Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.84 ↓

EUR 86.99 ↑

28 июля Среда

Уфа   °

Культура ухода за пожилыми требует милосердия и сострадания - психолог Лилия Михайлова

  Дома престарелых долгое время были темой табуированной для «приличных людей». На ней стояло своего рода клеймо еще  со времен СССР, когда пожилых людей помещали в казенные учреждения с плохими бытовыми условиями, формальным и часто жестоким обращением. Вторая причина — традиционный уклад российского общества, отсутствие независимой культуры старости.  Поместить родителей в дом престарелых могут только крайне неблагодарные, плохие дети — такой стереотип до сих пор распространен в России. О моральной и этической точке зрения вопроса, о том, какими должны быть дома престарелых, так ли они плохи и что нужно в них менять — в беседе с председателем попечительского совета благотворительного фонда «Свидетель Милосердия», клиническим психологом, экспертом Лилией Михайловой.

- Лилия Игоревна, правильно ли отдавать пожилых людей в дома престарелых? Насколько это правильно с моральной и этической точки зрения, когда у них есть здоровые дети, которые за ними должны ухаживать сами?

— С Домом престарелых и инвалидов я впервые столкнулась в 16 лет, когда пошла туда отрабатывать  летнюю практику и потом осталась на подработку до окончания школы. Днём училась в школе, после учёбы и на каникулах работала в Доме престарелых в городе Октябрьском. Трудилась на должности младшего медицинского персонала (санитаркой)  в 4-м женском отделении на втором этаже, зарплата была очень хорошая по тем временам, но желающих работать в столь непрестижном месте не было. Было у меня чуть больше  60 пациентов, из них 40 лежачих, где-то 20  ходячих, но уже со старческим слабоумием и одна бабушка вполне здравомыслящая, проживающая в отдельной комнате с домашней утварью. Я подчинялась дежурным медсёстрам отделения, у меня в помощниках были две молодые женщины – инвалиды по психическому заболеванию, попросту говоря умственно отсталые в стадии дебильности.

В круг моих обязанностей входило: питание пациентов, ежедневная смена белья, организация купания бабушек и уборка помещений.  Еду  я приносила из столовой, которая была на отдалении в метрах 20 от нашего корпуса. Вёдра с едой и питьё поднимала на второй этаж.  Далее грузила это всё на каталку и разносила по палатам, кого-то докармливала самостоятельно. Посуду мыла в кухне отделения.  Кормили пациентов очень хорошо, давали соки и фрукты, учитывая, что это были 1988-1989 года, когда магазинные прилавки были пустые или со скудным ассортиментом.  Бельё меняли раз в день. Если кто помнит, то никаких взрослых  памперсов тогда не было. В больших городах только стали появляться детские памперсы.

Больные лежали на клеёнчатых матрасах зелёного цвета, сверху заправлялась простынь, которая, как правило, сползала и престарелые просто лежали в своих испражнениях на холодных, мокрых матрасах.  Я со своими помощницами брала каталку с клеёнчатыми мешками для грязного белья, чистое пастельное и нательное бельё и начинала обход по палатам. Алгоритм был простой: лежачих поднимали на руках, перекладывали на другие кровати или на пол,  матрасы мыли, застилали чистые простыни, меняли наволочки, у кого были подушки и  пододеяльники, на женщинах меняли сорочки. Пациентки лежали практически голые,  нижнего белья лежачим не надевали. После обеда, когда у меня появлялось время, я сама дополнительно меняла грязные  простыни. Трудно было смотреть в глаза лежачим женщинам, находящимся в разуме.

Всё грязное бельё  собиралось в мешки, и я относила его в прачечную. Банный день был раз в неделю. Мыли бабушек на своём этаже, в душевой. Санитарки были очень грубыми, могли накричать, ударить, и надо было всё время их осаждать  во время помывки. Помывочный день – это отдельная история в Доме престарелых…  В моём отделении находились лежачие больные не умирающие, а парализованные или ослабленные. Умирающих спускали на первый этаж. Я бывала там редко. Люди лежали с пролежнями, летом можно было увидеть опарышей в ранах. Запах стоял жуткий. С разных палат доносился крик о помощи.  Надо отметить, что лечение в Доме престарелых не предусматривалось. За пожилыми ухаживали, но практически не лечили их.

Помимо престарелых, в корпусах находились инвалиды, способные даже выполнять определённую работу. Некоторые из них проживали там всю жизнь, влюблялись, ссорились и мирились. Инвалиды по психическому заболеванию регулярно занимались сексом в пустых палатах, женщин потом абортировали.  Иногда к моим бабушкам приезжали родственники, плакали и объясняли мне, почему не могут забрать своих сестёр, тётушек или бабушек домой. Я молча слушала эту исповедь. Просто в силу  возраста не знала, что сказать.  Домой приходила поздно, работала с 8.00 утра до 20.00 вечера, сутки через сутки. Одежда, в которой ходила на работу, пахла жутко. Волосы отмыть от запаха смерти было практически невозможно.  Вот такая история…

Что это мне дало? С возрастом, анализируя этот опыт,  поняла, что такое милосердие. До сих пор я периодически занимаюсь уходом за  одинокими  пожилыми лежачими  людьми, выхожу на неделю на работу в пансионаты.  Думаю, это всем полезно, на месте министра социальной защиты я бы формировала временные  бригады из своих чиновников и служащих и отправляла на практику в Дома престарелых и инвалидов (как это принято в медицинской или педагогической сфере на повышении квалификации). Полезно спускаться на землю и навещать социальные учреждения не с проверками или подарками, а в качестве младшего медицинского персонала.

Давайте подумаем над тем, кто отдаёт своих родителей на доживание  в  Дома престарелых. Это дети, воспитанные в семьях с разорванной эмоциональной связью или дети, вынужденные принять такое решение ввиду необходимого специализированного ухода? Пока все в силе и здравии никто не думает о старости, о долге или ответственности. Но приходит время, когда мы должны стать родителями своим родителям. И тут возникает тема любви и принятия. Бытует мнение, что все взрослые дети разочаровываются в своих родителях и все родители разочаровываются в своих детях. Листая судьбы людей, я понимаю, что в этом есть доля  правды.  После разочарования друг в друге и взаимных обид приходит равнодушие, затем хладнокровие в принятии решений о судьбе одинокого пожилого человека.

Российская ментальность отличается от западной, где культура доживания в хосписах и Домах пожилых развита довольно хорошо. Если в европейском или американском обществе норма оплачивать содержание пожилого родителя в специализированном социальном учреждении, то у нас к этому отношение неоднозначное. Это связано с милосердием.  Корень милосердия – в жалости и сострадании. Это основные свойства любви, так как нельзя любить и не страдать. Сострадательный человек всегда творит добро, оказывает помощь тем, кто в ней нуждается. Самое важное, что  он не ждёт благодарности взамен! Из чистой любви происходит наше милосердие. Взаймы даём тем, от кого не надеемся  получить обратно. Прощаем обиды и оскорбления. Даём шанс на реабилитацию отношений.

Мы не готовы пока к принятию старости вне семьи – это факт! Основная часть населения самостоятельно справляется с решением по уходу за родителями. Как правило, в Дома престарелых попадают люди без постоянного места жительства, не имеющие родных детей,  одинокие и немощные, страдающие старческим слабоумием. Дело в том, что есть такие заболевания, требующие отдельного медицинского ухода – это болезнь Альцгеймера или  деменция. Такие больные могут принести себе вред, потеряться, уйти из дома и пострадать, принести ущерб жилищу и погибнуть сами, например в пожаре. А иногда и сами родители принимают решение о добровольном размещении в Дом престарелых, по причине нежелания причинять беспокойство своим детям или внукам, проживающим на отдалении.

- Как поступать с одинокими пожилыми людьми, за которыми некому ухаживать? Вам ближе какой вариант? Первый, когда государство должно предоставить таким людям все возможные виды социальной помощи: уход на дому, обеспечение лекарствами, регулярную медицинскую помощь. Или  помещение их в специальные учреждения с добровольного согласия одинокого пожилого человека?

— Здесь  всё строго индивидуально. Главное, чтобы одинокий пожилой человек не оставался без присмотра. Неважно кто это будет – соседи или государство. Важно, чтобы он понимал, что нужен кому-то. Я считаю, что до последней возможности надо обеспечивать социальные условия  пожилому человеку  в рамках своего дома. Но как только социальные службы начинают осознавать, что дальнейшее пребывание престарелого человека в одиночестве становится опасно для его жизни или безопасности, то надо принимать решение о переводе его в специализированное учреждение, с добровольного согласия.

- По Вашему мнению, дома престарелых должны быть полностью государственными или все таки и частными? Учитывая, последние скандалы, связанные с плохим отношением к пожилым в одном из пансионатов в Уфимском районе, недавним пожаром в частном доме престарелых в Абзелиловском районе?

— Я против частных домов престарелых. Считаю, что наше общество в провинции не готово к предоставлению таких услуг. Серьёзные предприниматели в таком бизнесе не участвуют, а малоимущие не могут предоставить качественные услуги и безопасное проживание. Элементарно не в состоянии  просчитать экономику, отсюда недоедание у постояльцев, плохое медицинское обслуживание. Сама культура ухода за пожилыми и немощными людьми требует, как мы уже обсуждали с Вами, милосердия и сострадания, а это  не родится за один день по волшебству. Вспомните себя – часто вы готовы помочь одинокому пожилому соседу? Часто звоните ему в дверь, узнаёте,  что купить или как он себя чувствует? Чем вы помогли соседу инвалиду?  Когда вы были в последний раз в государственном Доме престарелых и инвалидов? Верующие люди, уезжая из мечети или храма, часто подвозят стариков домой? Нет… на все вопросы 90% ответ «нет»!  Можно сжечь тонны свечей в храмах, отбить тысячи поклонов в мечетях,  но так и не понять, что характер народа проявляется в отношениях к больным, старикам, нищим, осужденным. И, соответственно, не понять истинного милосердия. Поэтому, исходя из культуры нашего современного общества, лучше развивать сеть государственных учреждений с предоставлением платных услуг.

- По вашим наблюдениям, старые люди быстрее сдают в домах престарелых или в собственных домах?

— Зависит от эмоционального принятия самого пожилого человека. Некоторым старикам нравится общество и проживание в  условиях, где  не надо самому готовить, стирать за собой и убираться. Такая категория прекрасно приживается и живёт полной жизнью в Доме престарелых. Другие, приросшие к своему дому, не могут даже у детей находиться. Вот если они попадают в специализированные социальные учреждения, то это для них трагедия. Потребуется не один месяц адаптации и благо, если она произойдёт. Некоторые так и умирают духовно, отвернувшись к стенке, не вставая со своей кровати.

- Лилия Игоревна, наши пенсионеры вполне себе созрели, наверное, может быть, до европейской старости и они не хотят доживать свой век в одиночестве или в дальней комнате под косым взглядом зятя? Насколько верны такие суждения?

— Спорный вопрос… Созрели не многие.  Большая часть хотят быть с детьми, внуками или доживать свой век на своём диване. Они вроде бы хотят жить одни, но ждут ухода и заботы от близких, когда не получают желаемого, возникает конфликт в семье и раскол. В идеале, я бы желала всем родителям доживать жизнь в кругу своей семьи! Если выбирать между государственными и частными Домами престарелых, то я выбрала бы государственные. Ещё мне нравится опыт работы с пожилыми людьми и уход за ними в религиозных организациях.  В  Республике Башкортостан достойный пример -  Дом престарелых еврейской общины. Я считаю, что это лучший пример того, как должна быть поставлена работа в учреждениях подобного типа и какого уровня должно быть содержание и лечение наших стариков.

— Как давно Вы посещали пожилых людей? Какие впечатления остались у Вас на этот раз?

— 5 января 2021 года я навещала  пожилых бабушек в селе Ермолаево Куюргазинского района — Хадису Бикбулатову и Татьяну Павлову. Хадисе Арслановне 84 года. Дети разъехались, живут в других городах, приезжают к пожилой матери по возможности.

Хадиса Арслановна  богатая бабушка — у нее 12 внуков и 14 правнуков. Всю свою жизнь посвятила педагогике — работала учительницей начальных классов. До 75 лет активно выступала на сцене районного Дворца культуры. Она читает Ҡорьән, пишет мунаджаты, стихи. Неоднократно участвовала на районных конкурсах мунаджатов. Хадиса Арслановна окончила медресе, успешно сдала экзамены в Казани и получила исламское образование! Выглядит прекрасно, в соответствии с возрастом. Эта встреча оставила огромное количество положительных эмоций. Она удивила меня своими стихами и чтением молитв.

Татьяне Гордеевне 66 лет, она  проживает с котом. Всю жизнь проработала на разных работах, в основном разнорабочей или дворником.  Получает минимальную пенсию. Условия проживания очень бедные. Татьяна Гордеевна одинока, не имеет детей и с ней не поддерживают отношения племянники. Живёт в холодном однокомнатном пристрое с домом. Канализация не работает. Газового оборудования нет. Готовит еду и греет воду на одноконфорочной плитке. Моется в тазике прямо в комнате.

Рядом стоит большой современный дом, принадлежащий племянникам, в который доступа у неё нет. Социальный работник приходит, приносит продукты. Пожилая женщина рассказала мне, что 4 января получила пенсию, порядка 10 000 рублей. На момент моего визита у неё осталось 1000 рублей. На вопрос: «На что потрачены были деньги?», я получила исчерпывающий ответ. 4000 рублей был долг в продуктовом магазине с того месяца, 1000 рублей потратила на продукты, 1600 рублей ушло на лекарства и 1600 на тонометр. Остаток около 1000 рублей и на них  надо месяц жить.  Во время моей беседы с бабушками волонтёры помогали по дому, расчищали снег, укрепляли замки входной двери, меняли электрические розетки и оказывали помощь в других делах. Удручающее впечатление оставило жилище Татьяны Гордеевны — проводка открыта, розетки сгорели, электрощиток закреплён прямо на стене. Немудрено, что такие дома горят вместе с людьми.

Весной вернёмся к этому вопросу – будем думать, как организовать в доме элементарные бытовые условия.  Как обычно, привезла  бабушкам продуктовые наборы, Татьяне Гордеевне  иконы, а Хадисе Арслановне обещала привезти Коран, напечатанный крупным шрифтом. У двух бабушек разные судьбы, но  их объединяет одно — вера в Бога. Через свои молитвы Всевышнему они просят  мира в душе и  здоровья.

После визитов я ещё раз поняла для себя, что многому мы научились. Летаем в космос, строим прекрасные города, ездим на хороших машинах, многие уже имеют яхты… Но прощать, любить, принимать других,  жертвовать так пока и не научились!

 

Азат Гиззатуллин

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть