Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности. Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:

Прочитать в мобильной версии сайта

РУС

USD 59.23 ↓

EUR 69.80 ↓

12 декабря Вторник

Уфа   °

100 лет назад был принят Манифест, даровавший России гражданские свободы и Государственную Думу

ПОЛИТИКА

17 октября в политической истории России - знаменательный юбилей. 100 лет назад был принят Манифест Николая II "Об усовершенствовании государственного порядка", положивший начало российскому парламентаризму.
У этого Манифеста - своя предыстория. 18 февраля 1905 года после долгих колеба...

17 октября в политической истории России — знаменательный юбилей. 100 лет назад был принят Манифест Николая II "Об усовершенствовании государственного порядка", положивший начало российскому парламентаризму.

У этого Манифеста — своя предыстория. 18 февраля 1905 года после долгих колебаний Николай II издал рескрипт на имя министра внутренних дел Александра Булыгина. В нем царь заявил о своем намерении привлечь народ к участию в предварительной разработке законодательных предложений при условии сохранения самодержавия. Разработанный под руководством Булыгина проект образования соответствующего выборного органа (его было решено назвать Государственной Думой) рассматривался в Совете Министров, а затем — на специальном совещании высших сановников под председательством Николая II. В итоге после долгих и острых дебатов Николай II под давлением либерального крыла правительства в лице, главным образом, его премьера Сергея Витте решил не накалять обстановку в России, дав понять подданным о намерении учесть общественную потребность в наличии представительного органа власти.

Официально всесословное представительство в России было учреждено Манифестом и законом о создании Государственной Думы, изданными 6 августа 1905 года. В Манифесте говорилось: "Ныне настало время... призвать выборных людей от всей земли Русской к постоянному и деятельному участию в составлении законов, включая для сего в состав высших государственных учреждений особое законосовещательное установление, коему предоставляется разработка и обсуждение государственных доходов и расходов". Но эти правовые акты не остановили первую русскую революцию. В разгар Всероссийской политической стачки, 17 октября 1905 года, Николай II подписал Манифест, который объявлял о непреклонной воле монарха "даровать" народу "незыблемые основы гражданской свободы на основах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов" и провозглашал, что "ни один закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной Думы. На Думу также возлагался "надзор за закономерностью действий" исполнительной власти. Манифест завершался призывом "ко всем верным сынам России помочь прекращению неслыханной смуты..., напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле". В ближайшие же дни после принятия Манифеста была объявлена амнистия политзаключенных, Совет Министров возглавил вдохновитель Манифеста Сергей Витте, началось создание многопартийной системы. И уже через четыре месяца состоялись выборы депутатов I Государственной Думы. До 1917 года работали четыре созыва Думы (первые две Думы были распущены царем, первая — не проработала и трех месяцев, вторая — полугода).

Таким образом, именно Манифест 17 октября положил начало отечественному парламентаризму. После его принятия многим казалось, что "теперь начнется новая жизнь". Так, в частности, говорил всесильный в то время петербургский генерал-губернатор Дмитрий Трепов, а видный деятель политического сыска Петр Рачковский вообще считал, что "завтра на улицах Петербурга будут христосоваться". Но вышло с точностью до наоборот. Манифест 17 октября не только не остановил революцию, но дал ей новый импульс. Радикалы из лагеря социалистов и либералов использовали его для усиления борьбы против режима. Именно 17 октября видный кадет Павел Милюков на одном из банкетов заявил своим единомышленникам, что "ничего не изменилось, война продолжается". Сам Николай II, оценивая значение Манифеста 17 октября, писал, что решение дать России гражданские свободы и парламент было для него "страшным", но тем не менее это решение "он принял совершенно сознательно" в надежде на усмирение России. Надежды не оправдались.

По мнению многих соратников Николая II, именно Манифест 17 октября стал предвестником гибели Российской империи. И не только потому, что оппозиция после его принятия усилила борьбу с самодержавием, но и потому, что сама власть не знала и не понимала, что такое парламентаризм, политические партии и общественное мнение в условиях свободы печати. Россия вошла в качественно иное государственное состояние, будучи абсолютно к этому не готовой. "В России, слава богу, парламента нет", — знаменитое изречение премьер-министра Владимира Коковцова, возмутившее депутатов III Государственной Думы, выражало не только неприятие бюрократией парламентаризма, но и элементарное непонимание новых реалий, которые возникли в стране. Неподготовленность власти к политической борьбе в новых условиях сослужила ей недобрую службу. Государственная Дума стала легальным центром борьбы против самодержавия. В конце концов противостояние Государственной Думы и царизма закончилось победой первой. По злой иронии судьбы отречение Николая II приняли два думских депутата Василий Шульгин и Александр Гучков. Конечно, во взаимоотношениях Думы и императорской власти было не только политическое противостояние. Время от времени обе стороны приходили к согласованным трезвым решениям, но все равно взаимное недоверие, часто переходящее в ожесточенную борьбу, заметно усиливало общественный раскол. "Социальный контракт" с государством в виде Манифеста 17 октября (по терминологии Гучкова) оказался малоэффективным. Но сам факт учреждения российского парламента означал наступление новой эпохи в развитии государственности нашей страны.

Почти 90 лет спустя, в 1993 году Государственная Дума снова появилась на российской политической сцене. И сегодня можно говорить об определенных исторических аналогиях с деятельностью ее предшественницы. Депутаты Государственной Думы готовятся широко и торжественно отметить 100-летие российского парламента. Но при этом небезынтересно, как воспринимает общество их деятельность. К 100-летию издания Манифеста 17 октября 1905 года ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения) представил данные о том, как россияне оценивают деятельность нынешней Государственной Думы в целом и ее работу за последние полтора года. Выяснилось, что большинство россиян (60 процентов) в целом не одобряют деятельность Думы, довольны ее работой только 22 процента опрошенных. Итоги работы нижней палаты парламента за последние полтора года 44 процента россиян оценивают нейтрально, так как, по их мнению, от нее и принимаемых ею законов мало что зависит в реальной жизни. Каждый пятый (18 процентов) затрудняется с оценками. В целом положительно ее работу воспринимают 13 процентов респондентов: с их точки зрения, Госдума приняла ряд законов, улучшающих жизнь населения страны. Практически вдвое большее число опрошенных (25 процентов) оценивают деятельность этого института за последнее время в целом отрицательно. По их мнению, ряд принятых законов ухудшает жизнь россиян. Социологические данные подобных опросов последних лет, к сожалению, не особенно отличаются. Как правило, процент отрицательных отзывов о работе Думы значительно превышает показатель позитивных откликов. Это уже позволяет говорить об определенных тенденциях в ее развитии и, конечно, эффективности ее деятельности.

Автор: Марина Шумилова

Лонгриды
Новости партнеров
Яндекс цитирования
Рейтинг ресурсов "УралWeb"
закрыть