Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 57.65

EUR 69.07

24 сентября Воскресенье

Уфа   °

17 марта Рудольфу Нурееву исполнилось бы 69 лет

ПОЛИТИКА

17 марта Рудольфу Нурееву исполнилось бы 69 лет. 1 января 1945 года в Башкирский государственный театр оперы и балета пришел мальчик, ради которого люди через 20 лет будут разбивать палатки перед "Метрополитен-опера" в Нью-Йорке и по три дня дежурить в надежде достать билет.
Дакота-Хаус на 72-й стрит. Этот...

17 марта Рудольфу Нурееву исполнилось бы 69 лет. 1 января 1945 года в Башкирский государственный театр оперы и балета пришел мальчик, ради которого люди через 20 лет будут разбивать палатки перед "Метрополитен-опера" в Нью-Йорке и по три дня дежурить в надежде достать билет.

Дакота-Хаус на 72-й стрит. Этот адрес сегодня известен истинным меломанам мира. Здесь на одной площадке с Джоном Ленноном жил Рудольф Нуреев. Гений танца ХХ века. Мой земляк. И прийдя сюда, я встретилась с парой из Лондона — мужчиной и женщиной, которые фотографировали этот знаменитый дом. Мы разговорились. Ее родители — музыканты. В детстве она постоянно слышала и не раз видела Нуреева c Марго Фонтейн в Ковент-Гардене. "О, вы из его города, это так неожиданно!" — радостно воскликнула она. Мы еще долго сидели на скамье Центрального парка, напротив дома. "Удивительно, — думала я, — достаточно было произнести только имя — Нуреев. Для доверия и взаимопонимания людей с разных концов Земли он сделал больше, чем дипломаты и те, кто лишал его гражданства".

Самая блистательная пара в истории балета — Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев — были созданы друг для друга. "...Когда они вдвоем на сцене смотрят друг на друга, улыбаются друг другу, плачут, прощают или глядят в лицо смерти, все прочее бледнеет, и кажется, будто во всем мире осталось лишь два человека, — писал в "Нью-Йорк геральд трибьюн" Уолтер Терри. В 1964 году в Вене Нуреев поставил "Лебединое озеро". Ему и Марго Фонтейн устроили безумную, рекордную овацию, занавес понимался более 80 раз.

С "Чингисханом балета" считали за честь дружить Жаклин Кеннеди и баронесса Ротшильд, ему рукоплескали короли и президенты. Потрясение от феноменального танца Нуреева было таково, что толпы поклонников в Нью-Йорке, Париже, Монреале, Лондоне, Буэнос-Айресе приходилось сдерживать порой с помощью конной полиции.

Он ни разу не позволил себе отозваться неуважительно о своей стране, "этот парень из Башкирии — отличный русский патриот", удивлялись журналисты. — Он лишь добавлял, что в России танцовщик получает нищенские деньги". По воспоминаниям друзей, Рудольф любил пить чай по татаро-башкирскому обычаю, с медом. И часто за кулисами накидывал на плечи башкирский елян.

Последнее появление на публике у Рудольфа Нуреева состоялось на постановке его любимой "Баядерки" в "Гранд-опера" в 1992 году. Занавес поднялся, и несколько секунд молчание стояло в зале. А потом... зрители в едином порыве поднялись с мест. "Возгласы "браво" смешивались с криками "Прощай!", обращенными к худощавой фигуре в вечернем костюме и роскошной алой шали, наброшенной на левое плечо. Улыбаясь и черпая силу из восторгов зала, он устало поднял руку в приветствии и прощании" (из книги Дианы Солуэй "Рудольф Нуреев на сцене и в жизни"). Эпоха Нуреева длилась 30 лет.

И она продолжается. В балетных постановках под его именем, в книгах и фильмах, в восхищенной и благодарной памяти людей по всему миру.

В начале марта мы говорили о Рудольфе Нурееве с другим нашим земляком, известным европейским певцом, с успехом выступающим и в "Гранд-опера", — Альбертом Шагидуллиным.

"Здесь, в Европе, это бог, бог в искусстве. И предстоящий юбилей  — 70-летие великого танцовщика — в 2008 году будет широко отмечаться. Если объявить гала-концерты, посвященные Рудольфу Нурееву в Уфе, думаю, многие звезды не откажутся приехать и выступить! А сборы передать на создание памятника нашему легендарному земляку".

После "Метрополитен-опера", "Гранд-опера" я с новым чувством пришла к Башкирскому театру оперы и балета. Именно в этих стенах шестилетний мальчишка был навсегда очарован танцем и подарил это чувство всему миру. А вернувшись через многие годы, одиноко ходил по театру и по городу, название которого многие в мире узнали благодаря ему. Во имя великого и взаимного прощения, во имя любви к гениальному, самому известному в мире земляку, у театра, думается, должен быть установлен памятник. Что означало бы — Рудольф Нуреев вернулся...

Автор: Римма Буранбаева

Теги: культура
Новости партнеров
Лонгриды
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть