Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.14 ↑

EUR 69.46 ↓

14 декабря Четверг

Уфа   °

Пчеловоды Башкирии усомнились в полезности австралийского улья

ОБЩЕСТВО

УФА, 13 мар 2015. /ИА «Башинформ», Розалия Валеева/.

В сети набирает популярность видеоролик с демонстрацией проекта улья, для извлечения меда из которого достаточно подставить емкость и подождать, пока она наполнится. Ролик о революционном способе добычи меда набрал миллионы просмотров за несколько дней. И это неудивительно: извлечение меда из ульев — самая трудоемкая и времязатратная работа в пчеловодстве. Операция состоит из множества шагов, основными являются открытие улья, удаление пчел, распечатывание сот и работа центрифуги аппарата медогонки. А австралийский проект Flow предлагает решение, при котором для извлечения меда не нужно открывать улей и тревожить пчел — нужна лишь емкость, в которую будет стекать готовый продукт.

С помощью ролика изобретатели необычного улья привлекли внимание к сбору средств на производство, и даже собрали сумму, превышающую первоначально запланированную. Однако башкирские пчеловоды после просмотра ролика выразили сомнение в жизнеспособности такого устройства. Генеральный директор ООО «Башкирские пасеки+» Сергей Мулюков считает, что ролик — всего лишь пиар-акция.

— Ролик — пиар-ход для привлечения инвестиций на реализацию проекта, — говорит Сергей Мулюков. — Что касается изобретения, считаю, что это монтаж, и то, что они предлагают, — нереализуемо. Невозможно получать мед, не беспокоя пчел и не подвергая их опасности. Даже если я не прав и изобретение действительно работает, в Башкирии в промышленных масштабах его не применить — на зиму пчел мы заносим в омшаники. Как контролировать количество оставшегося меда в таком «инновационном» улье? Нашим пчеловодам ближе канадское промышленное пчеловодство — акцент на увеличении числа пчелосемей и пасеки, труд им облегчают автоматизация и оптимизация процессов. В Канаде есть пчеловоды, которые содержат 17 тысяч пчелосемей втроем — отец, мать и сын. И только в дни сбора меда нанимают персонал на короткое время. Только в этом случае можно говорить об увеличении количества меда. Без труда, чтобы мед сам наполнял банки — это маловероятно.

Такого же мнения придерживается практикующий пчеловод Рафаэль Валеев.

— Массовое использование таких ульев в наших условиях невозможно, — говорит Рафаэль Валеев. — Ради интереса — один-два, не более. Кроме того, есть вопросы по защите вытекающего из рамок меда от пчел — в реальности насекомые просто будут «воровать» этот мед и разорят улей (при традиционных ульях медогонку устанавливают в закрытом помещении). Также неизвестно, каким образом осматривать рамки на предмет наличия в них личинок пчел.

 — Нам надо учиться реализовывать свой мед, «брендировать» его за пределами не только республики, но и сделать его транснациональным. Люди по всему СССР знали о башкирском меде. Знали о том, что он самый лучший. К сожалению, это поколение уходит, а молодежь о башкирском меде ничего не знает. У нас есть перспективы. К примеру, новозеландский мед манука стал известен благодаря правительству страны — были выделены значительные денежные средства на исследование качеств меда, были найдены уникальные свойства. Теперь новозеландский мед продают во всех аптеках, он известен во всем мире. Я считаю, что башкирский мед ничем не хуже, — прокомментировал Сергей Мулюков.

Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть