминтерна работало на территории Советского Союза, плохо способствовало сотрудничеству с США и Великобританией. В результате 15 мая 1943 года Коммунистический Интернационал «самораспустился». Вместе с ним закончила свое существование и Центральная радиостудия исполкома Коминтерна.

«После войны внутренние помещения здания Уфимского почтамта неоднократно реконструировались, - говорит пресс-секретарь УФПС Башкирии Борис Слуцкий. - О событиях военных лет напоминают только памятные таблички. Одна – на фасаде, другая – у двери в зал заседаний, на месте которого когда-то располагалась легендарная радиостудия».

После окончания Великой Отечественной войны радиовышка Коминтерна продолжала исправно служить вплоть до 2004 года.
Школа Коминтерна в Кушнаренково
Вторым по значимости местом для Коминтерна стало село Кушнаренково.

По предложению Георгия Димитрова в Башкирии создали спецшколы Коминтерна. Так, спецшколу в Уфе возглавлял Николай Тяпкин. О ней до сих пор ничего не известно.

Вторую секретную школу по подготовке разведчиков-диверсантов разместили в 60 километрах от Уфы — в селе Кушнаренково.

Она находилась в старинном доме, построенном помещиком Топорниным и считавшемся одним из красивейших сельских зданий Оренбургской губернии. В 1931 году здание передали плодоовощному техникуму (сейчас — Кушнаренковский сельскохозяйственный колледж).

Осенью 1941 года техникуму приказали перебраться в другое помещение. Старинные стены помещичьего дома заполнили иностранные курсанты разведшколы — юноши и девушки, горевшие желанием бороться с фашизмом у себя на родине.
«О том, что происходило в военные годы на закрытой и хорошо охраняемой территории техникума, в народе ходили разные слухи — от невнятного «жили какие-то иностранцы» до более конкретного «коминтерновцы»», - рассказывает руководитель музея истории Кушнаренковского сельхозтехникума Анна Волкова.

Место для размещения разведшколы Коминтерна выбрали очень продуманно.

«Кушнаренково — маленькое местечко, километрах в 60 к северо-западу от Уфы. Железнодорожного сообщения не существовало, летом его заменяла пароходная линия, а зимой санный путь. Это было, несомненно, идеальное место для политической школы, которая не должна была обращать на себя внимание и ученики которой не должны были иметь никакой связи с внешним миром», - написал позднее выпускник этой разведшколы, немецкий историк Вольфганг Леонгард, который сам добирался в то время до Кушнаренково на пароходе почти 10 часов.

26 октября 1941 года первые слушатели приступили к занятиям. Здесь обучали не только ведению партработы на нелегальном положении, радиопропаганде, но и разведывательно-диверсионной работе, организации партизанского движения.
Возглавил разведшколу в Кушнаренково Рубен Аврамов Леви (псевдонимы: Мигель, Михайлов) — соратник Ленина, известный деятель болгарского коммунистического движения, ставший позднее секретарем ЦК Болгарской компартии.

Под его руководством сформировали немецкую, австрийскую, испанскую, словацкую, польскую, венгерскую, румынскую, болгарскую, французскую, итальянскую, чешскую и корейскую группы.

«Выпускники кушнаренковской разведшколы сыграли ключевую роль в организации Сопротивления в Восточной Европе, - считает кандидат политических наук, директор Центра гуманитарных исследований Министерства культуры Башкирии Марат Марданов. - К преподаванию привлекались известные партийные работники западных стран и лидеры Коминтерна».

К примеру, немецкой группой руководил Пауль Вандель, после войны занявший пост министра образования ГДР. Его заместителем был Бернхард Кёнен — отец разведчиков Кёненов, известный деятель Коммунистической партии Германии.

Австрийской группой в кушнаренковской спецшколе руководил Франц Хоннер, ставший после войны министром внутренних дел Австрии. За подготовку курсантов польской группы отвечал Яков Берман, впоследствии занявший пост председателя Совета министров ПНР.

Самой большой по численности курсантов была немецкая группа. В ней обучались до 30 человек. В других группах готовили по 15-20 человек одновременно. При этом большинство предметов будущие разведчики-диверсанты изучали исключительно в своих группах. Лекции по общим темам слушали уже вместе.

Руководители Коминтерна в Уфе (слева направо) чехи Ян Шверма и Клемент Готвальд, финн Копелуки.
Самые известные разведчики - выпускники кушнаренковской спецшколы
В немецкой группе кушнаренковской спецшколы учился легендарный разведчик Маркус Вольф (псевдоним в спецшколе — Курт Ферстер), впоследствии генерал-полковник, глава разведки ГДР «Штази».

В 2004 году Маркус Вольф приехал в Уфу и встретился с сотрудниками правоохранительных органов Башкирии. Как рассказывал Вольф, курсантам запрещалось выходить за пределы школы, указывать в письмах место своего обучения.

Тогда же все республиканские СМИ широко освещали его визит в Башкирию. Газеты пестрели броскими заголовками: «Супершпион из ...Кушнаренково», «Главный шпион ГДР учился на разведчика в Кушнаренково», «Легендарный разведчик Маркус Вольф перед смертью попрощался с Башкирией» и т.д.

Еще один известный выпускник этой спецшколы — Вольфганг Леонгард, позднее ставший известным немецким политиком, историком, публицистом, ведущим западным экспертом по Советскому Союзу и сталинизму.

«Мы должны были в кратчайший срок изучить не только обращение с ручными гранатами и минометами, с предельной быстротой разбирать и собирать револьверы, винтовки, легкие и тяжелые пулеметы, но и выучить по-русски, так и на родном языке все связанные с этим делом названия», - вспоминал он.
В числе выпускников кушнаренковской разведшколы — Якуб Александрович, десантировавшийся в начале января 1942 года на территорию оккупированной Польши.

В районе Люблина и Подлясье он создал подпольную организацию, передававшую сведения о составе и передвижении немецких войск на Восточный фронт. Он же добывал ценную информацию о состоянии немецких частей в Италии и Франции, положении дел в Германии и разработке новейших средств ПВО.

Позже Якуб Александрович возглавил партизанский отряд, входивший в образованную Польской рабочей партией Гвардию Людову, занимавшуюся диверсиями на железной дороге, нападениями на учреждения немецкой администрации и освобождением заключенных.

Якуб Александрович погиб в декабре 1943 года, в бою с группой Армии Крайовой.

В апреле 1943 года через Польшу в Германию переправили еще одного выпускника кушнаренковской разведшколы, первого радиста Рихарда Зорге в Японии Иоганна Вайнгардта (он же — Манес Юзеф Иоганнович, псевдоним «Зепль»). Он должен был установить контакт с легендарной «Красной капеллой».

«Зепль» работал в Берлине и, вероятно, был вскоре арестован. Установлено, что с его радиостанции абвером велась радиоигра. В Центре это поняли и связь с ним прекратили.

Первой женщиной-участницей движения Сопротивления, десантированной в немецкий тыл во Францию, стала курсант школы в Кушнаренково Франсин Фромон. Она же — Дюпон Мадлен, Логранж Одет Мария, Анна Фролова, Жанна Гарнье. До войны — секретарь женского комсомола Парижа.

Она была заброшена на территорию Франции в январе 1942 года.

Задача Франсин Фромон - обеспечение связи командования Французского Сопротивления с Москвой. 30 июля 1943 года ее арестовали и передали гестапо. Франсин расстреляли 5 августа 1944 года, за 10 дней до освобождения Парижа, в возрасте 27 лет.

«В мае 1943 года из-за роспуска Коминтерна разведшкола в Кушнаренково была закрыта, - добавил Марат Марданов. - Ее курсанты перешли в прямое подчинение своим компартиям и были распределены по-разному. Часть направили для политической, пропагандистской работы с военнопленными, например, Хелен Бернер, часть — на фронт для радиопропаганды. Кто-то попал к партизанам в качестве переводчиков, как, например, будущий министр госбезопасности Польши Альстер Антоний».

Остается только добавить, что разветвленная система прямых связей Коминтерна с руководством национальных компартий, база и опыт нелегальной работы, полученный в довоенные годы, позволили быстро подготовить кадры, необходимые СССР для разведки, а затем и для организации партизанского движения и движения Сопротивления на оккупированных территориях. Ключевую роль в этом процессе сыграли школы, созданные Коминтерном в Башкирии.
Подготовила Галина Бахшиева.

Фото: Валерий Шахов, Республиканский музей Боевой Славы, УФПС Башкирии, открытые источники.

Дизайн: Рената Вахитова.

При написании лонгрида использовались материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию основания Коминтерна и 100-летию Башкирии.