Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 57.33 ↑

EUR 67.45 ↓

18 октября Среда

Уфа   °

Раз ошиблись, два ошиблись, три... И так далее?

ПОЛИТИКА

Когда ее представляли депутатам Государственного Собрания республики, она произвела на них в общем-то положительное впечатление. Имеет управленческий опыт, хорошо говорит. Внушала доверие и ее внешность. Невысокая и крепко сбитая, эта 38-летняя женщина своим обликом напоминала... кого бы вы думали? Наполеона! Да-да...

Когда ее представляли депутатам Государственного Собрания республики, она произвела на них в общем-то положительное впечатление. Имеет управленческий опыт, хорошо говорит. Внушала доверие и ее внешность. Невысокая и крепко сбитая, эта 38-летняя женщина своим обликом напоминала... кого бы вы думали? Наполеона! Да-да, именного его, но не молодого генерала Бонапарта в начале его ослепительной военной карьеры, а уже зрелого правителя, когда он провозгласил себя императором Франции, и когда его аскетичное прежде лицо округлилось, а угловатость и резкие черты сгладились и облагородились. Директор Федеральной регистрационной службы, представляя нового руководителя регионального подразделения его ведомства, выразил уверенность, что Светлана Александровна Кудряшова сумеет исправить сложившееся в нем положение, улучшить его работу. Автору этих строк довелось присутствовать на описанном событии. Как и на аналогичном предыдущем, когда вступал в должность председателя Государственной регистрационной палаты предшественник Кудряшовой. Тогда палата была при Министерстве юстиции РБ, и нового главу этой службы представлял министр. Произносились такие же напутственные слова и так же выражалась убежденность в том, что новый руководитель оправдает оказанное ему доверие, устранит недостатки, которых, мягко говоря, в работе палаты было немало.

А более высокий руководитель, выступивший после министра, выразился более резко, сказав, что пора очистить эти авгиевы конюшни (читай — палату) от засевших там коррупционеров и бюрократов, чье отношение к посетителям иначе как издевательством над людьми не назовешь.

Все знали, о ком идет речь. Ведь предшественник предшественника Кудряшовой поставил работу так, что очереди в кабинеты чиновников выстраивались длинными хвостами на улице, люди выстаивали в них целыми днями, чтобы, дойдя до заветного стола, услышать от сидящего за ним клерка, что им надо дополнительно принести какие-то справки и копии каких-то документов, заверить их там-то и там-то, то есть, начинай все сначала и снова занимай на улице очередь ни свет, ни заря. Того председателя палаты, предшественника предшественника Кудряшовой застать в его кабинете было трудно. Но он трудился в поте лица, шустро оформляя новую бесплатную просторную квартиру в собственность своей семьи, другую — такую же бесплатную и новую — в собственность своему родственнику и одновременно личному водителю, третью... Неизвестно, сколько бы еще жирных кусков успел урвать от государственного пирога этот глава, или, скорее, главарь палаты, с избытком используя административный ресурс, который давала ему его должность, если бы задержался в ней подольше.

— Ошиблись мы в этом человеке, — разводили руками в Министерстве юстиции, подыскивая ему замену. Нашли. Назначили. Но никаких авгиевых конюшен от бюрократов он не очистил, а вот во многом другом весьма преуспел, как и его предшественник. В коррупции, естественно. Словом, опять ошиблись те, кто пытался укрепить руководство палаты надежными кадрами.

А пока шло это "укрепление" изменился сам статус укрепляемой палаты. И должность Светланы Кудряшовой уже одним своим названием вызывала трепет у рядовых граждан, обращающихся со своими заботами в ее офис: руководитель Главного управления Федеральной регистрационной службы по РБ. Каков уровень, какие масштабы! Но этот трепет сменялся возмущением и проклятиями, когда эти граждане сталкивались с порядками, царящими в стенах этой службы. Те же очереди, те же бездушные чиновники, находящие какое-то садистское удовлетворение в том, чтобы заставить посетителей принести дополнительные справки и копии документов, которые другие чиновники, коллеги первых, отбрасывают как совершенно ненужные бумажки.

Главный регистрирующий орган республики находится в самом дальнем корпусе Уфимского приборостроительного производственного объединения на улице 50-летия СССР и найти его можно только по скоплению народа возле него. Никаких указателей, крупных вывесок. Табличку, в конце концов, можно обнаружить, но написана она таким мелким и неброским шрифтом, что почти сливается серым цветом с кирпичной кладкой здания, на котором она вывешена. Чтобы прочесть ее, нужно подняться по ступенькам высокого крыльца парадного входа и, перегнувшись через перила, вытянуть шею влево. Вы заходите внутрь. Сколько здесь людей! Перед каждой кабиной или окошком — толпа! Вы обходите все помещение, начиная с цоколя и заканчивая верхними этажами, где специалисты сидят в отдельных кабинетах, надеясь отыскать стенд с нужной вам информацией, скажем, о приватизации жилья. Если и найдете, то он окажется в таком укромном уголке первого этажа, почти закутке, как будто специально спрятан от любопытных глаз. Но информация на нем не полная. Есть перечень документов по приватизации, но ничего не сказано о госпошлине. Спросить об этом абсолютно не у кого. Чтобы задать вопрос специалистам-экспертам, нужно выстоять огромную очередь. У кабинки бесплатного юриста, который принимает на цокольном этаже, тоже толпа. Госрегистраторы на третьем этаже отмахиваются, довольно вежливо посылая вас опять... вниз, на цокольный этаж, где вы уже были...

Неужели женщина с наполеоновской внешностью ничего этого не видела? Неужели так трудно чиновнику ее ранга облегчить людям хождения по таким вот присутственным местам? Может и видела, но ей было не до этого. Другие были у нее заботы.

Как стало известно из сообщения официального представителя Прокуратуры республики, против Светланы Кудряшовой было возбуждено уголовное дело, и 19 марта она была арестована. Но не за бюрократизм в работе вверенной ей службы. Бюрократов у нас, к сожалению, не арестовывают. Ей предъявлены обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями и превышении их. Инкриминируется нецелевое расходование средств, выделенных федеральным бюджетом на ремонт административных зданий регионального управления Федеральной регистрационной службы в Уфе и Стерлитамаке. Десятки миллионов рублей были перечислены на счета фиктивных коммерческих организаций Москвы, где впоследствии обналичены и похищены.

Кстати, в эти же дни Президент РФ освободил Сергея Мовчана от должности директора Федеральной регистрационной службы — главного государственного регистратора России.

Превышение должностных полномочий или злоупотребление ими. Коррупция. Почему-то дела о таких преступлениях очень редко доходят до суда. В этой связи хотелось бы напомнить, что в нашей республике впервые в России был принят в свое время закон о борьбе с коррупцией. Но в связи с отсутствием правоприменительной практики по данному виду преступлений действие этого закона Госсобранием республики было приостановлено, дабы не дискредитировать правовой акт. Глава Совета Федерации РФ Сергей Миронов выдвинул на днях предложение приравнять коррупцию к измене Родине и наказывать соответственно. Может эта исключительная мера пресечет то зло, которое своими масштабами уже угрожает безопасности государства.

Автор: Александр Зиновьев

Новости партнеров
Лонгриды
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть