Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 73.13

EUR 86.99

1 августа Воскресенье

Уфа   °

С верой и Богом жизнь становится настоящей и яркой: настоятель Богородице-Казанского храма

Село Семёно-Петровское Кугарчинского района было основано в 1861 году, в год отмены крепостного права. При основании села, как правило, закладывался и православный храм. В данном селе, бесспорно, Богородице-Казанский храм является достопримечательностью юга республики. По легенде, он был заложен после победы над французами ещё в 1814 году. Строился храм очень долго. Стройматериалы возили на лошадях издалека, по одному–два бревна, но непременно они должны были быть сухими. По рассказам старожилов, в старину строили в зимнее время, так как древесина зимой была лучшего качества. Нижние ряды брёвен заложили из лиственницы, а верхние — из сосны. Храм был большой. По архитектуре  схож с несколькими храмами нашей республики, они немного отличались друг от друга.  Первое богослужение в храме села Семёно-Петровское по одним данным состоялось в 1898 году, по другим — в 1889 году.  После революции, вплоть до 1933 года, жители не давали разрушать здание храма, и лишь с приходом к власти коммунистов, колокола были сброшены, иконы растащены. Храм закрыли, устроили в нём зерносклад и хранилище удобрения.  Восстановлением храма занялся  Пётр  Васильев, который был третьим настоятелем храма. При  нём были произведены основные реставрационные работы.  Для устранения ядовитого химического запах, оставшегося от удобрений, землю вывозили непосредственно из храма, разбирали полы.  Со временем в храме восстановились богослужения, рассказывает  нынешний настоятель храма — протоиерей  отец Александр Кудашев.  

«Мы старались поддерживать старый храм. Но, к сожалению, пять лет назад случился пожар по неопределённой причине. Деревянная церковь полностью сгорела. Экспертиза причину возгорания храма не установила. Это был очень серьёзный удар, очень серьёзное потрясение для всего прихода, для меня. На тебя наложили большую ответственность, а  произошло такое несчастье. После вечернего богослужения 19 декабря  2015 года мы разъехались по домам, а на утро нас ожидало только пепелище, обгоревшие бревна. Очень было тяжело всем. И, казалось, руки опустились. Ну как быть? Время  непростое, на что строить? А строить надо! Потому что люди не могут оставаться сиротами без храма. Через три дня  я собрал всех прихожан на приходское собрание и на месте старого храма решили строить новый храм. Конечно, не представляли, что из этого получится, на какие средства мы будем строить. Но мы просто решили. Что-то внутренне говорило мне, какой-то внутренний голос говорил, что всё будет хорошо, что всё у нас получится. Я помню лица людей, их взгляды, эмоции, когда я им сказал, что братья и сестры, с Божией помощью мы будем строить новый храм. У кого-то была ухмыльная улыбка, кто-то просто опустил голову, дескать, батюшка, на что будем строить, кто-то заплакал. Вот буквально прошло пять лет, и мы уже служим в новом храме. Для нас это большое Божие чудо!

…Мне позвонил друг мой из Москвы — Андрей, говорит, батюшка, я слышал храм у вас сгорел. Видимо услышал новостью о пожаре. И говорит — я денежки подбросил на счёт. Вы посмотрите... Когда мы посмотрели, там был  ровно 1 миллион рублей! Это было такое воодушевление, когда я  людям объявил, люди стояли и плакали. И мы на этот миллион рублей начали завозить кирпич на строительство храма. Это был конец января, начало февраля. Когда уже стопками кирпич стоял на территории церкви, у людей появилась какая-то надежда. Я ему очень благодарен, так как Андрей положил начало строительству храма. Дальше больше... люди начали молиться и вера укрепилась. И вот мы сейчас видим то, что видим. Как так получилось, я не знаю. Я до сих пор удивляюсь, когда я прихожу на службу. Меня до сих пор охватывает трепет от этого величия, благолепия! Мы не думали, не знали, как его строить, по каким проектам, по каким параметрам, что будет внутри, но просто работа шла. То, что было утрачено удалось преумножить. У нас на территории храма теперь есть большое здание  воскресной детской школы. Сейчас там идут отделочные работы. Я надеюсь, что придёт время, когда мы  услышим детский смех, детские голоса и будем учить детей нравственности, заповедям Божьим, основам православной культуры.

…Старый деревянный храм стоял не по центру территории церковной, а немного справа, ближе к церковной ограде. Из исторической справки мы знали, что на территории церкви похоронен священнослужитель, но где конкретно, не знали. Священник, который до меня служил — отец Пётр считал, что захоронение, как обычно за алтарём и  поставил крест там, якобы там должны быть могилы. Но когда мы начали строить храм, мы поняли, что могилы совершенно не там. По могилам в советское время сделали дорогу. По ним ездил транспорт в соседнее село. А новый храм мы решили поставить не на старом месте, а по центру церковного участка. Когда  начали копать котлован, сердце мне подсказало, что при раскопке можно наткнуться на могилу священника. Об этом я уже заранее предупредил старосту, чтобы он в свою очередь предупредил экскаваторщика. Так и вышло. Там, где сейчас стоит храм, были обнаружены могилы священников.. При том гробы были все целые. Один священник был похоронен до революции, другой в тридцатых годах. Когда гробы открыли, то там были косточки священников. Сохранилась часть облачения, головные уборы священнослужителей были целы. Примечательно, что у каждого священника были крест и  Евангелие. С виду Евангелие было в сохранности, но как только мы к нему прикоснулись, оно рассыпалось в прах,  всё истлело. То есть там получается пепел, листочками уложенный и на этом пепле  виден текст Священного Писания.  Сейчас останки священников сложены в двух гробах и мы будем их заново погребать с почестями здесь — на территории храма, когда закончим облагораживать всю территорию. Процентов на 85 благоустройство территории мы в этом году сделали. Осталось совсем чуть-чуть. Весной мы это доделаем. И священнослужители вновь обретут свой покой на территории родного храма», — говорит отец Александр.

Площадь нового храма больше, чем прежнего деревянного. Храм тёплый, мраморные полы с подогревом. Храм расписывали казанские мастера.  
«Расписывали они втроём, два года. Знаете как? Я им не говорил, какие образы и как писать. Они начали сверху и постепенно спускались по стенам. Всё гармонично расписали. Такое ощущение, что проработал какой-то дизайнер…»
Иконостас в храме фарфоровый. Это единственный храм в республике с фарфоровым иконостасом.  
«Фарфоровый иконостас действительно необычный. Вообще, когда мы делали выбор и определяли, какой поставить иконостас, мы смотрели, как будет смотреться тот или иной иконостас в нашем храме.  Фарфоровый иконостас — это нераспространённое явление. Кажется, что это очень хрупко и не практично. На самом деле этот фарфор крепкий, обработан определённой температурой, и он собран на металлическом каркасе. С ним  можно было играть цветом. Иконостас должен быть приятным, не резать глаз, не вызывать раздражение, наоборот умиротворять. Наш иконостас изготовлен фарфоровым заводом города Екатеринбурга. Иконостас хорошо сочетается с росписью храма. Храм у нас Богородичный, поэтому иконостас имеет голубой цвет и сроднился с росписью стен», — рассказал отец Александр.
Удивляют здесь и колокола – ими можно управлять вручную, а также через электронную систему. Находясь в любой точке страны и имея мобильный интернет через сотовый телефон можно запустить звон колоколов.  Отец Александр лично вникал во все строительные хитрости. Многие элементы здания сделаны по его проектам.  Например, входная дверь оригинальной формы, напоминает вход в старинные замки. Другой такой, наверное, нигде нет. Причудливо выглядят лестничные перила, оформленные в форме виноградной лозы. В цокольном помещении храма расположен ещё один храм в честь Апостола Андрея Первозванного.
  
«Нижний храм построили, так как думали, что строительство у нас затянется надолго. Помещение нижнего храма очень уютное и всем нравится, светлое, домашнее, мы любим в нём служить. А в верхнем храме проводятся службы на великие праздники. Когда старый храм сгорел, я ещё учился в Академии и приехав на сессию неожиданно получил подарок от сокурсника. Священник из белорусского города Гомель привёз мне в поддержку напечатанный — бумажный  иконостас и облачение, со словами — возьмите, Вам пригодится. Вы знаете, этот иконостас до сих пор находится в храме, он нам стал родным», с — гордостью говорит священник.

Александр Кудашев отметил, что он спокоен, так как храм вернулся в село:

«В церкви мы живём одной семьей, у нас нет границ между настоятелем и прихожанами, вместе мы стараемся идти путём нашей веры, преодолевая трудности. Я чему-то учусь от прихожан, они от меня. Здесь главный Господь и люди, а я между Богом и людьми. Я человек, который всем должен служить…»
Благодаря помощи и поддержке благотворителей, храм восстановился.  
«Благотворителей Господь послал, услышав молитвы людей. Один из благотворителей нашего храма фонд «Урал», и его руководитель – первый президент Башкортостана Муртаза Рахимов. Когда мы начали монтаж фундамента, он выделил определённую сумму и даже сам лично приезжал на стройку. Бог дал нам ещё и других благотворителей, которые смогли помочь…»
Местное население в начале строительства собрало более 700 тысяч рублей денег. Многие согласились работать. Поддержали администрация Кугарчинского района и ряд других организаций. Всей душой болел за возведение храма и постоянно помогал руководитель местной агрофирмы «Иртюбяк» Олег Николаев.

Сам отец Александр после окончания Тобольской православной семинарии, получил второе высшее образование в Киевской Духовной академии. Кроме службы в храме, он имеет своё  фермерское хозяйство. У него козья ферма с прекрасным поголовьем англо-нубийских коз и коз породы камори (Пакистан). Есть своя пасека.

  
«Слава Богу, если сельский храм сможет содержать  себя сам. Очень хорошо, набрать средства для детей, детского дома, приютов. Для себя, чтобы быть независимым от прихода, от прихожан, чтобы не спрашивать и ждать от кого-то помощи, я занимаюсь фермой. У меня основной доход от фермерского хозяйства. Это больше ста семей пчёл, и я буквально два года назад завёз импортных козы камори (пакистанские) и коз англо-нубийской породы (американские) — это молочные козы. Наша  семья перешла на козье молоко, сами делаем творог, сметану, твёрдый сыр.  Молоко у этих коз без запаха, очень вкусное. Планируем заняться племенным разведением коз. Я очень люблю животных. В детстве хотел стать врачом и ветеринаром. На сегодня обе мечты сбылись. Сейчас я своим козам делаю операции, помогаю при родах, ставлю уколы и системы внутривенно при необходимости. То есть жизнь идёт, осваивается новое, учимся постоянно».
  

Александр Кудашев отметил, что важно видеть  и чувствовать духовные краски жизни, остальное совсем не важно. Он благодарен Богу, что повстречал много хороших людей. Только с верой и Богом жизнь становится настоящей и яркой.

Строительство церкви в селе Семёно-Петровское  Кугарчинского района стало ярким примером объединения усилий неравнодушных людей. Людей разной социальной принадлежности, национальности и даже веры. Пример того, как религиозным деятелям нужно относиться к своей работе. Пока есть такие люди, как отец Александр, в этом мире остается вера, надежда и любовь.

Материал подготовлен при благословении Его Преосвященства епископа Салаватском и Кумертауского Владыки Николая

 

Азат Гиззатуллин

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или
Оставлять комментарии к новостям можно в группах "вконтакте" и в "фейсбуке"
Читайте нас в Яндекс.Новостях
Читайте также
Лонгриды
закрыть