Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.36

EUR 69.71

21 августа Понедельник

Уфа   °

Муртаза Рахимов: "У каждого человека должна быть уверенность в завтрашнем дне"

ПОЛИТИКА

На минувшей неделе состоялось важное политическое событие в истории Башкортостана - депутаты Госсобрания - Курултая РБ единодушно проголосовали за кандидатуру Муртазы Рахимова, представленную Владимиром Путиным на должность Президента республики. В связи с очередным избранием на эту высокую должность Президент Республики Башкортостан ответил...

На минувшей неделе состоялось важное политическое событие в истории Башкортостана — депутаты Госсобрания — Курултая РБ единодушно проголосовали за кандидатуру Муртазы Рахимова, представленную Владимиром Путиным на должность Президента республики. В связи с очередным избранием на эту высокую должность Президент Республики Башкортостан ответил на вопросы агентства "Башинформ".

Ниже публикуем текст этого интервью:

— Муртаза Губайдуллович, начался новый этап в истории Башкортостана — депутаты Госсобрания — Курултая Республики Башкортостан единогласно проголосовали за Вашу кандидатуру, представленную Владимиром Путиным на должность Президента республики. Ждут ли всех нас какие-либо значительные перемены в связи с указанным событием? Как будет жить регион, которым, в соответствии с действующим российским законодательством, Вы будете руководить в ближайшие пять лет?

— Будет тот же курс, который у нас выработан давно и поддерживается населением. Это курс на повышение уровня жизни людей. Волею судьбы когда-то я стал руководителем республики. С тех пор моя работа — решать проблемы людей. А меня с детства учили, что свою работу нужно делать хорошо. Сложностей у людей, конечно же, хватает. И запросы у всех очень разные — одному нужно много, другой довольствуется малым, на всех, конечно, не угодишь. Свое предназначение я вижу в том, чтобы у каждого человека была работа, зарплата, позволяющая нормально жить, мир и согласие в республике, одним словом — уверенность в завтрашнем дне. Этими вопросами можно заниматься бесконечно, предела совершенству нет. В нашей республике по всем объективным показателям ситуация лучше, чем во многих других регионах, но проблемы есть, и очень серьезные. Ими и будем заниматься.

— Планируете ли Вы для решения этих задач проводить какие-либо кадровые перестановки?

— Безусловно, кадровой революции не будет, вы уже, наверняка, в курсе, что по некоторым ключевым позициям я уже подписал документы, сохраняющие существующее положение дел. Однако некоторые перестановки все же произойдут. В частности, в настоящее время мы анализируем сильные и слабые стороны нашего правительства и приходим к выводу, что необходимо усилить инвестиционную составляющую и в целом экономический блок. Предложения по кадровым перестановкам и усовершенствованию структуры органов власти поручено готовить Премьер-министру нашего Правительства и Руководителю Администрации Президента Башкортостана.

— Что, по Вашему мнению, изменилось в республике, да и в стране, за последние полтора десятилетия? Все ли развивается так, как и должно было, не упущены ли возможности для более значительных достижений?

— Двумя словами на этот вопрос не ответишь. Давайте вернемся в недавнее прошлое, вспомним, как развивались события. Крайне тяжелым был 90-й год. В это время и в республике, и в стране каждый день могло произойти все, что угодно. Ситуация начала выходить из-под контроля государства. Так случилось, что именно в этот год мне пришлось возглавить республику. Я не стремился к власти, но и отказываться было не в моих правилах, потому что я всегда был и останусь государственным человеком и патриотом, мне не безразлично, что происходит в республике и стране. Опыт руководителя Уфимского нефтеперерабатывающего завода, где в то время трудилось больше 10 тысяч человек, безусловно, помогал в новой работе, но в то же время, на заводе система управления была совершенно другой. На предприятии, тем более в то время, была четкая вертикаль власти по всем подразделениям от директора до каждого рабочего. Пришлось привыкать к политическим хитросплетениям, учиться разбираться в потоках противоречивой информации, принимать решения только после ознакомления со всем спектром мнений, которых в политике, наверное, даже не столько же, а больше, чем людей.

Башкортостан в те времена, на первый взгляд, был благополучен — неплохой бюджет, объем промышленной продукции больше, чем во многих союзных республиках. Да и если о политике говорить — секретарь обкома самой крупной автономной республики был, как правило, депутатом Верховного Совета СССР, членом Президиума, членом ЦК КПСС. Только вот толку от всей этой внешней атрибутики было, прямо скажем, немного. Ведь по многим социальным показателям мы занимали в России 50-е, 60-е, а то и 70-е места. В том числе и в таких важнейших вопросах, как количество школ и больниц, уровень телефонизации, строительство дорог.

Назревали серьезные перемены и в республике, и во всей стране. Мне это было особенно хорошо понятно, ведь по работе я часто бывал за границей, в развитых странах, и видел, насколько мы отстаем от Запада. Поэтому мы в республике также начали глубокие преобразования, но старались проводить их не по принципу "разрушить до основанья, а затем..." (это вообще не мой метод), а более сдержанно. Мы просто стали смотреть на провальные направления советской социально-экономической политики и анализировать причины неудач. Так, например, в те времена в республике работало 28 тысяч комбайнов. Это, конечно, была вопиющая бесхозяйственность. Потому что, например, сейчас у нас те же результаты дают 2-3 тысячи, а основную долю уборки выполняет вообще всего одна тысяча высокопроизводительных машин. Это лишь один пример, а сколько тогда было такой вот гигантомании и очковтирательства... Можно еще вспомнить варварское распахивание целины, увеличение посевных площадей только ради красивых цифр в отчетах, тогда как ничего, кроме колоссального вреда природе это не дало. К счастью, наряду с глобальными кризисами в 90-е годы появилась еще и самостоятельность в принятии регионами решений в социально-экономической политике, и сравнительно быстро нам удалось навести порядок. Республика тогда и сейчас — это, безусловно, два совершенно разных региона. И в этом, полагаю, даже не нужно никого убеждать, наши жители прекрасно помнят об отсутствии газа и телефона, о том, какие раньше были школы и дома культуры, спортивные сооружения. Всем известно, каким громким событием раньше была покупка кем-нибудь всего лишь мотоцикла, а сейчас машина есть практически в каждой семье. Нынешние темпы индивидуального строительства в советское время тоже невозможно было представить...

— Вы известны, как консервативный политик, однако о советских временах высказываетесь достаточно жестко...

— Я открыто говорю о том, что думаю. При этом нельзя не признавать, что раньше было и много хорошего. Во-первых — порядок и дисциплина должны быть в любой стране, даже в самой демократичной. В России же, увлеченное строительство демократии в некоторых сферах жизни приводило к анархии. Результатом стал разгул преступности, наркомании, алкоголизма, других асоциальных явлений. Еще одним позорным явлением наших реформ начала 90-ых стал ужасающий размах коррупции и разворовывания государственного добра. Убежден, если бы преобразования были проведены по более мягкому варианту, можно было избежать и развала Советского Союза, и вышеупомянутых социальных потрясений.

— Вы как-то пытались смягчить последствия тех или иных реформ, или вовсе не проводить их на территории республики?

— Такое случалось, когда негативные последствия перемен были для нас очевидными и были возможности что-то сделать. Например, когда вышел указ Ельцина о ликвидации колхозов и совхозов, мы по этому пути не пошли. Мне было понятно, что тогдашние разговоры о том, что индивидуальные фермерские хозяйства обеспечат Россию продуктами — миф. Современный российский менталитет таков, что пока у нас могут работать только крупные хозяйства. Поэтому мы продолжили поддерживать аграрный сектор, переименовав колхозы и совхозы в "акционерные общества", "товарищества на вере" и т.п. Именно поэтому аграрный сектор Башкортостана, находящийся в зоне рискованного земледелия, занимает, тем не менее, лидирующие позиции в стране наряду с южными регионами, где климат значительно благоприятнее для сельского хозяйства. И жизнь на селе налаживается, если раньше в моих почти ежедневных поездках по районам республики люди спрашивали, когда повысят зарплату, когда дадут пенсию, то теперь все чаще задают вопрос, почему в их селе нет вышки для приема сотовой связи...

— Но разве статистика не утверждает, что зарплаты на селе, в том числе и в Башкортостане, с трудом дотягивают до прожиточного минимума?

— Я бы не стал в этом вопросе так уж ориентироваться на статистику. В наших селах почти на каждом дворе полные загоны скота. Как сосчитать, сколько бы это составило в рублях ежемесячно? По статистике, у крестьянина зарплата пара тысяч, а в гараже у многих — новая машина. Это, разумеется, не означает, что мы уже добились безбедной жизни для селян, мы будем и дальше поддерживать аграрный сектор, как, впрочем, и другие социально важные отрасли экономики. Но радует последняя тенденция, когда люди перестают требовать, чтобы все им давало государство, люди начинают понимать, что успех к каждому придет только благодаря упорной работе. Государство же обязано создавать условия для продуктивной работы экономики.

— Приходилось ли Вам сталкиваться с мнением, что Башкортостан добивается успехов только благодаря своей нефтехимической промышленности?

— Несведущие люди часто говорят, что наша республика входит в число ведущих регионов страны лишь благодаря огромным запасам нефти. На самом деле, даже если взять только соседей — Оренбургская область добывает в полтора раза больше нефти плюс 20 млрд. кубов газа; столько же, сколько и мы, добывает Пермский край; немногим меньше — Удмуртия и Самарская область. Нефтеперерабатывающие заводы тоже далеко не только у нас есть. Видимо, о наших предприятиях больше говорят, потому что они в силу тех или иных причин особенно эффективно работают на наш бюджет, на социальную сферу, действительно являясь локомотивом развития республики.

— Как Вы оцениваете уровень участия нашей республики в нацпроектах, объявленных Президентом РФ?

— Проблемы пока есть лишь с "доступным и комфортным жильем". Жилье строится действительно комфортное, но вот назвать его доступным никак нельзя. Одна из проблем — вокруг строительства слишком много запутанных разрешительных и запретительных мер. Образно говоря, для того, чтобы будку для собаки построить, нужно получить три десятка согласований. Все это замедляет процесс, создает коррупционную почву и, в конце концов, приводит к тому, что строится домов меньше, чем могло бы, и стоит жилье очень дорого. К тому же, когда квартиры начинают продаваться, львиную долю цены "накручивают" многочисленные посредники. Здесь нам вместе с федеральным центром стоит подумать о каких-либо более простых способах перехода жилья от строителей к потребителю, возможно, о кооперативах.

Что касается других нацпроектов, Башкортостан не раз на совещаниях в Москве назывался в числе наиболее успешных в этом направлении регионов. Это происходит потому, что социально ориентированная политика Президента России абсолютно совпадает с нашими приоритетами, в соответствии с которыми мы живем уже много лет. И это не может не радовать. Ведь чиновники должны существовать ради людей, а не наоборот. Лично у меня крайнее раздражение вызывает, когда человеку, который стал "большим начальником" становится будто бы тяжело ходить, слова он роняет нехотя, всем видом показывая свое превосходство над "простыми смертными". На эту тему правильно, кстати, сказал Владимир Владимирович, сфера нашей работы — услуги населению, и вести себя нужно соответствующим образом. У меня, бывает, спрашивают, почему я часто посещаю "не президентские" по масштабу мероприятия. Но я убежден, что чиновник любого уровня обязан бывать там, где все люди — в магазинах, на рынках, в деревнях и так далее. Иначе начинается отрыв от действительности и работа не на людей, а на себя и свое окружение.

— Перейдем к теме 450-летия добровольного вхождения Башкортостана в состав России. О многочисленных проектах, которые реализуются к этой знаменательной дате, мы рассказываем практически ежедневно. Хотелось бы спросить, а каковы Ваши личные чувства относительно этого праздника, с чем он для Вас ассоциируется?

— Вы знаете, наш праздник ведь не был придуман в последние годы, он имеет действительно исторические корни и значение. Дата вхождения Башкортостана в состав Великой России абсолютно реальна, именно поэтому Владимир Путин своим Указом утвердил федеральный масштаб празднования. И мои личные чувства связаны с празднованием еще 400-летнего юбилея, которое я очень хорошо помню. Я тогда был рабочим на заводе. Праздник был проведен на достаточно высоком уровне и произвел на меня серьезное впечатление. Надеюсь, что теперь и нам удастся провести юбилейные мероприятия так, чтобы они оставили след в истории и донесли до следующих поколений значение этой даты.

— Муртаза Губайдуллович, не можем в заключение беседы не задать вопрос, который нам часто адресует аудитория. Как Вам удается проезжать полторы тысячи километров по республике и, в то время как молодежь из группы сопровождения валится с ног, еще проводить в Уфе пару совещаний? В чем секрет Вашей физической формы? Не пользуетесь ли Вы какими-либо методиками народной или какой-нибудь еще нетрадиционной медицины?

— Ничего необычного, кроме медосмотра раз в год и ежедневной зарядки по утрам, я с собой не делаю. Если говорить о вредных привычках — не сказал бы, что я веду идеально здоровый образ жизни, просто во всем надо меру знать. Вообще, наверное, это только для молодого поколения, которое, увы, здоровьем не блещет, хорошая физическая форма в моем возрасте вызывает удивление. Раньше люди были значительно крепче. Я взрослел в военные и послевоенные годы, пережил голод, холод, тяжелый физический труд за ушедших на фронт мужчин — и все это только закаливало организм. Вот нам и нужно сделать так, чтобы после успешной реализации нацпроекта по здравоохранению удивление вызывало плохое состояние здоровья, а не хорошее, как сейчас.

Автор:

Лонгриды
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть