Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.23 ↓

EUR 69.80 ↓

12 декабря Вторник

Уфа   °

Мирас Идельбаев: "Феномен Салавата до конца еще не раскрыт"

ОБЩЕСТВО

"Первое сражение Салавата Юлаева с Михельсоном произошло 7 и 8 мая. Об этом Михельсон подробно докладывает генерал- поручику Федору Щербатову, но преувеличивает свои заслуги в этих боях. И в то же время он не мог не признать смелости, мобильности и военной хитрости в действиях отряда Салавата. Из того же рапорта мы узнаем, что сражение происходило в 17 верстах от Сима. Салават умело использовал хорошо знакомую ему горно-лесную местность. В первый же день он сумел переиграть царского военачальника. Салават отправил против всей конницы Михельсона только пятьсот человек, которые, заманив врага, стремительно отступили и собрались в деревне Ерал. Когда Михельсон с главными силами подошел к этой деревне, то Салавата уже и след простыл.

Салават, изучив своего врага, готовится к более серьезному сражению, которое состоялось 8 мая. Именно здесь Михельсон начинает понимать, с кем имеет дело. "Мы нашли такое сопротивление, какого не ожидали. Злодеи, не уважая нашу атаку, прямо пошли к нам навстречу..."

Если в первых рапортах Михельсон говорил о скорой победе над Салаватом, то после боя 8 мая он, сам того не подозревая, признает свое моральное поражение".

Это отрывок из книги литературоведа, писателя, преподавателя кафедры башкирской литературы до XX века Башгосуниверситета, доктора филологических наук Мираса Идельбаева "Сын Юлая Салават". Сам автор определяет ее жанр как историко-документальное эссе, в котором кроме художественных моментов очень много места уделено научным исследованиям, размышлениям, предположениям. Созданию этого труда предшествовало многолетнее изучение жизни и деятельности национального героя башкирского народа, Идельбаев посвятил ему более ста своих публикаций в республиканских и зарубежных изданиях, большое количество статей в энциклопедии "Салават Юлаев" и отдельную монографию о поэтическом его творчестве. О том, к каким выводам пришел писатель и ученый в результате своих исследований и поисков, он рассказал в беседе с корреспондентом "Башинформа".

— Мирас Хамзович, стоит, наверное, начать с первых салаватоведов, с того, что знали о Салавате они и что знаем теперь о нем мы...

— Тема Салавата Юлаева всегда вызывала большой интерес. И в то время, как это имя и все, связанное с повстанческим движением 1773-1775 годов, в России специальным манифестом императрицы Екатерины II было предано "вечному забвению, глубокому молчанию", на западе, в частности, во Франции и Германии, еще при жизни Салавата и в начале XIX века были опубликованы в печати материалы и даже книги о его борьбе с корпусом подполковника Михельсона. Уже в ходе Крестьянской войны европейская печать регулярно и подробно освещала все успехи и неудачи Пугачева. В самой же России за два года восстания на страницах печати не появилось ни строчки о потрясших государство событиях. В "Истории Пугачева" Пушкин первым в России указал, что Салават Юлаев был одним из ближайших соратников Пугачева и играл большую роль в сражениях на территории Башкортостана. До середины XIX века в научных работах и художественных произведениях авторы только повторяли данную им герою оценку, потому что не хватало новых источников о нем. А в 70-90-е годы XIX века благодаря научным исследованиям, кропотливой работе в архивах, сбору материалов непосредственно у народа Руф Игнатьев, Филипп Нефедов и Николай Дубровин открыли миру поэтический талант батыра. Далее, в XX веке изучение жизни национального героя шло волнообразно, то угасая, то поднимаясь вновь. Так, наблюдался всплеск интереса к его судьбе в 20-х, в 50-х и в 70-90-х годах XX века. Эти "волны" исследований, образно говоря, выносили на берег все новые находки: рукописи, сочинения. Мы получили некоторые сведения о его семье и детях, теперь ни для кого не секрет, куда был отправлен на каторгу Салават и когда он встретил свой последний рассвет. Нашлись неизвестные документы в архивах, которые позволили нам узнать о его таланте полководца и вождя, о его мировоззрении, общественно-политических взглядах. Исследования последних лет говорят о его таланте певца- импровизатора, выдающегося башкирского поэта своего времени.

— Творчество Салавата Юлаева открывает для нас новые грани этой выдающейся личности, за строками его стихов и песен мы видим живого человека с его думами, страстями и страданиями. Для меня, русского, эти строки снимают их автора с высокого пьедестала, на котором мы привыкли видеть его, застывшего в бронзе, в качестве памятника, и ставят его рядом с нами, среди нас, делают нашим современником. И, наверное, долг литературоведов, их благородная миссия — донести это творчество до народа, причем не только для тех, для кого родной язык — башкирский...

— Бесспорно, это так, и в этом направлении уже немало сделано. Интерес к поэтическому наследию Салавата Юлаева резко возрос в семидесятые годы прошлого века. Профессор Ахнаф Харисов посвятил ему специальную главу в книге "Литературное наследие башкирского народа". Восемь стихотворений Салавата в переводе Бориса Турганова на русский язык и с вступительным словом народного поэта Башкортостана Мустая Карима печатались в журнале "Дружба народов" и в сборнике "Наш Салават", были изданы отдельной книгой.

Те же образцы вошли в серию "Библиотека Всемирной литературы". Таким образом, творчество Салавата Юлаева достойно заняло место в мировой классической поэзии.

— И все же, Мирас Хамзович, деятельность Салавата Юлаева настолько поражает воображение своей масштабностью, что создается впечатление, что в личности его для нас еще остается некая тайна, и сам он является не до конца разгаданным феноменом. Будет ли когда- нибудь сказано последнее слово о Салавате?

— Если мы будем внимательно и бережно относиться к наследию Салавата, то сможем еще ближе подойти к раскрытию сути его феномена. На этом пути есть у нас задачи, которые требуют решения в первую очередь. Скажем, мы можем более детально доказать, что Салават Юлаев занимает по своей роли в Крестьянской войне место, равное Пугачеву, а по некоторым своим качествам полководца даже превосходит его. Именно поэтому среди многих руководителей башкирских восстаний Салават стал национальным героем в глазах народа.

Мы можем более убедительно показать настоящее место, которое занимает его поэтический талант в башкирской литературе. Салават новаторски соединил в своем творчестве традиции изустной и письменной литератур, существовавших до него раздельно. Здесь нужны еще более глубокие исследования.

Салавату посвятили свои произведения многие писатели, такие как Дмитрий Мамин-Сибиряк, Григорий Данилевский, Салиас де Турнемир, Павел Бажов, Вячеслав Шишков, Евгений Федоров, Степан Злобин. Но ведь далеко не таким был Салават, каким они его видели. Теперь мы должны воссоздать более реалистичный образ национального героя, его высокий интеллектуальный и культурный уровень. В будущем должны появиться произведения, которые сумеют ближе подойти к истине.

— Борьба за свободу Башкортостана, его государственность была самой важной задачей батыра и требует отдельного большого исследования, — сказал в заключение Мирас Хамзович. — Многие страницы нашей истории по тем или иным причинам были искажены, но настала пора взглянуть правде в глаза. Новые поколения исследователей, писателей, художников, мастеров искусств сумеют помочь народу обрести подлинного Салавата — национального героя Башкортостана. Но никогда не будет сказано последнее слово о Салавате.

Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть