Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.13

EUR 86.99

1 августа Воскресенье

Уфа   °

Римма Утяшева: «Надо усвоить урок пандемии и жить дальше»

За окном давно стемнело, а в Конгресс-холле «Торатау» кипит работа. На территории главной деловой площадки Уфы временно действует Ситуационный антиковидный центр Республики Башкортостан. Десятки операторов многоканальной линии консультируют, вызывают врача, дают советы. Тем временем в импровизированном офисе только что завершилось последнее на сегодня совещание экспертов-медиков с координатором Ситуационного центра – депутатом, заместителем председателя парламентского Комитета Государственного Собрания по здравоохранению, социальной политике и делам ветеранов Риммой Утяшевой. У нас есть полчаса на разговор.

Римма Амировна, с момента открытия Ситуационного центра прошло почти полтора месяца. Уже сделаны первые выводы? Как впечатления?

– Нам удалось сделать то, к чему на первых порах мы даже боялись подступиться. Когда 13 ноября Глава республики Радий Хабиров поставил перед нами задачу организовать Ситуационный антиковидный центр, ни у кого не было четкого понимания, как это должно работать. Нужно было снизить градус напряжения в обществе, помочь людям найти ответы на вопросы и в этой части разгрузить медучреждения. Три дня мы с коллегами из Минздрава, Минцифры, БГМУ, Правительства и других структур в режиме мозгового штурма работали над концепцией центра и составляли алгоритмы решения самых разных вопросов. Параллельно шел набор и обучение операторов. Уже 16 ноября было официально объявлено о начале работы Ситуационного антиковидного центра. В первый же день мы обработали более тысячи звонков. В течение двух-трех недель шла настройка системы. Сейчас могу с уверенностью сказать, что механизм отлажен и исправно работает. На сегодняшний день мы приняли уже около 25 тысяч звонков. Работаем с 8 утра до 8 вечера без выходных. Такой же режим останется и в новогодние каникулы.

Ситуационный антиковидный центр есть пока только у нас, но нашим опытом уже заинтересовались в федеральном Минздраве и в Совете Федерации.  

Какие вопросы люди задают чаще всего?

– Самый большой блок вопросов касается амбулаторного звена и всего того, что связано с лечением на дому. Утром вызвали врача, а он до сих пор не пришел – почему?  Кто-то в семье заболел ковидом – нужно ли нам сидеть на карантине? Родственника увезла скорая – как узнать, куда? Сдали анализ – помогите получить результат. Вопросов очень много. Мы прописали алгоритмы практически на каждый случай, поэтому большинство заявок операторы отрабатывают самостоятельно, не обращаясь к экспертам. Труднее всего было со стационарами. Люди не могли дозвониться и узнать о состоянии своих близких. Решили и этот вопрос. Сейчас в каждой больнице есть горячая линия и ответственный администратор, который с 15 до 17 часов отвечает на вопросы родственников пациентов. Если человек не знает, куда увезли его родственника, тут мы помогаем сами. Эксперты связываются со «скорой» и оперативно получают информацию.

Радует, что нет серьезных проблем в педиатрии и родовспоможении. Если обращения в ситуационный центр касаются детей или беременных женщин, мы берем их на особый контроль. Но в целом могу сказать, что острых проблем в этих сферах нет.

Кто работает в Ситуационном центре?

– Среди наших операторов есть сотрудники государственных учреждений, журналисты, работники музеев и библиотек. Наши эксперты – профессора, доценты, ординаторы БГМУ, сотрудники Минздрава, Роспотребнадзора, Центра гигиены и эпидемиологии, специалисты информационно-аналитической системы «РМИАС». Операторы не обладают специальными знаниями, поэтому, если нужна консультация специалиста или надо получить сведения ограниченного доступа из медицинской базы данных, подключаются эксперты.

В нашей работе одинаково важны и знания, и способность сопереживать. Ситуационный центр – это не только про коронавирус. Иногда люди звонят просто поделиться переживаниями. Бывает, сливают негатив, выплескивают накопившееся раздражение. Приходится быть «громоотводом»: выслушивать, объяснять, успокаивать. Сейчас таких звонков меньше. Люди видят реальные дела, чувствуют поддержку, и напряжение спадает.

Больше 40 процентов тех, кто к нам обращается, – люди старше 60 лет. Одиноким пожилым людям стараемся уделять особое внимание. Иногда перестраховываемся. На днях был такой случай. Эксперт не мог дозвониться до заявителя – пожилой человек, живет один, болеет. В трубке всё время короткие гудки. Забили тревогу, срочно отправили бригаду «скорой». К счастью, обошлось: человек просто неправильно положил трубку телефона.

Ситуационный антиковидный центр – это фактически личный проект Главы республики, поэтому люди часто обращаются к нам, как лично к Главе, ждут от нас быстрых действий. Стараемся по мере возможностей решать вопросы.

В первое время лечебные учреждения относились к проекту настороженно. Были опасения, что мы создадим им дополнительную нагрузку, ведь мы сами оформляем вызовы на дом, доводим до них претензии пациентов. Но скоро они поняли, что ситуационный центр, наоборот, принял на себя часть нагрузки, систематизировал большой пласт работы. Сегодня мы тесно сотрудничаем с руководством поликлиник и больниц, стараемся друг другу помогать. Радуемся, когда люди звонят и благодарят врачей, – с удовольствием передаем благодарности нашим коллегам.

Функционал центра меняется?

– Конечно, ведь он  определяется запросами людей. Недавно мы отладили канал получения информации о состоянии пациентов в других регионах. Это было сделано после того, как за неделю поступило шесть звонков с такой просьбой. Например, позвонила женщина – ее сын-вахтовик уехал на Ямал, там заболел и попал в больницу. Она не может ни связаться с ним, ни узнать о его состоянии, переживает. В тот день в ситуационном центре дежурила доцент БГМУ Лилиана Даутова. Она через своих коллег смогла добыть информацию. Мы перезвонили заявительнице, сообщили, где находится ее сын и как у него дела, успокоили. Женщина расплакалась от радости, получив известия. Раз появляются новые потребности, ищем возможности.  

Коронавирус стал проверкой на прочность нашей системы здравоохранения. Какой урок мы извлекаем из всей этой истории?

– В глобальном плане – опасность бездумной оптимизации. За последние десять лет от нее сильно пострадало первичное звено здравоохранения. Сократилось большое количество ФАПов, закрылась часть поликлиник. Государственная медицина потеряла много сильных специалистов – кто-то ушел в частную медицину, кто-то переехал в Москву или Питер. Такие «дыры» быстро не залатать. Отрадно, что нынешний Глава республики Радий Хабиров всерьез взялся за медицину – закупаются мобильные ФАПы, реализуются программы «Сельский доктор» и «Сельский фельдшер». У нас есть отличный перинатальный центр, строится центр гематологии. В рекордные сроки построены две инфекционные больницы мирового уровня. Потом они станут многопрофильными, и врачи, особенно в Стерлитамаке, туда пойдут, потому что там будет интересно работать. Специалисты хотят себя проявлять, расти, писать диссертации, а это возможно, когда есть соответствующие условия, когда есть доступ к современному оборудованию. Я верю, что с таким подходом руководства у нас в республике всё получится. Надо только собрать все проблемы в кулак и планомерно, поэтапно их решать.

На федеральном уровне тоже сделаны выводы. Со следующего года регионы будут получать целевые субсидии на модернизацию первичного звена. В ближайшие три года Башкортостан получит из федерального бюджета более шести миллиардов рублей на проведение капитального ремонта первичных медучреждений, на покупку для них медицинской техники и оборудования.

Но кадры – это сегодня большая проблема. Врачей остро не хватает, особенно в Салавате, Стерлитамаке, в ряде сельских районов. Уже на этапе распределения наших выпускников БГМУ переманивают в Татарстан, Чувашию, Оренбургскую область – предлагают жилье, подъемные и хорошую зарплату. Люди ищут, где лучше, и это правильно. Но нам нельзя отставать: мы тоже должны обеспечивать молодым специалистам достойные условия и привлекать врачей из других регионов. Конкуренция за кадры в здравоохранении сегодня очень высока.

Это всё долгосрочные задачи, а с пандемией мы имеем дело здесь и сейчас. Что можно сделать в ближайшее время для решения сиюминутных задач?

– В качестве неотложной меры можно организовать подготовку фельдшеров. Они вполне могут взять на себя часть нагрузки как участковые терапевты. Можно бросить клич и пригласить врачей пенсионного возраста, вооружить их новыми знаниями. Бывших врачей не бывает. Я думаю, многие откликнулись бы на такой призыв и могли бы вести прием в поликлинике, не выходя на вызовы. Готовых рецептов тут нет. Нужно искать новые подходы и действовать по ситуации.

Как Вы думаете, повлияет ли пандемия на нашу повседневную жизнь? Изменит ли наши привычки?

– Скорее всего, да. Пандемия приучила нас более ответственно относиться к своему здоровью. Вирус бьет по слабым местам. Лишний вес, курение, хронические заболевания повышают риск неблагоприятного течения болезни. Здоровых людей, как известно, не бывает – мы все относительно здоровы. Но организм, независимо от возраста, необходимо поддерживать: правильно питаться, обеспечивать себе достаточную физическую активность и полноценный сон, проходить диспансеризацию и принимать меры, если появляются проблемы. Пришло понимание, что вирусную инфекцию нужно лечить дома. Ненормально приходить на работу с температурой и чихать на окружающих в прямом и переносном смысле. От такого «героизма» только вред. Пандемия приучила нас чаще мыть руки и доказала важность прививок.  

Раньше нам было в диковинку, что в Китае многие люди ходят в масках. Теперь маска и санитайзер вошли и в нашу жизнь. Если эта привычка не забудется после окончания пандемии – а я верю, что она не забудется, – то ношение масок в будущем может помочь нам лучше противостоять сезонному гриппу.

Надо усвоить урок уходящего года и жить дальше.

Римма Амировна, Вы и врач, и депутат, и научный сотрудник – доцент кафедры акушерства и гинекологии БГМУ, и руководитель общественной организации – Национально-культурной автономии татар Республики Башкортостан. Какая роль для Вас наиболее органична?

– Прежде всего я врач и остаюсь им даже будучи депутатом – занимаюсь вопросами здравоохранения. Медицина – это мое призвание. Я поняла это в десятом классе, когда навещала в больнице свою учительницу. Собиралась поступать на факультет иностранных языков, но вдруг пришло спонтанное решение, определившее всю мою дальнейшую жизнь. Не пожалела ни разу. До этого в моей семье не было врачей, а сейчас нас уже трое – я, мой старший сын и моя невестка. Надеюсь, что одна из моих внучек тоже свяжет свою жизнь с медициной. Врач – это великая и вечная профессия, ей можно посвятить жизнь.  

Чего вы ожидаете от наступающего 2021 года?

– Как и все люди, я жду окончания пандемии. Сейчас мы переживаем острую фазу, расслабляться рано. Но совсем скоро начнется массовая вакцинация. Часть населения уже переболела коронавирусом и приобрела антитела к нему. Коллективный иммунитет справится с болезнью, и жизнь войдет в обычное русло. Хотелось бы поскорее вернуть в нашу жизнь простые радости: встречи с родственниками и друзьями, посещение театров и концертов, массовые праздники… Всё это будет, осталось немного потерпеть. А Новый год лучше встретить дома, в кругу семьи. Я поздравляю всех с наступающим Новым годом и желаю здоровья, благополучия и исполнения желаний.

 

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть